Главная / Образование / Воскресное Евангелие / Неделя 14-я по Пятидесятнице. О званных на брачный пир

Неделя 14-я по Пятидесятнице. О званных на брачный пир

Мф., 89 зач., 22, 1–14

Сказал Господь такую притчу: Царство Небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего и послал рабов своих звать званых на брачный пир; и не хотели придти. Опять послал других рабов, сказав: скажите званым: вот, я приготовил обед мой, тельцы мои и что откормлено, заколото, и все готово; приходите на брачный пир. Но они, пренебрегши то, пошли, кто на поле свое, а кто на торговлю свою; прочие же, схватив рабов его, оскорбили и убили их. Услышав о сем, царь разгневался, и, послав войска свои, истребил убийц оных и сжег город их. Тогда говорит он рабам своим: брачный пир готов, а званые не были достойны; итак пойдите на распутия и всех, кого найдете, зовите на брачный пир. И рабы те, выйдя на дороги, собрали всех, кого только нашли, и злых и добрых; и брачный пир наполнился возлежащими. Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду, и говорит ему: друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде? Он же молчал. Тогда сказал царь слугам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов; ибо много званых, а мало избранных.

Мы много раз читаем и перечитываем , слушаем его в храме, знакомы и с толкованиями. В домашнее молитвенное правило каждого христианина обязательно должно входить и чтение Священного Писания Нового Завета. Однако часто случается, что чтение Евангелия не производит должного впечатления на нашу душу. говорит: «не слушатели закона праведны перед Богом, но исполнители закона оправданы будут» (. 2, 13). А апостол пишет: «Ибо, кто слушает слово и не исполняет, тот подобен человеку, рассматривающему природные черты лица своего в зеркале: он посмотрел на себя, отошел и тотчас забыл, каков он» (Иак. 1, 23–24). Действительно, Священное Писание должно быть для нас зеркалом. Мы должны рассматривать в нем свое душевное состояние, сравнивать его с требованиями Евангелия и исправлять те изъяны, которые в себе видим. Однако к сожалению, мы так сильно подвержены действию своих страстей, что чтение Евангелия или святых отцов, научающих нас жить по Евангелию, служит нам, как это ни странно, поводом для того, чтобы осуждать и презирать других людей.

Евангельская , которая читалась за сегодняшним богослужением, обращена к людям, не принявшим проповедь слова Божия, отвергшим пришедшего в мир Христа Спасителя. Это, прежде всего, иудеи, ибо сначала слово Божие было обращено к ним, и в первую очередь ради них Господь наш Иисус Христос явился в мир. Это можно отнести и ко всем тем, кто по Промыслу Божию тем или иным образом столкнулся в своей жизни с христианскими истинами, но пренебрег ими и даже встретил их враждебно. Итак, в первой части притчи говорится о том, как обличаются люди, которые отвергают истину. Мы считаем, что к нам это обличение совершенно не относится.

«Царство Небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего и послал рабов своих звать званых на брачный пир; и не хотели придти. Опять послал других рабов, сказав: скажите званым: вот, я приготовил обед мой, тельцы мои и что откормлено, заколото, и все готово; приходите на брачный пир. Но они, пренебрегши то, пошли, кто на поле свое, а кто на торговлю свою; прочие же, схватив рабов его, оскорбили и убили их» (ст. 2–6). «Один ушел на поле свое, – говорит блаженный Феофилакт, – т.е. уклонился к плотоугодной роскошной жизни, а другой на свои купли, т.е. к жизни любостяжательной». Люди, отвергающие христианские истины, часто относятся к ним либо с пренебрежением, либо даже с откровенной враждой.

«Услышав о сем, царь разгневался, и, послав войска свои, истребил убийц оных и сжег город их» (ст. 7). Это изречение по сути является пророчеством о гибели Иерусалима, о наказании богопротивных иудеев. Можно увидеть здесь и то, как Бог наказывает людей за пренебрежение к Его истинам. Бог наказывает не всех, чтобы при виде несчастий, случающихся с другими (например, техногенных катастроф или стихийных бедствий) и остальные устрашились и, опомнившись, обратились к Нему.

