Главная / Образование / Воскресное Евангелие / Неделя 13-я по Пятидесятнице. У нас есть всё для спасения

Неделя 13-я по Пятидесятнице. У нас есть всё для спасения

Мф., 87 зач., 21, 33– 42

Сказал Господь такую притчу: был некоторый хозяин дома, который насадил виноградник, обнес его оградою, выкопал в нем точило, построил башню и, отдав его виноградарям, отлучился. Когда же приблизилось время плодов, он послал своих слуг к виноградарям взять свои плоды; виноградари, схватив слуг его, иного прибили, иного убили, а иного побили камнями. Опять послал он других слуг, больше прежнего; и с ними поступили так же. Наконец, послал он к ним своего сына, говоря: постыдятся сына моего. Но виноградари, увидев сына, сказали друг другу: это наследник; пойдем, убьем его и завладеем наследством его. И, схватив его, вывели вон из виноградника и убили. Итак, когда придет хозяин виноградника, что сделает он с этими виноградарями? Говорят Ему: злодеев сих предаст злой смерти, а виноградник отдаст другим виноградарям, которые будут отдавать ему плоды во времена свои. Иисус говорит им: неужели вы никогда не читали в Писании: камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла? Это от Господа, и есть дивно в очах наших?

Сегодняшнее евангельское чтение рассказывает о некоем хозяине дома. Наверное, это был богатый человек, умевший управлять своим хозяйством (славянский текст Евангелия говорит: «человек некий бе домовит»). Будучи предусмотрительным хозяином и желая получить прибыль, он насадил виноградник, обнес его оградой, или из камня, или из живой изгороди: колючих растений, вроде терновника или алоэ, которые защищают виноградники от лисиц, вепрей и воров лучше всякой каменной стены. Выкопал точило (выдолбил в камне или вырыл в земле яму, обложив ее камнем, чтобы в ней можно было выжимать сок из винограда), построил башню, легкую, высокую башню для сторожей и для хранения собранного винограда, то есть сделал все, что было необходимо для того, чтобы виноградник приносил плоды и из них можно было получать вино. Все это он отдал в управление виноградарям, а сам отлучился. Нужно думать, что слушатели Спасителя, израильтяне, видели в этой притче образ чрезвычайной хозяйственности, предусмотрительности и умения извлекать выгоду. В то время все страны мира в основном занимались сельским хозяйством, а Израиль вообще был исключительно аграрной страной, там не было каких-то особенных ремесел, люди жили собственным хозяйством.

Не понять этой притчи было нельзя: смысл был слишком ясен. Еще древний Исайя изображал избранный под видом виноградника и обращался к нему от лица Божия с таким вопросом: «Что еще надлежало бы сделать для виноградника Моего, чего Я не сделал ему?» (Ис. 5:1-7). Винограднику, виноградной лозе уподобляли его и другие пророки: Иеремия, Иезекииль, Осия. Подобие это встречается даже в Законе Моисеевом и у Псалмопевца. Виноградная лоза, это самое скромное и в то же время самое благородное растение, требует от виноградаря постоянной, неусыпной заботы и ухода во все времена года; так и Бог, избрав Еврейский из всех народов земных, являл во все времена Свое дивное о нем попечение.

«Когда же приблизилось время плодов, он послал своих слуг к виноградарям взять свои плоды» (ст. 34). Что нужно понимать под образом виноградника? Если толковать притчу с исторической точки зрения, то можно понимать под ним ветхозаветную Церковь. В ней все было устроено Начальником, который вручил ее в управление вождям еврейского народа. Но можно понимать эту притчу и более широко и одновременно более глубоко. Такое широкое толкование дает нам само , где есть слова, которые являются толкованием на эту притчу Самого Спасителя (сегодня за Литургией они не читались). «Иисус говорит им: неужели вы никогда не читали в Писании: камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла? Это от Господа, и есть дивно в очах наших? Потому сказываю вам, что отнимется от вас и дано будет народу, приносящему плоды его» (ст. 42–43). Итак, образ притчи, виноградник, нужно понимать более широко – как . Церковь также есть . Это толкование не противоречит предыдущему, в котором под виноградником понимается Ветхозаветная Церковь, которая была отнята от евреев за противление и неприятие проповеди Спасителя и дана другому народу, точнее – многим народам – сначала греческому, в более поздние века – русскому и другим.

