Главная / Образование / Воскресное Евангелие / Проповедь в 6-ю неделю по Пасхе, о слепом

Проповедь в 6-ю неделю по Пасхе, о слепом

Ин., 34 зач., 9, 1–38

И, проходя, Иисус увидел человека, слепого от рождения. Ученики Его спросили у Него: Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? Иисус отвечал: не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии. Мне должно делать дела Пославшего Меня, доколе есть день; приходит ночь, когда никто не может делать. Доколе Я в мире, Я свет миру. Сказав это, Он плюнул на землю, сделал брение из плюновения и помазал брением глаза слепому, и сказал ему: пойди, умойся в купальне Силоам, что значит: посланный. Он пошел и умылся, и пришел зрячим. Тут соседи и видевшие прежде, что он был слеп, говорили: не тот ли это, который сидел и просил милостыни? Иные говорили: это он, а иные: похож на него. Он же говорил: это я. Тогда спрашивали у него: как открылись у тебя глаза? Он сказал в ответ: Человек, называемый Иисус, сделал брение, помазал глаза мои и сказал мне: пойди на купальню Силоам и умойся. Я пошел, умылся и прозрел. Тогда сказали ему: где Он? Он отвечал: не знаю. Повели сего бывшего слепца к фарисеям. А была суббота, когда Иисус сделал брение и отверз ему очи. Спросили его также и фарисеи, как он прозрел. Он сказал им: брение положил Он на мои глаза, и я умылся, и вижу. Тогда некоторые из фарисеев говорили: не от Бога Этот Человек, потому что не хранит субботы. Другие говорили: как может человек грешный творить такие чудеса? И была между ними распря. Опять говорят слепому: ты что скажешь о Нем, потому что Он отверз тебе очи? Он сказал: это пророк. Тогда Иудеи не поверили, что он был слеп и прозрел, доколе не призвали родителей сего прозревшего и спросили их: это ли сын ваш, о котором вы говорите, что родился слепым? как же он теперь видит? Родители его сказали им в ответ: мы знаем, что это сын наш и что он родился слепым, а как теперь видит, не знаем, или кто отверз ему очи, мы не знаем. Сам в совершенных летах; самого спросите; пусть сам о себе скажет. Так отвечали родители его, потому что боялись Иудеев; ибо Иудеи сговорились уже, чтобы, кто признает Его за Христа, того отлучать от синагоги. Посему-то родители его и сказали: он в совершенных летах; самого спросите. Итак, вторично призвали человека, который был слеп, и сказали ему: воздай славу Богу; мы знаем, что Человек Тот грешник. Он сказал им в ответ: грешник ли Он, не знаю; одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу. Снова спросили его: что сделал Он с тобою? как отверз твои очи? Отвечал им: я уже сказал вам, и вы не слушали; что еще хотите слышать? или и вы хотите сделаться Его учениками? Они же укорили его и сказали: ты ученик Его, а мы Моисеевы ученики. Мы знаем, что с Моисеем говорил Бог; Сего же не знаем, откуда Он. Человек прозревший сказал им в ответ: это и удивительно, что вы не знаете, откуда Он, а Он отверз мне очи. Но мы знаем, что грешников Бог не слушает; но кто чтит Бога и творит волю Его, того слушает. От века не слыхано, чтобы кто отверз очи слепорожденному. Если бы Он не был от Бога, не мог бы творить ничего. Сказали ему в ответ: во грехах ты весь родился, и ты ли нас учишь? И выгнали его вон. Иисус, услышав, что выгнали его вон, и найдя его, сказал ему: ты веруешь ли в Сына Божия? Он отвечал и сказал: а кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него? Иисус сказал ему: и видел ты Его, и Он говорит с тобою. Он же сказал: верую, Господи! И поклонился Ему.