«Тогда говорит он рабам своим: брачный пир готов, а званые не были достойны; итак, пойдите на распутия и всех, кого найдете, зовите на брачный пир. И рабы те, выйдя на дороги, собрали всех, кого только нашли, и злых, и добрых; и брачный пир наполнился возлежащими» (ст. 8–10). «Слуги, – говорит святой Иларий, – суть апостолы, ибо они должны были напомнить тем, кого звали пророки. Вторично же посланные суть мужи и преемники апостольские». Часто малоцерковные или вообще неверующие люди спрашивают: «Почему у вас в Церкви люди с плохими характерами, со всевозможными недостатками, убогие?» В притче дано объяснение: Господь призывает всех, лишь бы только они согласились войти на Его брачный пир, неважно – злые они или добрые. С одной стороны, это оправдание того, почему в Церкви много самых разных людей, на первый взгляд, может быть, и недостойных быть христианами, и почему за пределами Церкви остаются люди добродетельные и весьма достойные. Кто отозвался на Божий зов, тот и есть «званый», вошедший в лоно Церкви. Кто же сам отверг свое избранничество, тот, пусть людям он и кажется избранником, остается вне спасительного лона Церкви.

Читайте также:  Неделя 10-я по Пятидесятнице. Исцеление бесноватого юноши

С другой стороны, в притче содержится урок и для нас. Мы должны трезво смотреть на себя и понимать, что у нас нет никаких особенных достоинств. Конечно, хорошо, что мы откликнулись на призыв Божий, что проповедь Божия, и по сей день звучащая в мире через проповедников (допустим, священников или миссионеров), через Священное Писание и поучения святых отцов, нашла себе отклик в наших душах, но ничего доброго, кроме того, что мы вошли в лоно Церкви, в нас нет. Мы не должны считать себя какими-то особенными людьми. Однако очень часто, только покаявшись и едва-едва отойдя от прежних смертных грехов, мы уже смело и безумно осуждаем тех, кто еще в них пребывает. Может быть, человек грешит даже меньше, чем совсем недавно грешили мы сами, но о своей греховности мы быстро забываем и мним, что мы праведники. И часто Господь, конечно промыслительно, попускает нам нравственное преткновение или падение, чтобы мы опомнились и вспомнили, что без благодати Божией ничего собой не представляем.

«Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду» (ст. 11). Эта часть притчи уже прямо относится к людям верующим, то есть ко всем нам. Мы порой гордимся своей верой, хотя и в этом нет никакой нашей заслуги. Мы гордимся своей праведностью, хотя это дар Божий, который мы приобрели недавно и притом совершенно незаслуженно. И в дальнейшем притча будет обличать непосредственно тех, кто думает, что благодаря одной своей вере, без добродетельной жизни, он уже стал избранником Божиим. Когда мы приходим в Церковь, то вскоре успокаиваемся, полагая, что исполнили свой долг. Мы думаем, что для нашего спасения достаточно того, что мы соблюдаем посты, регулярно ходим в храм, участвуем в церковных Таинствах и не совершаем смертных грехов. Однако мы потеряли прежнее покаяние и сердечное сокрушение, которые привели нас в Православную Церковь и сделали ее чадами. Значит, и с нами может произойти то, о чем говорится во второй части притчи.

«Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду». Что имеется в виду под «брачной одеждой»? Возьмем пример из нашего житейского опыта. Человек, которого пригласили на свадебный обед, конечно, постарается надеть самую лучшую одежду, чтобы выглядеть нарядно и этим почтить пригласивших. Некоторые, в особенности женщины, даже пользуются этим как поводом, чтобы блеснуть новым нарядом. Даже бедные люди, приглашенные на свадьбу к своим друзьям или родственникам, стараются в меру своих возможностей одеться нарядно. Если же кто-то придет на свадебный обед в грязной рабочей одежде или просто в повседневной, то это может обидеть жениха и невесту, их родителей и родственников. Да и другие гости осудят такого человека за пренебрежение к пригласившим и неприличное поведение. Вот самое обычное, житейское толкование этого места притчи. Некоторые толкователи Евангелия считают, что «брачная одежда» – это особая церемониальная одежда, которая выдавалась приглашенным на брачный пир к царю. Тот, кто не надевал ее, бросал вызов обычаям того времени. Такое толкование мы тоже можем принять, оно по сути не противоречит первому. Важно здесь то, что на брачном пире люди должны выглядеть самым наилучшим образом.

