Неделя 5-я по Пятидесятнице. Исцеление Гергесинских бесноватых

Мф., 28 зач., 8, 28–9,1

И когда Иисус прибыл на другой берег в страну Гергесинскую, Его встретили два бесноватые, вышедшие из гробов, весьма свирепые, так что никто не смел проходить тем путем. И вот, они закричали: что Тебе до нас, Иисус, ? пришел Ты сюда прежде времени мучить нас. Вдали же от них паслось большое стадо свиней. И бесы просили Его: если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней. И Он сказал им: идите. И они, выйдя, пошли в стадо свиное. И вот, всё стадо свиней бросилось с крутизны в море и погибло в воде. Пастухи же побежали и, придя в город, рассказали обо всем, и о том, что было с бесноватыми. И вот, весь город вышел навстречу Иисусу; и, увидев Его, просили, чтобы Он отошел от пределов их. Тогда Он, войдя в лодку, переправился обратно и прибыл в Свой город.

В сегодняшнем евангельском повествовании говорится о том, как Господь показал Свою Божественную власть над всей невидимой адской силой злых духов. Это чудо совершил Он на восточном берегу моря Галилейского, в стране Гергесинской, как пишет святой евангелист Матфей, или Гадаринской, как повествуют святые евангелисты Марк и Лука. Так называлась эта страна по двум городам: Гергеса, развалины которого находятся почти напротив Капернаума, и Гадары, который был далее на юг, при потоке Иеромаке или Иавоке. Множество гробниц-пещер и теперь видно в диких ущельях пустынных гор Галаадских, подступающих крутыми обрывами к самому берегу озера Галилейского. В этих мрачных, нередко обширных пещерах укрывались и разбойники, которых всегда было много в Палестине, и разные сумасшедшие и бесноватые, для которых было несносно общество людское.

Ужасное зрелище человеческих страданий ожидало милосердного Человеколюбца с Его учениками в стране Гергесинской. И когда он прибыл на другой берег (лишь только вступил Он на противоположный от Капернаума берег моря) в страну Гергесинскую, Его встретили, сами вышли навстречу Ему, влекомые невидимой силой Божией, два бесноватые, вышедшие из гробов (из пещер, где погребали). Издревле было заблуждение, будто души грешников по смерти бывают бесами; и теперь некоторые невежды верят рассказам о тенях мертвецов, о выходцах с того света; чтобы укрепить в умах людей это суеверие, бесы принуждали несчастных бесноватых жить в гробах, т.е. в пещерах, где погребали умерших тем более, что такие места обыкновенно считались нечистыми. Бесноватые, вышедшие навстречу Господу, были, как говорит евангелист, весьма свирепые, так что никто не смел проходить, нельзя было никому безопасно проходить тем путем. Особенно был лют один из них, человек известный в городке Гергесе, так что святые евангелисты Марк и Лука, дабы нагляднее представить чрезвычайные страдания этого бесноватого и великую чудодейственную силу Господа Иисуса, только об одном этом бесноватом и рассказывают в своих Евангелиях, вовсе не упоминая о другом. Святитель Иоанн Златоуст говорит: «что Лука и Марк упоминают об одном беснующемся, а Матфей – о двух, то это не показывает между ними разногласия. Только тогда было бы разногласие, если бы Лука и Марк сказали, что другого бесноватого не было вовсе. Мне кажется, что Лука упомянул только о том, который был самым лютым из них». Они говорят, что этот несчастный одежды не носил, что он и закованный в железо часто со страшной силой разрывал цепи и разбивал оковы на руках и ногах, что никто не мог укротить его; и день и ночь проводил он в гробницах и в горных ущельях, и так одичал, так освирепел, что, гонимый бесом по пустыне, неистово кричал и уродовал свое тело, ударяясь о камни. Увидев издалека Иисуса Христа, он прибежал к Нему, вскричал, пал перед Ним и громким голосом сказал: «Что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? умоляю Тебя… заклинаю Тебя Богом, не мучь меня!» (Мк. 5:3–9; Лк. 8:27–30). Чтобы успокоить страдальца, помочь ему прийти в сознание, собраться с мыслями, Господь спросил бесноватого: «как тебе имя?» Но сила зла так овладела всем существом несчастного, что он не мог припомнить своего настоящего имени, а бесы, в трепете перед всемогущей силой Господа, как бы желая ободрить себя своей многочисленностью, отвечали устами бесноватого: «легион имя мне, потому что нас много». Легион — это подразделение римской армии, которое насчитывало от четырех с половиной до шести тысяч человек. И поскольку римская армия во времена земной жизни Спасителя была самой могущественной в мире, смысл слов демонов был двоякий: «Нас много» и «Мы могучи». бесы хотят сказать, что их очень много, что они составляют силу великую… Но эта сила тут же и трепещет от силы Христовой.