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

В послепасхальный период в нашем храме прозвучало несколько евангельских чтений, каждое из которых имело особый смысл и которые вместе с тем в какой-то мере оказались содержательно связанными между собой. И сегодняшнее евангельское чтение об исцелении слепого, как и прозвучавшее две недели назад об исцелении расслабленного, повествуют нам о том, как Господь наш являл Свою к людям. Не словом только, но делом. И делом, предполагавшим даже чудеса. Эти Евангелия напоминают нам о том, что Бог не просто есть , обращенная к нам, , готовая излиться на нас в самых тяжелых жизненных ситуациях, даже подчас преодолевая законы естества. В прозвучавших евангельских чтениях не меньшее внимание уделяется другой очень важной теме. Это — уже не тема Божественной любви, а человеческой благодарности, человеческой способности отзываться на Божий дар.

Читайте также:  12 июля Православная Церковь совершает праздник славных и всехвальных первоверховных апостолов Петра и Павла

И вот сегодняшнее евангельское чтение в полной мере открывается нам лишь в сравнении с недавно прозвучавшим евангельским чтением об исцелении расслабленного. Попытаемся вспомнить то, что читалось еще совсем недавно, поразмышляем о сегодняшнем Евангелии. Действительно, Евангелие об исцелении расслабленного повествовало нам о том, как получивший чудесным образом от тяжелой болезни, превратившей жизнь его в настоящий ад, этот исцелившийся расслабленный, по сути дела, предал Христа. И мы говорили о том, что, увы, это очень тривиальная в церковной жизни. Когда даже те, кто получают от Бога какой-то действительно неординарный по отношению к своей жизни дар, дар, о котором еще недавно они даже не помышляли, приняв этот дар, невольно, а иногда вольно, предают Христа. И, наверное, мы ощутили созвучие своих душ, увы, именно с этим самым расслабленным. Нам по-человечески стало понятно, как это могло случиться. Особенно удивительно то, что мы с вами живем в эпоху и в стране, в которые люди десятилетиями были просто обязаны предавать Христа, чтобы сохранить свою жизнь, сохранить свое благополучие, и о которых, тем не менее, Христос все-таки не забывал. Ибо иначе не было бы нас с вами и не было бы Церкви Христовой в нашей стране.

И сегодняшнее евангельское чтение вновь ставит нас теперь уже вместе не с расслабленным, а со слепцом, лицом к Лицу с Богом. Действительно, в сегодняшнем Евангелии выступают очень многие важные для нашей духовной жизни темы. С одной стороны, восходящие еще к новозаветному прошлому, а с другой стороны, обращающие наш взор к нашему настоящему.

Иисус идет со Своими учениками, и они видят слепца. Вы знаете, что подобного рода картинки сейчас нам трудно представить, но для людей той поры видеть довольно часто больных, увечных, бездомных людей… такие картины были постоянной составляющей жизни для многих. Это даже не вызывало особого удивления, недовольства. Тем более, что такие люди старались быть там, где им не грозила опасность быть побитыми, изгнанными, арестованными, заключенными в узы за то, что вот они такие и мешают людям жить. Мы живем в другое время, когда даже в нашей стране для таких людей находятся какие-то учреждения, где им пытаются облегчить страдания. Ну, в каких-то странах в большей степени, в нашей стране, может быть, в меньшей степени пока это получается. Но мы избавлены от этого постоянного созерцания человеческой немощи, человеческого страдания, человеческой боли.

И вот, обратите внимание, что , проходя мимо слепца, задают, дерзну сказать, почти с фарисейским равнодушием к нему, вопрос своему Учителю о том, почему этот слепец болен. Причина ли в том, что он грешен, это наказание ему за грех? Или грешны были его родители, и он искупает их грехи? Я подчеркиваю, может быть, слишком резко прозвучавшее слово «фарисейский», потому что они мыслят в этот момент в парадигме того самого ветхозаветного закона, с которым они выросли и от которого освободил их Христос. И обратите внимание, что , надо полагать, люди весьма даже чуткие, сострадательные, в тот момент правильно мыслят, но мыслят как богословски просвещенные нехристи, ибо при этом они вдруг теряют совершенно естественное чувство сострадания. А для Христа не важны богословские рассуждения на тему того, что стало причиной страданий слепого. Ему в тот момент, пришедшему в мир, чтобы созидать Свою Церковь на принципах сострадания и любви, важно совсем другое: чтобы не абстрактная мысль о причине болезни, а потребность исцелить эту болезнь, облегчить эту болезнь проникла в души Его учеников.