Если мы будем помнить об этом более широком толковании, то нужно признать, что Церковь – это только одно из проявлений Царствия Божия, а существуют и другие его проявления. Христианин, который живет в Церкви и Церковью, ничего не получает помимо Нее. Однако он отличает нечто общее, допустим, общественное богослужение, от личной молитвы, то есть отличает те ощущения, которые получает во время молитвы в храме, от тех, которые испытывает во время молитвы келейной. Поэтому можно условно разделить проявления Царствия Божия на внешние, церковные, и внутренние, индивидуальные. Наверное, для нас более полезно толковать эту притчу именно в таком смысле, потому что тогда она приобретает жизненно важное значение для каждого из нас. Нужно задумываться о своем личном спасении, а не забивать себе голову мыслями о каких-то исторических, культурных или политических событиях, недоступных нашему пониманию, глобальных явлениях, на которые мы не можем повлиять.

Читайте также:  Неделя 5-я Великого поста. Пост – дело любви

«Когда же приблизилось время плодов, он послал своих слуг к виноградарям взять свои плоды». Каждый из нас должен принести Богу духовные плоды. Время плодов можно рассматривать как время исполнения заповедей, а это, как учат подвижники Православной Церкви, – каждое мгновение нашей жизни. Каждое мгновение мы должны приносить духовные плоды этого виноградника – Царства Божия, которое даровано нам благодатью Таинств Крещения и, в особенности, Причащения Святых Христовых Таин.

Однако часто случается, что, когда наступает такая ситуация, в которой нам нужно проявить себя христианами, мы оказываемся к этому не готовы. Допустим, кто-то нас оскорбляет и унижает. Вот и пришло время плодов, пришло время принести плод кротости и смирения. Мы же воспринимаем человека, причиняющего нам обиду, как своего врага и обидчика (хотя этот человек неосознанно является Божиим слугой, испытывающим наши добродетели) и готовы нанести ему всевозможный вред. Могут встретиться и другие ситуации, в которых мы должны проявить те или иные добродетели, исполнить те или иные и таким образом «принести плоды», но мы оказываемся на это неспособны и только ропщем на те обстоятельства, которые причиняют нам скорби и неудобства. При этом мы совершенно нелепо себя оправдываем, говоря, что мы бы исполняли , если бы не было искушений. Если развить это оправдание до логического конца, то получится, что мы будем исполнять тогда, когда нужды в их исполнении не будет.

Под временем плодоношения можно понимать и всю жизнь человека. Каждый из нас предстанет пред Богом и должен будет принести Ему плоды. После этого человек услышит решение своей участи: получит награду за добрые дела или наказание за злые. Можно понимать под временем плодоношения определенный возраст: в каждый период своей жизни человек должен приносить Богу плоды каких-то добродетелей. Скажем, в юности особенно ценно и важно целомудрие, в зрелом возрасте – смирение, отсутствие тщеславия и простота, в престарелом возрасте – мудрость, опытность (конечно, прежде всего, духовная, имеющая для христианина большее значение, чем житейская). Мы же не приносим в свое время, то есть в том или ином возрасте, подобающих плодов, и опять оправдываемся тем, что всевозможные искушения мешают нам исполнять заповеди. На самом же деле эти обстоятельства лишь обнаруживают наше внутреннее состояние: хотим мы приносить плод Богу или нет.

Некоторые высказываются очень странно: «Мы хотим исполнять заповеди, но не можем. Мы хотим совершать добродетели, но не получается». Это лукавство. Оно свойственно, конечно, всем людям, но не должно иметь места у православного христианина. Когда мы говорим, что не можем исполнять заповеди, мы обманываем не только себя, но и Самого Господа дерзко пытаемся обмануть. Мы не исполняем заповеди именно потому, что исполнять их не хотим. Причина того, что мы грешим, – в развращенности нашей воли, в том, что наши желания колеблются между добродетелями и грехами. Именно в таком смысле нужно понимать слова пророка Давида: «Всяк человек – ложь» (Пс. 115, 2), то есть не только в прямом смысле, что мы склонны к обману, но и в том, что мы сегодня или даже в какое-то мгновение хотим, скажем, быть кроткими, а в следующее мгновение, когда появилось какое-либо искушение, гневаемся, раздражаемся, забывая о своем твердом намерении сохранять всегда мирное, спокойное состояние души. Нужно понимать, что «не получается» не является оправданием. Мы должны сделать свою волю постоянной в следовании, стремлении к добродетели. Только тогда мы сможем приносить те плоды, которых от нас требует «домовитый человек» – . Он сделал для нашего спасения все, а требует от нас весьма немного: чтобы мы, пользуясь теми могущественными и многочисленными средствами, которые нам предоставлены, исполняли заповеди. Это и изображено в притче под образами виноградника, ограды, точила и башни, то есть символически показано, что для нас сделано все.