«Итак облекитесь», – говорит апостол Павел (Кол. 3:12), – «как избранные Божии, святые и возлюбленные, в , благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение». «Под одеждой, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – разумеются дела жизни. Хотя призвание и очищение есть дело благодати, но то, чтобы призванные и облеченные в чистую одежду постоянно ее сохраняли такой, зависит от старания призванных. Призвание бывает не по достоинству, но по благодати; поэтому должно соответствовать благодати послушанием и, получив честь, не показывать такого нечестия. Поэтому великое наказание ожидает нерадивых. Ибо ты, уклоняясь к развратной жизни, также оскорбляешь Бога, как и они оскорбили Его тем, что не пришли к Нему. Ибо войти в нечистой одежде означает: имея нечистую жизнь, лишиться благодати. Потому и сказано: «он же молчал». Не видишь ли, как при всей ясности дела, Господь не прежде наказывает, как тогда уже, когда согрешивший сам себя осудил! Не имея, чем защитить себя, он осудил самого себя и подверг чрезвычайному наказанию». Почему Господь сказал в притче: «сделал брачный пир», а не брачные пиры? «Потому, – отвечает на это Симеон Новый Богослов, – что сей брак бывает с каждым верным сыном дня», каждая верующая может не только соделаться участницей Царствия Божия, но и невестой Христовой. И Господь дает нам все средства, чтобы мы могли жить по вере.

Читайте также:  Неделя 29-я по Пятидесятнице. Наша душа подобна Иерихонскому слепцу

Облеклись ли мы в самую лучшую одежду, будучи позванными Богом Отцом на брачный пир Его возлюбленного Сына, Господа нашего Иисуса Христа, на брачный пир Христа с Церковью? «Отец, – говорит святитель Григорий Великий, – устроил брак царственному Сыну, сочетав с Ним, через таинство воплощения, Святую Церковь». Сделали ли мы все от нас зависящее для того, чтобы предстать пред Богом, так сказать, нарядными и не оскорбить Его безграничной к нам любви? Конечно, в Церковь приходят и высоконравственные люди, духовная и телесная чистота которых находит сродное себе в Церкви Божией, но нас Бог призвал, невзирая на наше нравственное достоинство, несмотря на все наши недостатки, а мы ведем себя по отношению к Нему пренебрежительно.

Что же означает эта «брачная одежда» в духовно-нравственном смысле? Некоторые святые отцы говорят, что это любовь. Действительно, нет ничего прекраснее любви. Любовь к Богу и к ближнему делает даже самого тяжкого в прошлом грешника прекрасным пред Богом. Добродетель любви так украшает человека, что просвещает даже черты его лица, светится в его глазах, меняет мимику и жестикуляцию человека, и тем более отражается в его делах. Конечно, мы должны всеми силами стремиться стяжать эту добродетель – любовь. Пусть у нас еще каменное сердце, но будем, по крайней мере, стараться делать то, что должен делать любящий человек. Не имея любви к Богу, будем понуждать себя к делам любви: молитве, исполнению заповедей. Не имея любви к ближнему, будем стараться оказывать ему милосердие и снисходительность, когда нам кажется, что он неправ по отношению к нам. Это отнюдь не будет лицемерием, ибо, понуждая себя к любви, мы будем постепенно смягчать свое сердце, пока наконец благодать Божия не дарует нам искреннюю, сердечную, подлинную любовь. Наверное, это самое важное из толкований.

Если это требование кажется чересчур возвышенным для нас, людей грешных, то давайте прибегнем к другому, доступному для всех пониманию «брачной одежды». Под «брачной одеждой» можно понимать покаяние. Это добродетель, которая возможна для всех, она прикрывает нашу нищету и убожество, наш нравственный позор неким благообразием, делая нас в глазах Божиих достойными, несмотря на нашу прошлую греховность и внутреннюю порочность. Имеем ли мы «брачную одежду» покаяния? Нет. Мы успокоились, мы думаем, что, придя в Церковь, уже все сделали, а дальше все должно происходить само собой. Когда же у нас не получается победить какой-то свой нравственный порок или недостаток, то мы обвиняем в этом духовника, который якобы плохо за нас молится и плохо нас учит. Мы доходим даже до разочарования: «Вот, мы пришли в Церковь, а ничего не меняется». Но ничего и не может измениться у человека, который ничего не делает.

На земле мы должны трудиться. После грехопадения первого человека, Господь предрек ему: «В поте лица твоего будешь есть хлеб» (Быт. 3, 19). Этот пот мы должны проливать не только ради пищи телесной, но и ради пищи духовной, то есть и в отношении нашей нравственной жизни, иначе мы не сможем насытить свою душу духовным хлебом. Покаяние и есть духовный труд. Но покаяние — это не только слезы и сердечное сокрушение, это еще и постоянная напряженная борьба с самим собой, со своей греховностью и дурными наклонностями, противостояние самому себе. В нас как бы живет два человека. Один – христианин, другой – грешник. Один – новый человек, другой – ветхий. Ветхий противится новому так, как преступник противится палачу. Он никак не может согласиться с тем, что его хотят казнить. Поэтому мы должны быть готовы к чрезвычайно напряженной борьбе с самим собой. В этом заключается покаяние. А слезы – это только внешнее проявление внутренней и невидимой брани.