Читайте также:  «Мариино стояние»

И, тем не менее, Он как Учитель не допускает методической ошибки: не начинает обрушивать на них Свой гнев, а в который уже раз объясняет им спокойно, сдержанно, преодолевая их непонимание, что не грех этого человека, не грех его родителей стали причиной болезни. А болезнь эта призвана явить славу Божию. И далее мы знаем, что происходит. В пустые глазницы слепца Он вкладывает брение, то есть скрепленный слюной кусок земли, ибо глазницы слепого пусты, и тот, омыв себя водой в Силоамской купели, прозревает. И вот что очень важно отметить. Болезнь, как говорит Спаситель, должна была явить славу Божию.

И в чем эта слава Божия? На самом деле, не только в том, что Христос чудесным образом исцеляет слепца. А в том, что происходит с этим слепцом дальше. В том, что от рождения слепой, а значит, уже по своему положению во многом ограниченный человек, в том числе ограниченный и интеллектуально, вырос, наверно, в семье, которая воспринимала подчас его как бремя своей жизни. В евангельском чтении проходит тема его семьи, и даже в том кратком, кажется — поверхностном, описании отношений родителей со своим сыном мы видим, что здесь не было, видимо, каких-то глубоких добрых отношений. Устали эти немолодые родители от сына, обременявшего их жизнь своей неизлечимой болезнью. И вот этот человек, обделенный очень многим в своей жизни, вдруг на наших глазах преображается в подлинного ученика Христова, который многие вещи понимает, многие вещи чувствует, и который выступает, дерзну сказать, апологетом Христа гораздо более и в чем-то выразительнее, чем даже некоторые апостолы выступали в Евангелии.

Да, произошло нечто экстраординарное. В принципе, такие чудесные случаи исцеления в Ветхозаветной Церкви всегда отслеживали, фиксировали, потому что в конечном итоге Ветхозаветная Церковь жила с ощущением присутствия Бога на земле и ожидала чудес. Но как только начинаются выяснения этого чуда, опять начинаются привычные фарисейские словесные хитросплетения, призванные отвратить от понимания сущности происшедшего. И исцеляет не тот, и исцеляет не в то время, когда положено, — в субботу, день покоя. Нам подчас дается от Бога какое-то в высшей степени значимое для нас Откровение, а мы не думаем о его сути, а думаем о посторонних, второстепенных обстоятельствах этого Откровения, а потом приходим к выводу, что это совсем даже не откровение, а если откровение, то не от Бога, а самое главное, что это нас не должно ни к чему обязывать. Способность человека забалтывать высокими, подчас богословскими, рассуждениями простое ясное Откровение Божие свойственна многим верующим, что православным, что инославным. И уже выясняется, что не может быть это исцеление от Бога. Что и Христос-то не есть Христос, а какой-то сомнительный учитель. Да и слепец-то не по-настоящему добродетельный иудей, раз смеет говорить им, что его исцелил Тот, Кто не должен был исцелить, тем более в субботу.

Но мы видим, как, отвечая на изощренные вопросы хранителей отеческой веры, а ведь с таких позиций выступали фарисеи, этот простой безыскусный человек очень твердо стоит на том, что он был слеп и стал зряч, но самое главное, он был исцелен именно этим самым Иисусом. Это уже не просто констатация какого-то эмпирического факта, не просто желание этого несчастного, пребывавшего всю жизнь в слепоте человека противостоять сильным мира сего, духовной элите его общества. Это стояние за правду. А с другой стороны, явление благодарности человека Богу.

Казалось бы, благодарность — такое естественное человеческое чувство. Много-премного оно значит в жизни церковной. На самом деле, это редкое чувство и редкий, как выясняется, дар. Ибо очень часто бывает, на самом-то деле, что мы глубоко неблагодарны не только по отношению к друг другу, но и по отношению к Богу. Вы скажете, ну что же это за корыстный Бог, Которому нужна человеческая благодарность? Нет. Здесь не просто речь идет о благодарности. Речь идет о большем. В благодарности этого слепца по отношению ко Христу проступает его верность Христу, его вера во Христа. Его осознание того, что, казалось бы, все мы должны осознавать, но чего, как правило, не делаем — осознание того, что все лучшее в нашей жизни дается нам от Всевышнего. Когда мы констатируем, что мы чувствуем, как Бог любит нас, мы уже воздаем Ему наш главный дар: дар взаимной любви. А начинается это подчас вот с той самой благодарности. Благодарность идет рука об руку с верностью, и из них вырастает любовь.

