Главная / Образование / Воскресное Евангелие / Неделя 20-я по Пятидесятнице. Воскрешающая милость

Неделя 20-я по Пятидесятнице. Воскрешающая милость

Лк, 30 зач., 7, 11—16

После сего Иисус пошел в город, называемый Наин; и с Ним шли многие из учеников Его и множество народа. Когда же Он приблизился к городским воротам, тут выносили умершего, единственного сына у матери, а она была вдова; и много народа шло с нею из города. Увидев ее, Господь сжалился над нею и сказал ей: не плачь. И, подойдя, прикоснулся к одру; несшие остановились, и Он сказал: юноша! тебе говорю, встань! Мертвый, поднявшись, сел и стал говорить; и отдал его Иисус матери его. И всех объял страх, и славили Бога, говоря: великий восстал между нами, и Бог посетил народ Свой.

В прологе к своему Евангелию св. Лука говорит о том, что его содержание является результатом «тщательного исследования всего сначала» (Лк 1:3). Достаточно беглого взгляда, брошенного на события, открывающие собой наши синоптические Евангелия, чтобы убедиться в истинности сказанного. Так, если св. Матфей отправной точкой своего изложения считает Рождество Христово (1:18-25) и связанную с ним родословную Иисуса Христа (1:1-17), если у св. Марка таковым «началом» является выход Иоанна Крестителя на проповедь в пустыне (Мк 1:4) и связанное с ним пророчество Малахии 3:1 (Мк 1:2), то у св. Луки отсчет евангельской истории коренится в обстоятельствах, предшествующих обоим этим событиям: это предсказания Архангела Гавриила как о рождении Предтечи Господня (Лк 1:5-25) так и Самого Мессии (Лк 1:26-38). Именно в этих темах, отсутствующих в первых двух Евангелиях, отчасти и следует искать ответ на вопрос о богословских замыслах и целях, которыми руководствовался св. Лука при отборе материала для своего «повествования о совершенно известных между нами событиях» (Лк 1:1).

Сказанное в полной мере относится также и к описанию третьим Евангелистом воскрешения сына Наинской вдовы (Лк 7:11-17). В Евангелии от Луки имеется целый ряд кратких сообщений о чудесах Христовых обобщающего характера (4:23,40; 5:15; 6:18; 7:21-22; 9:11). Их предназначение имеет двоякий характер: масштабная демонстрация чудотворной силы Иисуса Христа и сглаживание перехода от одного сюжета к другому. Но вот что вызывает удивление: как правило, в них упоминаются только исцеления от болезней и изгнания злых духов; единственная во всем Евангелии ссылка на воскрешение мертвых есть в 7:22, которая, в отличие от всех прочих вышеупомянутых текстов, принадлежит лично Иисусу Христу. Кроме того, только у св. Луки описаны два чуда воскрешения: сына Наинской вдовы и дочери Иаира (8:41-42,49-56), в то время как свв. Матфей и Марк сообщают лишь о последнем (Мф 9:18-19,23-26; Мк 5:22-24,35-43). Ясно, что сохранив для нас рассказ об этом событии, Евангелист тем самым отметил его уникальный характер, рассмотрел в нем нечто особенное. В итоге перед нами не просто еще одно повествование о чуде воскрешения, отсутствующее в первых двух Евангелиях: в нем мы обретаем возможность прикоснуться к богословским особенностям евангельского повествования св. Луки и к его учению о Личности Иисуса Христа. Обратимся с этой целью к содержанию интересующего нас события.

После исцеления слуги сотника в Капернауме (Лк 7:1-10) отправляется на юго-запад в Наин (7:11); расстояние между городами можно покрыть за 8-9 часов ходьбы. Приблизившись к городским воротам, Он встречается с похоронной процессией: «выносили умершего, единственного сына у матери, а она была вдова» (7:12) (1)

Неприметные на первый взгляд детали содержания первых же стихов рассказа сразу вводят нас в круг характерных особенностей Евангелия от Луки. Первая из них — это дух милосердной и сострадательной любви Христовой, которым проникнуто все повествование св. Луки. В связи с этим далеко не случайны упоминания в граничащих с рассказом о воскрешении сына Наинской вдовы повествованиях о том, что сотник «дорожил» своим заболевшим слугой (7:2), или у Иаира была «одна» дочь (8:42), или сын, одержимый злым духом, «один» у отца (9:38). К тому же уточнение, что женщина-вдова потеряла своего единственного сына (7:12), в патриархальном обществе подразумевало следующее: она осталась без всякой мужской поддержки, ее ожидала нелегкая судьба. Господь сжалился над нею и, прикоснувшись к одру, сказал: «юноша! тебе говорю, встань» (7:13-14).

