Неделя 3-я по Пятидесятнице. Ищите Царства Божия и правды Его…

Мф., 18 зач., 6, 22–33

Сказал Господь: светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло; если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно. Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма? Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне. Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды? Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их? Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть? И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них; если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры! Итак не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам.

Сегодня мы читаем небольшой отрывок из Евангелия от Матфея, несколько строк так называемой Нагорной проповеди Христа. Нагорная проповедь – это квинтэссенция христианского учения, здесь собраны основные высказывания Христа о нравственном облике христианина, это его новые заповеди, которые дают человечеству этические нормы и ценностные ориентиры, новые цели земной жизни, путь к спасению.

Язык Христа полон образов, иносказаний. Его слова нельзя воспринимать буквально, но и слишком абстрактно, домысливая, тоже нельзя. Нужно помнить, что Господь говорил с простым народом, так, чтобы смысл сказанного был ясен. Он применял в речи те обороты, которые были понятны евреям того времени. Но и сегодня эти поучения близки нам, они воспринимаются практически интуитивно, обличая нашу совесть и являясь мерилом нашей праведности.

Давайте еще раз внимательно прочтем строки Евангелия, и мы увидим, что предлагаемый отрывок Нагорной проповеди можно по смыслу разделить на три условные части. Первая повествует нам о светильнике – оке. Под оком, по словам Феофана Затворника, следует понимать ум, а под телом – весь состав души. В книге «Мысли на каждый день года по церковным чтениям Слова Божия» он дает такое объяснение этому отрывку: «когда ум прост, тогда в душе светло; когда же ум лукав, тогда в душе темно. Что такое ум простой и ум лукавый? Ум простой тот, который принимает все, как написано в слове Божием, и несомненно убежден, что все так и есть, как написано: никакого хитроумия, никаких колебаний и раздумья нет в нем.

Ум лукавый тот, – пишет далее преподобный Феофан, – который приступает к слову Божию с лукавством, хитрым совопросничеством и подъискиваниями. Он не может прямо верить, но подводит слово Божие под свои умствования. Он приступает к нему не как ученик, а как судия и критик, чтоб попытать, что-то оно говорит, и потом или поглумиться, или свысока сказать: «да, это не худо». У такого ума нет твердых положений, потому что слову Божию, очевидно, он не верит, а свои умствования всегда неустойчивы: ныне так, завтра иначе. Оттого у него одни колебания, недоумения, вопросы без ответов; все вещи у него не на своем месте, и ходит он впотьмах, ощупью. Простой же ум все ясно видит: всякая вещь у него имеет свой определенный характер, словом Божиим определенный, потому всякой вещи у него свое место, и он точно знает как себя в отношении к чему держать, — ходит, значит, по дорогам открытым, видным, с полною уверенностью, что они ведут к настоящей цели.»

«Что значит глаз для тела, то самое и ум для души», – объясняет святитель Иоанн Златоуст. Если же око твое будет худо, если глаз твой болен или нечист, то он плохо видит, и тогда ВСЕ все тело твое будет темно: ты не будешь видеть даже собственных членов твоих. итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма? Если ослепим ум, то чем смотреть будем? Заградив источник, иссушишь и реку; подобным же образом, если разум, просвещенный светом истинной веры, ты помрачишь пристрастием к земному, то какова же будет тогда эта непроглядная тьма, этот мрак страстей, который охватит со всех сторон твою душу? «Когда кормчий, – говорит Златоуст, – сделается добычей волн, когда светильник угаснет, когда вождь будет пленен, – тогда какая надежда остается для подчиненных? Бог даровал нам ум для того, чтобы мы рассеивали мрак неведения, имели правильное понятие о вещах и, пользуясь им как светом, пребывали безопасны». Блаженный Августин так толкует слова Христовы: «Если око твое будет чисто, если твое намерение честно и богоугодно, то все дела твои, совершаемые с этим намерением, будут также чисты и праведны; они будут светлы. Если же око твое будет лукаво, если твое намерение осквернено и омрачено плотским похотением и пожеланием временных благ, то все твои действия, проистекающие из этого нечистого побуждения, будут причастны мраку».