Читайте также:  Неделя 23-я по Пятидесятнице. Пламя веры необходимо каждому

И вот обратите внимание, как многократно фарисеи пытаются склонить этого вчерашнего слепца к лжесвидетельству. К лжесвидетельству во благо церковное, как кажется им, как они сами понимают это благо. А слепец противостоит им, противостоит весьма даже вдохновенно и, я бы сказал, дерзновенно. Когда они в очередной раз принуждают его рассказать, как произошло исцеление, он говорит им: «Что еще хотите слышать? или и вы хотите сделаться Его учениками?» Это был вызов, за который легко было ухватиться. И тогда привлекаются родители. По недавним нашим еще историческим воспоминаниям мы знаем, как подчас легко было воздействовать на тех, от кого хотели получить какие-то показания, используя их близких, шантажируя их. Извечный прием злодеев всех времен и народов. И вот мы видим, как родители, которые должны были бы возрадоваться исцелению сына, оставаясь обыкновенными, простыми, нормальными людьми, понимая, что учителя требуют от них вполне определенных показаний, предают своего сына и предают вместе с ним Христа, исцелившего его. Оставаясь вполне добропорядочными, вполне послушными своим духовным учителям верующими людьми.

И опять перед нами разверзается одна из трагических, но, увы, нередких историй религиозной жизни человечества. Ничего не остается учителям народа, как-либо убить, либо ослепить этого слепца. Но тогда ситуация так не сложилась, и они просто прогоняют его. А исцелившийся слепец идет ко Христу. И идет, опять-таки рискуя очень многим. В конце концов, он и так исполнил свою миссию до конца. Он практически исповедовал Христа как чудотворца пред сильными мира сего, рискуя очень многим. Ну почему бы сейчас, прозрев, получив все, что можно, и воздав славу Богу, не уйти от Него? Не уйти в наконец открывшуюся для него нормальную человеческую жизнь? Чтобы забыли о нем учителя народа, а заодно тот самый целитель, исцеливший его. Но слепец уже не может быть без Бога, без Христа, что бы его с Ним ни ожидало. Он идет к Нему и исповедует Его как Сына Божия.

Однако и концовка сегодняшнего Евангелия должна быть для всех нас очень примечательна. На самом деле, творя по отношению к нам милости, милости, которых мы часто не замечаем, Христос ждет от нас отзвука сердечного не потому, что Он корыстен, не потому, что Ему от нас что-то надо, а потому что, отзываясь на дары Божии нам, мы поднимаемся над собой, мы возвращаемся ко Христу, мы начинаем жить вместе с Ним постоянно. И Он, как смиренный проситель, не насилуя нашей воли, ждет от нас благодарности Себе именно потому, что Ему с нами будет хорошо. Как и нам с Ним будет хорошо, если мы действительно будем вместе. Но это бывает крайне редко. Крайне редко даже в Церкви переживается это ощущение пребывания со Христом и во Христе. И сегодняшнее евангельское чтение, по существу, открывает нам еще один пример того, как в общении со Христом и во Христе и прозревший слепец, так мало что понимавший, по существу, в учении своего Учителя, обретает для себя на этой жестокой, лукавой земле счастье богообщения, счастье пребывания в любви и сострадании.

Аминь!

Рекомендуем прочитать:

Рекомендованная статья

Неделя 14-я по Пятидесятнице. О званных на брачный пир

Неделя 14-я по Пятидесятнице. О званных на брачный пир

Много людей, призываемых к спасению, но мало тех, кто от всей души откликается на призыв Божий. Мало тех, которые остаются последовательными христианами. Мы станем избранными только в том случае, если будем делать все, что от нас требуется, и, испытывая при этом какие-либо трудности и неудачи, приобретем покаяние и сердечное сокрушение. Даже если мы не достигнем состояния любви, то ради нашего покаяния, исполнения нашего христианского долга, Господь помилует нас.