Читайте также:  Неделя 25-я по Пятидесятнице. Богатство земное и сокровище небесное

«И послал Своих слуг», т.е. пророков, этих великих избранников Божиих, которые возвещали Иудеям волю Божию, призывали их к покаянию, открывали будущее, указывая на грядущего Спасителя мира – Единородного Сына Божия, — пишет . — Эти посланники Божии требовали от Иудеев плодов, т.е. исполнения воли Божией, «повиновения, доказываемого делами. Но Иудеи не только не дали плода после таких попечений, но даже вознегодовали на пришедших, и не только вознегодовали, но еще обагрили руки свои кровью; сами заслуживая казнь, предали казни посланных». Так, Иеремия и Захария, сын Иодаев, были побиты камнями (Иер. 37:15), Исайя распилен пилой; другие испытали поругание, а третьи – побои, а также узы и темницу; камнями побиваемы были, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча те, которых весь мир не был достоин. «Я послал к вам, – говорит Бог у пророка Иеремии, – всех рабов Моих, пророков, посылал с раннего утра, чтобы сказать: «не делайте этого мерзкого дела, которое Я ненавижу» (Иер. 44:4-6). Но Иудеи оставались упорными.

«Опять послал он других слуг, больше прежнего; и с ними поступили так же. Наконец, послал он к ним своего сына, говоря: постыдятся сына моего. Но виноградари, увидев сына, сказали друг другу: это наследник; пойдем, убьем его и завладеем наследством его» (ст. 36–38). «Так некогда совещались и братья Иосифа, — пишет святитель Иоанн Златоуст, – злоумышляя против него: увидев его издали, они сказали друг другу: «вот, идет сновидец; пойдем теперь, и убьем его… и увидим, что будет из его снов» (Быт. 37:19-20). Подобно тому, как братья Иосифа, думая разорить намерения Божии относительно своего меньшего брата, способствовали их исполнению, так и законники Иудейские, восставая против Христа, сделались орудиями осуществления намерений Божиих. «Это наследник», – говорят злые виноградари. Иисус Христос есть Наследник всего, не как Бог, но как Человек, ибо, как Бог, Он есть Творец всего. Каким поразительным пророчеством являются слова притчи: «пойдем, убьем… и завладеем наследством Его»… для Иудейских вождей, которые спустя несколько дней услышали от Каиафы на тайном совещании синедриона: «что нам делать? Этот Человек много чудес творит. Если оставим Его так, то все уверуют в Него… лучше нам, чтобы один человек умер..». (Ин. 11:47-50).

Во времена Спасителя эта была пророческой: Господь предсказал, как поступят иудеи с посланным к ним Сыном Божиим, изображенным в притче под видом сына домовитого человека. Но такое историческое толкование не исключает и другого, при котором человек может отнести образы притчи к самому себе. эта рассказана для того, чтобы призвать к спасению душу каждого охладевшего и начавшего уклоняться от веры человека или даже целый народ, например, еврейский или какой-то другой.

Мы должны осознать, что для того, чтобы исполнить заповеди и спастись, нам дано абсолютно все, с этой же целью нам делаются многочисленные напоминания, обличения и увещания. На протяжении многих веков Божии слуги – апостолы и святые отцы – писали книги и делали все для того, чтобы воззвать к покаянию и духовному плодоношению очерствевшие души людей. Если же мы, охладев и не принося Богу своевременных плодов, даже после всевозможных обличений нашего сердечного окаменения желаем жить только для себя, а не для Бога, то есть желаем, как бы завладеть Его наследством, тогда мы уподобляемся, как это ни страшно звучит, богопротивным иудеям. Мы совершаем некое богоубийство в своей душе и впадаем в совершенное сердечное окаменение, а это, по мнению преподобного Иоанна Лествичника, – самый страшный порок.

«И, схватив его, вывели вон из виноградника и убили. Итак, когда придет хозяин виноградника, что сделает он с этими виноградарями?» (ст. 39–40). «Видишь, – говорит святитель Златоуст, – как Иисус Христос предсказывает о самом месте, где будет убит?» Известно, что Он «пострадал вне врат» (Евр. 13:12). Притча была настолько ясной и мудрой, что слушатели Спасителя были вынуждены свидетельствовать против самих себя. Такой же ответ, какой дали иудеи, если совесть в нас еще не совсем умерла, должны дать и мы. «Говорят Ему: злодеев сих предаст злой смерти, а виноградник отдаст другим виноградарям, которые будут отдавать ему плоды во времена свои» (ст. 41). И Господь, по сказанию святого евангелиста Луки, подтвердил их решение: «Придет, — сказал Он, – и погубит виноградарей тех, и отдаст виноградник другим…» (Лк. 20:16). Мы тоже должны признать, что если не покаемся, то благодать, Царство Божие, будет от нас отнято, и мы, формально оставаясь православными христианами, уже никогда не вернем этой благодати. Наше сердце совершенно окаменеет, и мы станем неспособны к покаянию. Да, святые отцы говорят, что любой человек может покаяться. Однако бывает такое состояние, когда человек уже неспособен к покаянию. Об этом свидетельствует один из самых авторитетных аскетических писателей, Иоанн Лествичник. Наступает такое состояние после того, как человек долгие годы противится упрекам совести и всевозможным обстоятельствам, которые промыслительно устраивает Господь для того, чтобы призвать его к плодоносной, истинно христианской жизни.