Читайте также:  На реках Вавилонских. Неделя о блудном сыне

Эта, вряд ли имеющая какое-либо значение для современного читателя Евангелия подробность, на самом деле преисполнена особого значения. Текст Чис 19:11-22 предупреждал о ритуальной нечистоте каждого, кто прикоснется к мертвому телу: «он нечист будет семь дней», предписывал совершение необходимого при этом обряда очищения от осквернения (см. Чис 19:1-10) и строго предупреждал: «не очистивший себя, осквернит жилище Господа; истребится человек тот из среды Израиля» (19:13). Инструкцию по очищению венчало категорическое «И да будет это для них [т.е. «для сынов Израилевых и для пришельцев, живущих у них» — см. Чис 19:10] уставом вечным» (Чис 19:21; то же в 19:10). Совершенно ясно, что концепция чистого и нечистого не имела никакой прямой связи с физической чистотой и тем более с нравственностью, почему абсолютно не вписывалась и становилась абсолютно чуждой тому значению, которое придавал Иисус Христос состоянию человеческого сердца в области веры (напр. Мф 15:10-20). Прикоснувшись к смертному одру, Иисус Христос тем самым показывает, что Его сострадание ко вкусившей столь страшную беду вдове-матери превыше всех законов о ритуальной чистоте (уже известный нам мотив сострадания любви Божией в Евангелии от Луки).

Однако, св. Лука в прошлом — язычник, и при написании своих свящ. книг (Евангелия и Деяний свв. Апостолов) он неукоснительно держит в поле зрения свой адресат — христиан из язычников. По этой причине он опускает многие подробности, сохраненные в первых двух Евангелиях, имеющие ярко выраженный иудейский колорит. В частности, он обходит молчанием вопросы о ритуальной чистоте, связанные с приемом пищи, сохраненные в первых двух Евангелиях (Мф 15:1-20; Мк 7:1-23), спорные мнения иудеев о разводе (Мф 19:3-9; Мк 10:2-9), несовершенство ВЗ-го закона перед законом Христа (Мф 6) и т.д. В силу той же особенности св. Лука, наоборот, подчеркивает едва ли не на каждой странице своего Евангелия универсализм проповеди Иисуса Христа. Рассказ о Наинской вдове — не исключение. Третье завершает повеление Воскресшего Иисуса Христа о всемирной проповеди (Лк 24:47), им же открывается книга Деяний (1:8). Следовательно, содержание обеих свящ. книг, соответственно, тяготеет к нему и отталкивается от него. Однако, для иудея каждый язычник считался нечистым (ср. Деян 10:28). Проблема обрядовой чистоты во всей своей остроте встанет перед Апостольской Церковью именно в связи с успешной миссией апостолов Павла и Варнавы среди язычников (Деян 15:1-31). Поэтому в данном случае св. Лука показывает как Иисус Христос преодолевает все границы, связанные с ритуальной чистотой, снимает связанные с этим препятствия, могущие встать на пути обращения язычника к Богу. При таком понимании текст Лк 7:14 предвосхищает историю сотника Корнилия (Деян 10:1-48; 11:1-18) и подготавливает нас к дальнейшему повествованию о беспрепятственной миссии апостолов среди язычников.