Святой Матфей говорит об исцелении обоих бесноватых, и потому опускает эти подробности. И вот, говорит он, они закричали: что Тебе до нас, Иисус, Сын Божий? Что Ты хочешь делать с нами? Какое Тебе дело до нас? Могли ли так взывать к неизвестному Страннику, Которого в первый раз видели, люди, жившие в языческой стране? Могли ли они от себя называть Его по имени, да еще Сыном Божиим? К тому же они были вне себя… Ясно, что устами их взывали злые духи, о которых слово Божие говорит, что они «веруют и трепещут» (Иак. 2:19), которые предчувствовали, что Господь изгонит их из людей, но были связаны Божиим повелением – не увлекать несчастных страдальцев в пустыню, а встретить Господа на берегу моря. И вот, «тогда как люди почитали Его за человека, бесы, как говорит святитель Златоуст, пришли исповедать Его Божество, и те, которые еще оставались невнимательными при укрощении бури на море, услышали теперь демонов, взывавших о том, о чем возвещало море своей тишиной». Не благоговение перед Господом заставляло бесов называть Его Сыном Божиим, – для них нестерпимым мучением было само присутствие Христа: «будучи пронзаемы, воспламеняемы, они невидимо наказывались и обуревались, сильнее моря», как выражается Златоуст. И устами обуреваемых ими людей они «исповедуют свою вражду, как говорит тот же святитель, не могут сказать, что они не согрешили, признают, что для них настанет время Страшного Суда и осуждения на вечные муки, и только как бы упрекают Господа Иисуса», жалуются, что Он прежде времени отнимает у них власть мучить людей, и тем самым их подвергает мучению; пришел Ты сюда прежде времени мучить нас. «Бесы умоляли Его, – говорит Златоуст, – и заклинали не ввергать их в бездну. Они думали, что теперь настало время их вечного наказания. поелику застал их делающими нестерпимые лютости и злодеяния, когда они мучили Его творение, то и думали, что Он не будет отлагать времени наказания. Таким образом те, коих не могли удержать и узы железные, приходят связанные; те, кои бегали по горам, выходят на поле; те, кои другим преграждали путь, останавливаются, увидев Преграждающего им самим путь». Святой Марк повествует, что «много просили Его, чтобы не высылал их вон из страны той» (Мк. 5:10), из страны Гергесинской, где жили язычники, и потому бесы имели там большую власть над людьми. А святой Лука говорит, что бесы умоляли Господа, чтобы не приказывал им идти в бездну, в глубины мрачного ада, в темницу духов, где уготованы им вечные муки. Из этого видно, как страшны муки адские, если сами бесы страшатся их.

Обратите внимание, что в Евангелии говорится: вдали же от них паслось стадо свиней. Вдали — значит в пределах досягаемости человеческого взора, может быть, до них было несколько километров, мы не знаем точно. То есть действительно близ этого места никто не смел проходить, потому что бесноватые, видимо, нападали на путников, устрашали и, может быть, даже избивали их. Однако нужно понимать, что расстояние до той местности, где эти бесноватые жили, все же не было слишком большим – можно было увидеть пасущееся вдалеке стадо свиней, то есть там люди все-таки решались заниматься своими делами, в частности пасти свиней. Конечно, как всеведущий Бог знал, что в тех склепах живут бесноватые, может быть, и ученики Его знали, что проходить там опасно, но Господь нарочно пристал к берегу именно там, где находились эти люди.