Читайте также:  Слово в Неделю 10-ю по Пятидесятнице. Исцеление бесноватого отрока

«И говорит ему: друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде?» (ст. 12), то есть «Как ты посмел прийти сюда без любви или хотя бы без покаяния? Почему ты спокоен и ничего не предпринимаешь, как будто у тебя уже все хорошо? Откуда такое дерзновение, на что ты надеешься? Я нашел тебя на обочине какой-то дороги, всеми забытого и негодного, Я привел тебя сюда, а ты Меня оскорбляешь своим пренебрежением». Ведь мы считаем, что ничего не должны Богу, а Он нам должен все. Он должен не наказывать нас, не вразумлять, а всегда прощать, миловать и посылать нам земные и небесные блага. Некоторые люди доходят до логического конца этого кощунственного и богохульного размышления, заключая, что Бог не может быть таким «злым», чтобы наказывать человека вечными муками, что Он должен обязательно всех простить, независимо от их дел. Или уж по крайней мере, тех, кто верит в Него, даже если кроме так сказать, голой, умственной веры, они ничего другого не имеют. «Я, – говорит Иннокентий, архиепископ Херсонский, – всегда содрогаюсь, когда вспоминаю слова: «друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде?» Особенно эти грозные слова должно приводить себе на память, когда готовимся приступить к Вечере Господней – к причащению Пречистых и Божественных Тайн Христовых. Никакая вечеря царская не может сравниться с этой пренебесной Вечерей Небесного Царя. С каким же страхом и трепетом, с какой чистотой сердца и души должны мы приступать к ней! «Никтоже достоин от связавшихся плотскими похотьми и сластьми приходити, или приближитися, или служити Тебе, Царю славы..». (Молитва иерея во время Херувимской песни).

«И говорит ему: друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде? Он же молчал» (ст. 12). Действительно, что мы можем ответить Богу на такой вопрос? Если бы наша совесть вдруг ожила и заговорила смело и отчетливо, если бы мы встали к ней лицом к лицу, как стоим перед другим человеком, то у нас бы не нашлось ни одного слова, чтобы ответить на ее вопрос: «Почему ты, зная заповеди Божии, пребываешь в Православной Церкви таким негодным?» Обличаемые своей совестью, мы остались бы безответны и печально замолчали.

«Тогда сказал царь слугам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов» (ст. 13). Значит, не всякий, входящий в храм Божий и числящийся православным, спасается. Вот о чем мы должны думать, а не осуждать тех людей, которые находятся за церковной оградой. Мы не должны повторять за фарисеем из притчи Спасителя: «Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь» (Лк. 18, 11). Лучше обратим взор на свою внутреннюю жизнь. Посмотрим трезво, насколько наша внешняя и внутренняя жизнь соответствует Евангелию, есть ли у нас настоящее, полное, глубокое покаяние, я уже не говорю о любви к Богу и ближнему. При таком трезвом взгляде на себя мы, может быть, и начнем ткать ту духовно-нравственную одежду, в которую облечемся и которой прикроем свой греховный срам. Тогда мы станем достойными пребывания в Церкви и получим надежду на милость Божию.

«Ибо много званых, а мало избранных» (ст. 14). Много людей, призываемых к спасению, но мало тех, кто от всей души откликается на призыв Божий. Мало тех, которые остаются последовательными христианами. Мы станем избранными только в том случае, если будем делать все, что от нас требуется, и, испытывая при этом какие-либо трудности и неудачи, приобретем покаяние и сердечное сокрушение. Даже если мы не достигнем состояния любви, то ради нашего покаяния, исполнения нашего христианского долга, Господь помилует нас.

Похожие статьи:

Рекомендованная статья

Неделя 16-я по Пятидесятнице. Притча о талантах

Неделя 16-я по Пятидесятнице. Притча о талантах

Неравенство лежит в самой основе тварного мира. Но это неравенство должно вызывать радость, а не бунт. Ибо его утвердила любовь, а не ненависть, разум, а не безумие. Жизнь человеческая уродлива не из-за присутствия в ней неравенства, но из-за отсутствия в людях любви и духовного разума. Внесите больше Божественной любви и духовного понимания жизни, и вы увидите, что даже в два раза большее неравенство нисколько не помешает блаженству людей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 + 1 =