Той же идее посвящен весь раздел Евангелия (7:1-9:6), неотъемлемой частью которого является рассказ о происшедшем в Наине. Открывают его рассказы об исцелении слуги сотника и воскрешении сына Наинской вдовы (7:1-17), а завершают повествования об исцелении кровоточивой женщины и воскрешения дочери Иаира (8:40-56). Рассказ о вере сотника показывает, кто достоин принять спасение Божие, и прообразует продвижение Благой Вести во всей ее полноте к язычникам, а исцеление женщины, страдавшей внутриматочным кровотечением (через прикосновение (!) ко Христу — 8:44), как и воскрешение дочери Иаира («взял ее за руку» (!) — 8:54), в дополнение к сказанному о Наинском юноше (7:14), устраняют все границы, отделяющие чистое от нечистого, с тем, чтобы обеспечить не ограничиваемую ничем проповедь Царства Божия для всех народов, «начиная с Иерусалима» (Лк 24:47). Поэтому уже в этом разделе начинает звучать тема отклика и неприятия проповеди Иисуса Христа о Царстве Божием. Язычники, мытари, грешники, безнадежно больные признают власть Иисуса Христа; они внимают Его словам и воплощают их в свою жизнь. Они представляют собой основу обновленного Израиля. В конце этого раздела Иисус Христос посылает двенадцать апостолов продолжать начатое Им служение: проповедовать и исцелять так же, как это делал Он, их Учитель (9:1-6). На основании сказанного в 7:1-8:56 читатели прекрасно знают, что включают в себя исцеления и проповедь как таковые, и кто откликнется на их служение. Это — вторая характерная особенность Евангелия от Луки, следы которой можно отыскать в данном рассказе.

Читайте также:  Неделя 14-я по Пятидесятнице. О брачном пире

Однако, здесь неискушенный читатель Евангелия может задаться вопросом сродни тому, который адресовали Иисусу Христу первосвященники и старейшины народа: «какой властью Ты это делаешь? и кто Тебе дал такую власть?» (Мф 21:23) — «Кто Он, что имеет власть отменять «устав вечный»? (Чис 19:21). Св. Лука этот ответ дает: Он — «Господь» (7:13). Пользуясь терминологией свящ. автора, к Наину приближается «Иисус» (7:11), отдает сына матери — «Иисус» (7:15), но прикасается к смертному одру и воскрешает юношу — «Господь» (7:13). Этот титул употребляется в переводе LXX с целью передачи божественного имени Яхве, с откровения Которого на г.Синай начинается заветных взаимоотношений Бога и Его народа (Исх 3:13-14), и часто используется в писаниях св. Луки (напр. Лк 10:1,40; 11:39; 12:42; 13:15; Деян 1:21; 9:5; 10:36; 18:9 и т.д.) В Евангелии от Луки этот титул применяется по отношению к Иисусу Христу впервые именно в связи с воскрешением сына Наинской вдовы: Он — носитель высшей власти над жизнью и смертью, Он — Господь.

Воскресив юношу, Иисус «отдал его матери» (7:15). Те же слова мы находим в историях пророка Илии (3Ц 17:23 LXX), возвратившего к жизни единственного сына Сарептской вдовы (!) и Елисея, воскресившего единственного (!) сына Сонамитянки (4Ц 4:36). Это — не случайность и не совпадение. Целый ряд текстуальных свидетельств Евангелия от Луки и книги Деяний говорят о том, что исполненное неземного величия служение Иисуса Христа представлено в его писаниях в пророческом аспекте. Например, в книгах св. Луки можно выявить три рода эпизодов по данной теме. В первом из них Иисус действует подобно пророку, хотя в тексте Он фактически таковым не именуется (9:22; 9:43б-45; 11:20,29-32,50; 13:32,34; 18:31-34; 19:41-44; 20:9-18; 21:20-24; 22:64; 23:28-30,43; 24:19-20; Деян 3:22-23; 7:37-53). Во втором Сам Иисус Христос употребляет в Свой адрес титул «пророка» (4:24; 13:33). В третьем этот титул используется с тем, чтобы охарактеризовать Его всемогущество (7:16,39; 9:8-9,19).