Желая яснее показать, что в сердце человека не могут ужиться две заботы: забота об угождении Богу и забота о богатстве, Спаситель приводит еще пример: Никто не может служить двум господам, если они будут приказывать противное один другому: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Сначала Спаситель говорит просто о двух господах, не называя их по имени, чтобы заставить слушателей согласиться с тем, что Он говорит истину. Затем уже и по именам называет тех, кого Он разумеет под господами: Не можете служить Богу и маммоне, надобно вам выбрать кого-нибудь из двух: или Бога, или маммону. Маммоной у Сирийцев назывался бог или идол богатства, а Евреи под этим словом понимали просто богатство. «Маммона есть всякая неправда, – толкует блаженный Феофилакт, – неправда же – диавол. Мы поставляем себе в господина диавола, когда исполняем его волю, равно и наше чрево делаем богом; поэтому не можем мы работать Богу, если работаем маммоне». «Человек, – говорит блаженный Августин, – или Бога будет ненавидеть, а диавола любить, или диаволу станет усердствовать, а о Боге нерадеть. Так и бывает с людьми грешными, хотя они никогда не сознаются, что любят сатану, а Бога ненавидят». «Если ты раб житейских попечений, – говорит святитель Филарет, – то не можешь в то же время быть рабом Божиим». «Бог, – поучает святитель Златоуст, – однажды навсегда сказал, что служение Богу и маммоне не может быть вместе соединено. Ибо маммона велит похищать чужое, а Бог повелевает отдавать и свое; Бог повелевает вести жизнь целомудренную, а маммона жить блудно; маммона повелевает упиваться и пресыщаться, а Бог напротив – обуздывать чрево; Бог повелевает презирать настоящие мирские блага, а маммона – прилепляться к ним; как же после этого ты говоришь, что служение Богу и маммоне может быть соединено вместе?» Нет, для вас вредно не только пристрастие к богатству, но даже излишняя заботливость о самых нужных вещах: Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей (для жизни вашей), что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. И были такие избранники Божии, которые буквально исполняли эти слова Христовы; не думали сегодня о том, что будут есть завтра, где преклонят голову свою; питались чем Бог послал, обитали, где пришлось, и Бог видимо являл над ними Свой дивный Промысл: многим посылал пищу даже через Ангела. Таков был преподобный Александр, основатель обители неусыпающих; таков был Виссарион, проводивший, по выражению песни церковной, «птичее житие»: всю жизнь он скитался по песчаной пустыне, не имея ни кельи, ни лишней одежды; такова же была преподобная Мария Египетская, много лет не видевшая лица человеческого…

Но это подвиг, на который не всякий имеет право самонадеянно вступить; это путь особых избранников благодати Божией. И между святыми не все были способны к такому великому подвигу. Иной просто по лености не захочет трудиться и станет прикрывать эту леность якобы надеждой на Промысл Божий. Нет, не безпечности учит Господь наш; Он не запрещает трудиться: труд – дело, Богом благословенное. И в раю Бог заповедал Адаму труд, а по изгнании из рая тем более повелел ему в поте лица доставать и снедать хлеб свой. Трудились все святые Божии; так, апостол Павел своими трудами доставал себе пропитание и другим дал строгую заповедь: «если кто не хочет трудиться, тот и не ешь!» (2Фес. 3:10). Спаситель запрещает только такие заботы, которые заставляют человека забывать о Боге, заботы о том, что для нас излишне, ненужно, что составляет прихоть и, во всяком случае, находится не в нашей власти, а в руках Божиих. Поэтому-то «не сказал Господь просто: не заботьтесь, а прибавил: для души вашей, т.е. не предавайтесь всей душой вашей таким попечениям. Господь не сказал – сложи руки и сиди без дела: Я подам тебе пищу и одежду; но не будь, говорит, раб чрева твоего, не предавай всего ума твоего на попечение о плоти». Так толкуют слова Христовы и святые отцы: «Что же, – вопрошает святитель Златоуст, – неужели все бросать? Тогда как же будет жить? Ужели не должно сеять? Нет, Он не сказал, что не должно сеять, не нужно работать, но что не должно быть малодушным и изнурять себя заботами. Он велел и кормиться, но не заботиться чрезмерно о пище. По крайней мере, помыслив о безполезности такой заботы, оставь ее. Христос сказал: «не заботьтесь для души вашей» – не потому, будто душа имеет нужду в пище – она безтелесна, но потому, что она не может пребывать в теле, если оно не питается.