Читайте также:  Неделя 25-я по Пятидесятнице. Исцеление согбенной женщины

«Иисус говорит им: неужели вы никогда не читали в Писании: камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла? Это от Господа, и есть дивно в очах наших?» (ст. 42). Святитель Иоанн Златоуст при этом замечает, что и теперь Господь не назвал прямо язычников, как наследников Царствия Божия, «чтобы не раздражить Иудеев против Себя, но намекнул только, сказав: «дано будет народу, приносящему плоды его». Без сомнения, для того и притчу сказал, чтобы Иудеи сами произнесли приговор, как и произнес свой суд, уразумев притчу Нафана. Суди же по этому, как справедлив приговор, когда подвергаемые наказанию сами себя обвиняют! Потом, дабы они видели, что не только самая справедливость этого требует, но что это давно уже предрекла благодать Святого Духа и Бог так определил, Иисус Христос приводит пророчество. Камнем называет Себя, а строителями учителей Иудейских; то же сказано и пророком Иезекиилем: «когда он строит стену, они обмазывают ее грязью» (Иез. 13:10).

К сожалению, так получается, что этот камень – спасительное евангельское учение отвергаем и мы, а ведь это учение действительно является главой всей жизни человека. К нему, как к камню, который положен во главу угла, сходятся две стены: духовная – ожидаемое нами вечное блаженство, и земная – счастье этой жизни. Формально, внешне мы верующие люди, но поскольку нам кажется, что во многих житейских обстоятельствах Евангелие применить невозможно, постольку мы этот камень отвергаем, делая для себя при исполнении заповедей многочисленные исключения. Если все их сложить, то получится, что у нас никогда не будет удобного момента для исполнения заповедей. Мы оправдываем себя тем, что в такой-то ситуации люди какие-то неприятные, в этой – здоровье мешает, в другой – еще какие-либо обстоятельства общественной или личной жизни. Вот и выходит, что исполнять Евангелие негде и некогда (разве что только в храме). Происходит же это, повторяю, потому, что мы отвергаем камень, который должен быть положен во главу угла, должен быть основанием всей нашей жизни, и духовной, и земной.

Итак, мы должны отнести эту притчу к самим себе. Нам дарованы все средства для того, чтобы приносить духовные плоды и спастись: все устроено для этого и в Церкви, и в нашей личной христианской жизни. Людям с зачерствевшим сердцем, какими являются большинство из нас, Церковь всевозможными способами напоминает о необходимости исполнения христианского долга. Если же мы будем всем этим пренебрегать, то может так случиться, что мы уподобимся богопротивным иудеям, которые отвергли Спасителя. За это от них было отнято Царство Божие и даровано другим народам, возможно, и не ожидавшим этого, но более благодарным, преданным Господу и приносящим, как мы знаем из церковной истории, многочисленные плоды.

Поэтому, хотя нам иногда и неприятно слышать упреки священника, а правильнее – упреки самого Евангелия, но мы должны принять их к сведению. Не нужно огорчаться, роптать и приходить от этого в уныние, а надо приободриться, опомниться и собрать все свои силы для жизни по Евангелию.

Похожие статьи:

Рекомендованная статья

Неделя 22-я по Пятидесятнице. О вере в помощь Божию

Неделя 24-я по Пятидесятнице. О вере в помощь Божию

Мы получим исцеление только в том случае, если умом прикоснемся к Господу с такой верой, какая была у этой женщины, если будем с дерзновением преодолевать свое неверие и пробиваться сквозь мешающую нам толпу греховных помыслов и всевозможных суетных обстоятельств. Однако ничто не принесет нам пользы, если мы будем делать это без веры, по крайней мере, без понуждения себя к ней. Как не принесло пользы присутствие Спасителя многим и многим людям, окружавшим Его, но не имевшим веры. Спаситель ясно сказал: «Вера твоя спасла тебя».