Поэтому, являясь частью разработки гораздо более широкой темы, данный текст уподобляет Иисуса Христа величайшим пророкам Ветхого Завета и, одновременно, подчеркивает существенное отличие от них: совершенные Илией и Елисеем чудеса сопровождались приложением великих усилий, напряженной молитвой, различными манипуляциями над телами мертвецов (3Ц 17:17-24; 4Ц 4:17-22,32-37); у Иисуса Христа все происходит мгновенно, собственным Именем и властью, одной краткой фразой, через легкое прикосновение к смертному одру. Все в Нем выдает уверенность в Своей миссии, присутствие в Нем Бога. Та же тема превосходства Иисуса Христа над пророками Ветхого Завет получает свое развитие в том, как описывает св. Лука событие Преображения Иисуса Христа (9:28-36). Явившиеся «во славе» и Илия, представители высшей линии пророчества в древнем Израиле, «говорили об исходе Его … в » (9:31). Путь, избираемый Иисусом Христом, соответствует написанному в Законе пророках (Лк 24:26-27), а значит, и воле Божией. Далее, предмет беседы небесной триады указан только в Евангелии от Луки и явным образом вызывает ассоциацию с исходом из Египта, благодаря чему Иисус Христос предстает перед нами пророком, подобным Моисею (Втор 18:15-18). В том же направлении указывают заключительные слова Небесного гласа: «Сей есть Сын Мой возлюбленный: Его слушайте» (Лк 9:35), которые перекликаются с пророчеством Моисея (Втор 18:15-18). В силу этого, восклицание народа, прославляющего Иисуса Христа после совершенного чуда: «Великий пророк восстал между нами, и Бог посетил народ Свой» (7:16), воспринимается как перекрестная ссылка на текст Лк 9:31. Вторая половина фразы «Бог посетил народ Свой» — оборот, свойственный одному св. Луке; он указывает на то, что Евангелист понимал это изречение в мессианском смысле (ср. 1:68,78; 19:44).

Читайте также:  Неделя 4-я по Пасхе, о расслабленном. Нам дан залог Жизни Вечной

Свое завершение эта тема находит в речи ап. Петра в Деян 3:22-23: Моисей и вся основанная на нем в дальнейшем пророческая традиция предсказала время последней благоприятной возможности обращения Израиля: эта возможность сейчас и предлагалась ему в принятии Пророка, подобного Моисею. «Моисей сказал отцам: Господь Бог ваш воздвигнет вам из братьев ваших Пророка, как меня, слушайтесь Его во всем, что Он ни будет говорить вам; и будет, что всякая душа, которая не послушает Пророка того, истребится из народа». Этим подобным Моисею пророком и является, в изложении св. Луки, . Речь ап. Петра полагает начало качественно иному времени — времени Церкви, когда не тот, «кто будет нечист и не очистит себя, … истребится … из среды народа» (Лев 19:20), но тот, кто «не послушает Пророка того, истребится из народа». Это — третья, заключительная, особенность богословских воззрений св. Луки, касающихся Личности Господа Иисуса Христа, нашедшая себе отражение в рассматриваемом отрывке.

Как в капле воды отражается солнце, так и в столь незначительном по своему объему повествовании о Наинской вдове нашли свое отражение целый ряд центральных идей богословия св. Луки. Думается, что их фокусировка на чуде воскрешения не названного по имени единственного сына безымянной вдовы единожды упоминаемого во всей Библии городка — не случайна, как глубоко не случайно все, о чем пишет св. Лука. Личное чувство глубочайшей потрясенности от происшедшего в Наине; явление безграничной любви и милосердия Божия на фоне предельной черты человеческого несчастья; безмерная радость от того, что Бог рядом с людьми со всеми их нуждами в и через явление Царства Божия в служении Иисуса Христа — может быть, в этом причина столь ёмкого содержания чуда о наинском юноше?

… Пройдут годы, возможно, десятилетия. Умрет вдова, пережив, как положено, своего единственного сына. А, может быть, все повторится опять. В любом случае, смерть вновь постучится в дверь их жизни. Но это уже будет другое восприятие смерти, когда однажды она вынуждена была отдать свою жертву. Исчезло ощущение безысходности, чувство безвозвратной потери. Осталась светлая печаль. Не смерть, но успение, и Христос, грядущий разбудить спящих, как однажды уже разбудил Наинского юношу, дочь Иаира, Лазаря…

Похожие статьи:

Рекомендованная статья

Неделя 22-я по Пятидесятнице. О вере в помощь Божию

Неделя 24-я по Пятидесятнице. О вере в помощь Божию

Мы получим исцеление только в том случае, если умом прикоснемся к Господу с такой верой, какая была у этой женщины, если будем с дерзновением преодолевать свое неверие и пробиваться сквозь мешающую нам толпу греховных помыслов и всевозможных суетных обстоятельств. Однако ничто не принесет нам пользы, если мы будем делать это без веры, по крайней мере, без понуждения себя к ней. Как не принесло пользы присутствие Спасителя многим и многим людям, окружавшим Его, но не имевшим веры. Спаситель ясно сказал: «Вера твоя спасла тебя».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × 1 =