Главная / Великий пост / Слово в Неделю Торжества Православия

Слово в Неделю Торжества Православия

Ин, 5 зач., 1, 43—51

На другой день Иисус восхотел идти в Галилею, и находит Филиппа и говорит ему: иди за Мною. же был из Вифсаиды, из одного города с Андреем и Петром. находит Нафанаила и говорит ему: мы нашли Того, о Котором писали в законе и пророки, Иисуса, сына Иосифова, из Назарета. Но Нафанаил сказал ему: из Назарета может ли быть что доброе? говорит ему: пойди и посмотри. Иисус, увидев идущего к Нему Нафанаила, говорит о нем: вот подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства. Нафанаил говорит Ему: почему Ты знаешь меня? Иисус сказал ему в ответ: прежде нежели позвал тебя , когда ты был под смоковницею, Я видел тебя. Нафанаил отвечал Ему: Равви! Ты , Ты Царь Израилев. Иисус сказал ему в ответ: ты веришь, потому что Я тебе сказал: Я видел тебя под смоковницею; увидишь больше сего. И говорит ему: истинно, истинно говорю вам: отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Вот и завершилась Первая седмица Великого Поста. И сегодняшний воскресный день в сознании каждого из нас запечатлен прежде всего празднованием Торжества Православия. Это событие, которое произошло более тысячи лет назад, когда была повержена одна из самых значительных ересей в истории Церкви, как правило, закрывает от нас смысл евангельского чтения, которое звучит на Литургии первого воскресного дня Великого Поста.

А между тем, это евангельское чтение, прозвучавшее сегодня по окончании Первой седмицы имеет очень глубокий не очень бросающийся в глаза на первый взгляд смысл.

Давайте вспомним сегодняшнее евангелие, содержание которого даже для некоторых из вас уже основательно забылось. Ибо прозвучавшее сегодня евангелие, чин Торжества Православия величественно утвердило в наших сердцах торжеством в Церкви. А вот евангельское чтение за Литургией, как ни странно, поразительным образом перекликается с тем духовным состоянием, которое, наверное, возникло у многих из нас в Первую седмицу Великого Поста. Когда много каялись, когда мы, от многого отказавшись, попытались забыть о мирском, о суетном, а значит, приблизились к Богу.

И вот сегодняшнее евангельское чтение удивительно человечно и, внимательно вчитываясь, вслушиваясь в слова этого евангельского чтения, мы открываем для себя Христа, как очень нам близкое, очень дорогое существо. И Он стал для нас таковым именно потому, что Первая седмица Великого Поста стала для нас приближением, временем отвержения от мира и приближения к Богу.

Читайте также:  Страстная Пятница в Свято-Троицком храме (фоторепортаж)

В сегодняшнем евангельском чтении говорится о том, как пришедший в Галилею , еще почти никем не узнанный и не признанный, встретился с еще одним Своим будущим апостолом, Филиппом. Святой апостол Филипп сразу узнал в проповеднике из Назарета Мессию, Спасителя и устремился поделиться этой радостной вестью с одним из своих ближайших единомышленников, единоплеменников, тоже будущим апостолом Нафанаилом. Он прибежал к нему, именно прибежал, ибо исполнен был радости и восторга, и торжественно возвестил о том, что пришел Мессия; что Тот, о Ком говорил Моисей в законе, о Ком писали пророки, пришел – и это сын Иосифа, Иисус.

Поразительна реакция Нафанаила, видимо, человека достойного, знающего закон и пророков, благочестивого, убежденного, что он, как представитель избранного народа, является приобщенным к Божественному откровению, ко всем его тайнам. Нафанаил снисходительно, а, может быть, даже и критически, говорит Филиппу: «Может ли что доброе быть из Назарета?» То есть он не просто сомневается в том, что этот самый Иисус, пришедший из Назарета является Спасителем мира, он и Филиппа-то склонен уличить в наивной вере, убежденный в том, что если прямо в Священном Писании на строке не сказано, что Мессия придет из Назарета, значит, кто же может прийти из этого захолустного городишки, более напоминающего деревню? Наверное, какой-то в лучшем случае наивный чудак, возомнивший себя пророком.

Как это дерзновенно, как это даже дерзко, имея в виду то, что из Назарета пришел Христос. И здесь поразительно то, что Спаситель – а мы с вами уже не раз отмечали эту удивительную особенность Евангелия, – знающий все о каждом, конечно же, очень хорошо почувствовал, очень хорошо постиг это внутреннее состояние Нафанаила, этого знатока Закона Божьего, горделиво считающего, что ему ведомы все тайны.

И вот происходит их встреча, встреча Спасителя Христа и горделивого Нафанаила. Помните эти слова Евангелия, которые произносит Христос, увидел Нафанаила? Он называет его «истинным израильтянином, в котором нет лукавства». Он говорит ему очень высокие слова. Нафанаил их должен был воспринять как высочайшую похвалу себе: ему эти слова говорит скромный проповедник из Назарета, в которого Нафанаил еще не успел уверовать. Этот проповедник как будто даже склонен приклонить голову пред Нафанаилом и признать в нем величие подлинного израильтянина, то есть подлинного представителя богоизбранного народа.