Душа не больше ли пищи, – говорит Господь, – и тело одежды? Итак, Кто создал плоть, имеющую нужду в пище, Тот не даст ли ей и пищи? «Сей, но не мучь себя заботами безполезными. Хотя бы ты прилагал в тысячу раз больше забот, однако, не дашь дождя, ни солнца, ни ветра, от чего семя приносит плод. Это дает один только Бог». «По благости Своей, – говорит блаженный Августин, – Бог дал тебе жизнь, сотворил Он чудный состав телесный; неужели не достанет у Него могущества и благости, чтобы давать тебе и все то, что нужно для жизни: пищу, одежду, жилище? Ведь все это малоценнее твоей жизни: к чему же безпокойство и тревожные заботы обо всем этом?» Ты не вечно будешь жить на земле: зачем же так много суетиться, так много заботиться об удобствах этой жизни, забывая вовсе о жизни вечной?

В продолжение своей мысли Христос напоминает нам о нестяжании. Ведь маммона – это образ богатства, материальных благ. Излишнее попечение о собственном достатке удаляет нас от Бога, делает человеческое сердце гордым. Спаситель указывает нам на многообразие окружающего мира, о котором печется Господь. Птицы и растения не заботятся о завтрашнем дне и пребывают в довольствии. Так неужели о своем лучшем творении Господь не позаботится?

Довольно с тебя заботы о хлебе насущном, о том, что необходимо; остальное оставь на волю Бога Промыслителя: даст Бог – благодари и во славу Его употребляй; не даст – буди Его святая воля, смирись, скажи: «не стою я, Господи», и опять благодари, что не дал; кто знает, если бы Бог дал, чего тебе хотелось, то ты употребил бы это себе на погибель. Бог лучше тебя знает, что тебе полезно, а что вредно.

Некоторые люди, читая этот отрывок из Евангелия, приходят в смущение. Что же теперь, совсем не работать и не заботиться о будущем?

Конечно, Господь не призывает нас к праздности. Он лишь хочет уберечь от суетности. Если бы, выполняя ежедневные обязанности, люди больше надеялись на Господа, вверяли себя Ему, насколько проще и радостнее была бы наша жизнь! Задумайтесь, большинство всех стрессов современной жизни проистекает из-за страха перед завтрашним днем – кризисы, войны, нестроения, теперь вот коронавирус приключился. Нас занимают мысли: в чем хранить сбережения, куда ехать отдыхать, какой ремонт сделать, многие из нас заняты постоянной мыслью, как свести концы с концами и в этой суете Бог отходит на последний план. Мы забываем, что все в руках Божьих и делается только по Его промыслу. Мы надеемся на собственные силы или на близких, и, зачастую, эти надежды не оправдываются. Отсюда проистекают скорби, жизнь кажется бессмысленной, ведь погоня за материальными благами не имеет конца, и не приносит душевного спокойствия.

Только ежедневный труд над собой, стремление угодить одному господину – Отцу Небесному откроет нам врата рая.

Только вера в милость Божию, в то, что Господь есть Любовь, может дать нам опору и стабильность в самые темные времена. Так давайте доверимся Милостивому Богу, который для нас создал этот мир, наполнив его удивительными растениями и животными, мудро устроив всю Вселенную. Не бойтесь и доверьте Богу свою жизнь, а сами займитесь спасением собственной души, ведь без вашего произволения даже Господь не в силах избавить вас от греха. Вот главная задача человека в этом мире – спасение, а об остальном не заботьтесь, оставив всю свою жизнь на попечение Отца Небесного.

Рекомендуем прочитать:

    Нет похожих статей

Рекомендованная статья

Неделя 4-я по Пятидесятнице. О даре веры: исцеление слуги сотника

Неделя 4-я по Пятидесятнице. Исцеление слуги сотника

Не нужно думать, что в этом коротком, но содержательном евангельском отрывке сказано лишь о ветхом Израиле, о тех, кто не принял Христа, о тех, кто в Него не уверовал. И мы с вами все по факту своего крещения в силу того, что мы являемся членами Церкви, так же призваны быть сынами Царствия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.