И бесы просили Его: «Если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней». Здесь просто упоминается о большом стаде, другие евангелисты говорят, что свиней было две тысячи, то есть стадо было огромным. Демоны были готовы даже перейти из человеческого тела в свиней, только бы остаться на земле и не пойти в бездну. Мы должны очень внимательно рассмотреть это место Евангелия: безусловно, демоны более, чем кто-либо другой, знают, что происходит в адской бездне. Им известны страшные мучения, которым там подвергаются не только души грешников, но и сами падшие духи. Не нужно думать, будто бы демоны, мучая других, сами блаженствуют. Начиная с момента своего отпадения от Бога, они сами пребывают в невыносимых, нескончаемых мучениях, и это страшное состояние сообщают другим, по зависти желая, чтобы и люди подверглись тем страданиям, какие испытывают демоны. Это, собственно, и есть загробное мучение. Не нужно наивно думать, как некоторые невежественные люди, что в преисподней горит вещественный огонь или, грешники испытывают какие-нибудь другие вещественные муки, например невыносимый холод. Ощущения там до какой-то степени подобны нашим телесным ощущениям – жжению или замерзанию, но имеют духовное происхождение, их источником являются сами демоны.

Испытывая постоянное внутреннее, умственное беспокойство и мучение, своей могущественной, сверхъестественной силой они воздействуют на человека, желая причинить ему страдания. Демоны, существа крайне гордые, некогда превознесшиеся и пожелавшие стать равными Богу, были готовы перейти в свиное стадо только для того, чтобы не оставлять землю, где они испытывают некоторое утешение, где нет таких страданий и мучений, какие в преисподней терпят и люди, и сами демоны. Эти мольбы, эти жалобы и упреки бесов, что Господь пришел мучить их, сами собой обличали нелепую хулу фарисеев, будто Господь изгонял бесов силой князя бесовского. Вдали же от них (от бесноватых) паслось большое стадо свиней. Закон Моисеев строго запрещал евреям держать свиней, как животных нечистых. Вероятно, это стадо принадлежало язычникам, Гергесинцам; а может быть евреи держали стадо вопреки Закону для торговли с язычниками, доставляя, например, мясо свиное для прокормления римских легионов. И бесы просили Его: если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней. Если запрещаешь мучить людей, то позволь, по крайней мере, мучить свиней. Для бесов невыразимое страдание уже в том, что не могут без попущения Божия никому вредить. И Он сказал им: идите. «Для чего Христос исполнил прошение демонов? – вопрошает святой Златоуст и отвечает. – Он сделал это не потому, что убежден был ими, но по многим премудрым целям. Во-первых, чтобы освобожденным от них показать, как велик вред, причиняемый этими мучителями; во-вторых, чтобы всех вразумить, что бесы без Его позволения не смеют прикасаться даже и к свиньям; в-третьих, чтобы дать понять, что бесы гораздо более жестоко, нежели со свиньями, поступили бы с людьми, если бы они в таком несчастье не удостаивались великого промышления Божия, потому что всякому известно, что бесы ненавидят нас более, нежели безсловесных животных. В-четвертых, чтобы погибель свиней убедила всех, что бесы вышли». Итак, бесы, гонимые силой Христовой, вышли из одержимых ими людей: И они, выйдя, пошли в стадо свиное. И вот, в ту же минуту, с яростью бешенства все стадо свиней бросилось (а их, напомню, было до двух тысяч, как пишет святой Марк), с крутизны (по крутому спуску) в море и погибло в воде.