Но когда мы пытаемся воочию представить себе эту сцену, возникает такое ощущение, что, произнося эти слова, Спаситель, может быть, даже немножко улыбнулся. Улыбнулся именно потому, что Он только что постиг, как этот, много мнящий о себе израильтянин, готов был впасть в великую ошибку и не признать в Нем Мессию только на том основании, что Спаситель пришел из Назарета.

Читайте также:  Неделя третья по Пятидесятнице. Никто не может служить двум господам

Нафанаил удивлен, может быть, даже смущен. Потому что он только что снисходительно усомнился в том, является ли Этот Человек Спасителем. И вот Этот Человек так просто, безыскусно говорит ему добрые слова. И может быть, в смущении не заметив этой доброй улыбки Спасителя, Нафанаил не может понять, откуда же Спаситель узнал о нем.

И вот здесь Спаситель, как это нередко бывает в Евангелии, слегка, незаметно, малым намеком, вдруг открывает Свое Божественное величие. Он говорит о том, что видел Нафанаила под смоковницей, стоящим еще до их встречи. И вот здесь что-то происходит в душе Нафанаила.

Действительно, его не мог видеть Спаситель, стоящим под смоковницей, ибо Его не было там, Христос не проходил мимо. Но стоя под смоковницей, Нафанаил, видимо, переживал что-то очень значимое для себя. И вот так незаметно Проповедник из Назарета явил ему Свою прозорливость, явил ему Свое всеведение. И это послужило толчком к тому, чтобы духовные очи Нафанаила открылись, и он понял, что из Назарета не просто пришел некто добрый, из Назарета, из которого он не ожидал, что придет Мессия, пришел именно Мессия, именно Спаситель.

Пришел тот Спаситель, который о нем все прекрасно знает, а значит, знает и его горделивые слова о том, что из Назарета не может быть ничего доброго. Знает его горделивость, знает его надменность и вместе с тем и человеческую ограниченность и беспомощность. Он все это знает, все это понимает – и все это прощает. И уже сейчас, встретив его впервые, любит его так, как может любить человека один Бог. И Нафанаил, только что сомневавшийся, произносит великие слова о том, что он признает в Иисусе Сына Божия.

Это было еще одно, может быть, очень маленькое, но чудо, совершенное Спасителем. Чудо обращения горделивого, много мнящего о себе человека, обращение его к подлинной вере, к подлинному смирению. И после этого Христос произносит другие слова. Он говорит о том, что отныне отверзется небо, и Его ученики, , значит, и Филипп, и Нафанаил в том числе увидят ангелов, сходящих к Сыну Человеческому, то есть к Нему, пришедшему в мир Мессии.

Читайте также:  Святые мученики Адриан и Наталия

Попытаемся представить интонацию этих слов Спасителя. Он видел перед Собой, конечно же, лучших из людей, будущих апостолов, он прекрасно видел, как они, все-таки оставаясь людьми, склонны сомневаться, склонны быть маловерными, склонны самое главное обольщаться самими собой – Он все это видел, Он все это прощал и готов был с этими людьми совершить Свой главный подвиг – подвиг спасения человечества от греха. Вот с такими немощными, обольщенными собой, своими познаниями, своими добродетелями людьми, Он пошел в этот мир, чтобы его спасти.

И оба эти апостола в дальнейшем не просто стали святыми – они стали одними из первых мучеников в Церкви Христовой, преодолев свою немощь и самообольщение. Такой же путь они прошли со Христом. От своего начального надменного маловерия и даже просто неверия к апостольскому подвигу мученичества. Это был великий путь.

Для нас же с вами, дорогие братья и сестры, очень важно сейчас, после Первой седмицы Великого Поста, надо надеяться у большинства из нас ощущение близости к нам Бога, близости к нам Христа еще живо, когда суетные страсти, которые мы постарались преодолеть в меру сил на Первой седмице Великого Поста, еще не взыграли в нас заново, в этот день нам нужно ощутить с особой глубиной и ясностью близость к нам Христа.

Весь этот Он будет с нами. И когда мы будем каяться, Он будет принимать наше покаяние. И когда, как нам будет казаться, мы будем одерживать нравственную победу над самими собой, Он будет радоваться об этом с нами. И когда в нас будет возникать иллюзия того, что мы преобразились, Он будет прощать нам эту иллюзию. Он будет готов наставить нас в дальнейшем на то, чтобы мы стали действительно каяться, а значит, преображаться.

Будем же близки к Богу так, как оказались к Нему близки апостолы Нафанаил и Филипп в сегодняшнем евангельском чтении. Будем же оставаться близки к Богу и все последующие недели Великого Поста. И тогда и нам с вами, возможно, отверзется небо. И тогда и мы с вами будем видеть ангелов, сходящих на Сына Человеческого. Это будет самый главный плод трудов, которые мы подъемлем на себя в период Великого Поста. Аминь.

Похожие статьи:

Рекомендованная статья

Неделя 11-я по Пятидесятнице. Притча о немилосердном должнике

Неделя 11-я по Пятидесятнице. Притча о немилосердном должнике

Большинству из нас кажется, что мы никому не делаем ничего плохого, хотя на самом деле многих окружающих нас людей мы всячески обижаем, доставляем им неприятности, досаждаем им. Мы не видим того, что с нами происходит. Иногда даже мы хотим человеку сказать что-то, как нам кажется, приятное, а человек от наших слов скорбит.