Мы знаем, что животным свойственен инстинкт самосохранения. Никакое животное никогда не убьет само себя, как делают некоторые отчаявшиеся люди. У человека разум господствует над телом, и мы можем, превозмогая свою природу, совершить поступок как добрый, так и ужасный, отвратительный, вплоть до самоубийства. Но вот это огромное стадо вдруг, ни с того ни с сего, как, казалось, находившимся там пастухам, бросилось с крутизны в море. Таково зло в своей природе: оно коварствует и разрушает само себя; безумное, слепое и самоубийственное, оно может только губить и скорее погибнет само в общем разрушении, к которому стремится. Злые духи тьмы, в ожесточенной ненависти против Царя света – Христа, захотели в людях возбудить против Него негодование! «Погублением свиней, – говорит блаженный Феофилакт, – демоны хотели огорчить их хозяев, чтобы они не приняли Христа». «Итак, если бесы не пощадили свиней, – говорит Златоуст, – то тем более сделали бы это с людьми, если бы провидение Божие не обуздало их». Но для чего Господь попустил погибнуть свиньям? Для того же, для чего и теперь Он попускает падеж скота, наводнения, град, пожары и другие беды; для того, чтобы вразумить людей, что душа человека несравненно выше тысячи ста д свиней, а человек, заботясь о свиньях, часто вовсе забывает о своей душе.

Лишением свиней Он как бы так говорил Гергесинцам; вы служите своим страстям, угождаете своей плоти, как свиньям; смотрите, чем может кончиться это ваше служение плоти: бесы, которые овладели вашими душами, доведут и вас до погибели, как этих свиней. «Бесы стараются привести людей в отчаяние, – говорит Златоуст, – и увеселяются их погибелью. Так диавол поступил и с Иовом, но Бог прославил раба Своего и все обратил на главу диавола». Наконец, Господь попустил бесам погубить нечистых животных еще и для того, чтобы обличить саддукеев, которые, конечно, должны были услышать об этом чуде: они не верили, что есть духи невидимые, – чудо над бесноватыми показало, что эти духи существуют, иначе, – кто же заставил две тысячи свиней броситься в море?… «Достойно замечания, – говорит Златоуст, – что где имя Господа было известно, там Он не очень много показывал Себя; но где никто не знал Его, там Он совершал славные чудеса, дабы привлечь людей к познанию Его Божества».

Однако, жители Гергесинской страны были недостойны таких чудес, что видно из последующей истории.

Итак, все стадо свиней бросилось с крутизны в море и погибло в воде. Пастухи же, пасшие свиней, – говорит евангелист, – побежали… Если это были евреи, то они испугались, как бы Господь не наказал и их за явное нарушение Закона Моисеева, а если язычники, то, как им было отвечать перед хозяевами свиней? …и, придя в город, рассказали обо всем, и о том, что было с бесноватыми. рассказали в Гергесе, что прибыл из Галилеи на лодке неизвестный Человек, что Он исцелил бесноватых, что тотчас после этого все стадо свиней бросилось в море и потонуло. И вот, весь город (от мала до велика) вышел навстречу Иисусу. И как было не выйти посмотреть на такого Чудотворца? Но если бы не погибли их свиньи, то, может быть, и не вышли бы… Другие евангелисты говорят, что Гергесинцы увидели бесноватого, а может быть и обоих, исцеленными, у ног Иисуса Христа: они были уже одеты, в здравом уме и слушали кротко слово Христово. Можно было ожидать, что пораженные чудом Гергесинцы будут просить Господа Иисуса остаться у них, как просили потом благоразумные Самаряне исцелить других больных, научить их вере истинной; однако, вместо этого они просили об одном – чтобы Чудотворец скорее покинул их… и, увидев Его, просили, чтобы Он отошел от пределов их. Не радовались они даже исцелению бесноватых; им было жаль своих свиней. «Познай из этого, – говорит блаженный Феофилакт, – где свинская жизнь, там живет не Христос, а живут демоны». Говорил некогда и апостол Петр: «выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный» (Лк. 5:8), но это был голос смиренной веры, благоговейный страх от сознания своего недостоинства.

Не такой страх овладел Гергесинцами. Они как бы так рассуждали: страшен этот Чудотворец для нас, подальше бы от Него; без Него спокойнее будет жить, как жили доселе, можно и грешить по-прежнему. И Господь удалился от них, оставил их одних, согласно их желанию. Так иногда Бог в гневе Своем внимает врагам Своим и не внимает любящим Его. Мы не можем строго судить Гергесинцев: они были язычники. Но не то же ли бывает и с нами, грешными, в годину Божия посещения земными скорбями и бедствиями? Вот, например, появилась сейчас  ужасная смертоносная болезнь: смерть собирает вокруг нас свою жатву; сердце наше трепещет от страха; мы просим Господа, – да мимо идет Его гнев праведный… Но крепко ли при этом наше желание, наше сердечное Богу обещание – раскаяться в прежних грехах и начать новую жизнь по заповедям Божиим? Не таится ли, напротив, в самой глубине сердца нашего тайное желание поскорее успокоиться от страха смертного, опять закрыть глаза и заснуть в привычном порядке прежней греховной жизни?.. «Отметим кротость Иисуса Христа, – говорит святой Златоуст, – соединенную с могуществом. Когда жители той страны, столь облагодетельствованные Им, принуждали Его удалиться, то Он без сопротивления удалился, оставил показавших себя недостойными Его учения, дав им наставниками освобожденных от демонов и пасших свиней, дабы узнали от них о всем случившемся». Какой прекрасный урок для всех, кто творит добро ближнему, но не видит за это добро благодарности от ближнего! Чем меньше получишь ты благодарности за добро от людей, тем дороже будет твое добро в очах Божиих. Кто усиленно ищет благодарности от людей, тот не благодетель, а только заимодавец и даже – торгаш. «И блажен будешь», – говорит Господь, – «что они не могут воздать тебе, ибо воздастся тебе в воскресение праведных» (Лк. 14:14). Святой Лука повествует, что исцеленный Господом бесноватый, а может быть и оба, умоляли Господа позволить им не разлучаться с Ним. Может быть, бесноватый боялся, чтобы бесы опять не овладели им, когда не будет с ними Господа; или из чувства благодарности в сердце он пожелал быть постоянным учеником своего Исцелителя. Но Господь поручил ему великое и святое дело: «возвратись в дом твой», – сказал Он ему, – «и расскажи, что сотворил тебе Бог» (Лк. 8:39). Господь оставил Гадарян, которые оказались недостойными Его присутствия, но Он не хотел удалиться от них, не оставив среди них свидетеля. Этот свидетель должен был проповедовать благодать и всемогущество Господа, Который готов был исцелить и всех Гадарян от их душевных недугов так же, как исцелил Он бесноватого. И он, этот исцеленный, безпрекословно исполнил волю Господа: «он пошел и проповедывал» не только «но всему городу», из которого сам происходил, но и по всему Десятиградию, «что сотворил ему Иисус» (Лк. 8:39). И все дивились чуду Божию, совершенному над ним.

Но только не жители Гергесина. Они, соблазнившись гибелью своего стада, обратили внимание не на чудо, а только на материальную сторону происшедшего, испугались, что могут лишиться и другого своего имущества, и попросили Господа Иисуса Христа их покинуть. Тогда Он, войдя в лодку, переправился обратно и прибыл в Свой город. Смотрите: Господь Иисус Христос пришел в это пустынное место и исцелил этих двух людей несмотря на то, что, как всеведущий, Он, конечно, знал, какое великое унижение Его постигнет. Спаситель не погнушался этими людьми, не смутился тем, что придется вытерпеть унижение, но помог им и таким образом подал пример того, как действительно нужно любить ближних: не пренебрегать никаким человеком, если имеешь возможность ему помочь, и не взирать ни на какие неприятности, которые могут за этим последовать.

Только для того, чтобы остаться на земле, демоны хотели войти в свиное стадо. Их имя является синонимом гордости, а сами они – ее изобретателями, потому что гордость – это первый грех, изобретенный дьяволом и сообщенный им всем ангелам, которые пожелали его слушать, приняли его учение и пали, став демонами. И вот, эти крайне гордые существа устремились в свиней, чтоб не возвращаться в адскую бездну, потому что знали, что их там ждет. Как же мы должны быть внимательны к себе, как должны понуждать себя к смирению, быть готовыми на всякое унижение для того, чтобы избежать будущего мучения! Если даже, так сказать, сама гордость пожелала унизиться, чтобы избегнуть страданий хотя бы на некоторое время, то, на что должны решиться мы, чтобы избавить себя от вечных мук навсегда? Из этого евангельского эпизода нам необходимо извлечь для себя урок смирения – научиться смирению, как это ни странно звучит, у демонов.

Преподобный Григорий Синаит говорит, что истинно смиренный человек считает себя хуже скотов и даже самих демонов, потому что побеждается ими. Поэтому пусть нам будет уроком поведение этих падших духов, готовых на самое отвратительное унижение, какое только можно себе представить, – на пребывание в свинье, самом мерзком, низком животном, которое является синонимом грязи и низости. Пусть это послужит примером для нас – людей, которые не хотят потерпеть ни малого унижения, ни какого-либо упрека, не хотят сами себя укорять и смирять, но думают о себе высоко, не понимая, что это может привести к вечной погибели.

Мы должны были бы всячески стремиться при помощи смирения искоренить в себе всякую страсть. Но прежде всего нам следует искать смирения, потому что эта добродетель делает человека открытым для действия благодати. Если в нас нет смирения, то прочие добродетели пребывают в нас бездейственными, слабыми, как бы сухими, по той причине, что не получают поддержки свыше. Всякая добродетель заключает в себе две составляющие, два действия: человеческое и Божеское, наше собственное понуждение и Божественную благодать, Божественное действие, или, как говорили древние православные богословы, – синергию, то есть содействие.

Мы должны изо всех сил понуждать себя и в то же время просить помощи у Бога, потому что мы не в силах помочь себе сами. Нужно и Божественное содействие, но оно приходит только к смиренным. Если нет смирения, то, как ты ни молись, как ни ищи благодати, – ты ее не найдешь. Благодать приходит не от уединения, не от исполнения большого молитвенного правила, не от другого чего, но единственно от смирения. Если мы и уединяемся, строго постимся и совершаем другие подвиги, то все это делается ради смирения. Уже приобретя его, мы можем получить свыше Божественную помощь, и наша добродетель одухотворится и наполнится внутренней силой.

Смирение – одна из важнейших добродетелей в деле спасения. Другое дело, что его нельзя приобрести, так сказать, одним мечтанием, одним только понуждением себя именно к этой добродетели, не понуждая себя ко всем прочим. В то же самое время, стараясь исполнять то, что нам заповедал в Евангелии Спаситель, мы должны всегда помнить о смирении, потому что только тогда мы получаем помощь свыше. И когда в нас ослабевает усердие к приобретению этой добродетели, нужно напоминать себе о тех ужасных мучениях, невыносимых бесконечных страданиях, которые ожидают в будущей жизни людей нераскаявшихся и о которых свидетельствует и страх самих демонов перед адской бездной.

Вспоминая эпизод, переданный в сегодняшнем евангельском чтении, будем сами себя подбадривать, устрашать и укорять примером демонов, — это не значит, конечно, что мы должны им подражать. Но поскольку демоны сами боятся мучений, то, взирая на них, и мы должны устрашиться будущих мук, которые ожидают в будущей жизни и всех духовных существ, и нас самих, людей падших, если мы не покаемся.

Рекомендуем прочитать:

Рекомендованная статья

Неделя 9-я по Пятидесятнице. О чуде хождения по водам

Неделя 9-я по Пятидесятнице. О чуде хождения по водам

Мы на собственном опыте иногда обнаруживаем это, когда, встав на молитву, неожиданно осознаем, что не имеем более не только прежнего дерзновения к Богу, но даже и внимания. Все это оттого, что наш ум начал колебаться. Неважно, чем было вызвано в нас это колебание, подобное бурному волнению на Геннисаретском озере, смутившему апостола Петра.