Главная / Образование / Воскресное Евангелие / Призвание Апостолов. Слово во вторую Неделю по Пятидесятнице

Призвание Апостолов. Слово во вторую Неделю по Пятидесятнице

И глагола има: грядита по Мне, и сотворю вы
ловца человеком. Она же абие оставлъша мрежи,
по Нем идоста
(Мф.4:19-20)

Сегодня, возлюбленные братия, читано было за Литургиею о призвании Господом в апостольский сан родных братьев Петра и Андрея и еще родных братьев — Иакова и Иоанна, сынов Зеведеевых, тоже рыбарей. Затем, говорится о хождении Иисуса Христа по Галилейской области, проповедании Евангелия царствия и исцелении всяких болезней и немощей людских.

Призванием Петра и Андрея, Иакова и Иоанна, Господь положил в Церкви Своей начало апостольскому званию — званию высокому, небесному, евангельскому, даже выше — сану Христову: ибо и священнослужители продолжают дело Самого Иисуса Христа Спасителя, то есть дело спасения людей, дело примирения их с Богом. Побеседуем же ныне для общей нашей пользы о том, почему призвал к апостольству людей простых и неученых, бедных.

Итак, почему же Господь призвал к апостольскому званию не знатных и сильных или богатых мира сего, не премудрых и разумных, или ученых, а людей низкого состояния, неученых и бедных? Святой апостол Павел, призванный к апостольству из гонителей Церкви Божией и из ученых, объясняет причину, почему Господь призвал простых людей к званию апостольскому.

Призвание Апостолов. Слово во вторую Неделю по Пятидесятнице

Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее, — для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом (1Кор.1:27-29). Сам апостол Павел говорит о себе, призванном из мудрых мира, что и его Бог послал благовествовать не в премудрости слова, а в простоте, чтобы не упразднить креста Христова (ср.: 1Кор.1:17), то есть силы крестных заслуг Христа Спасителя нашего, которые и без нашей суетной мудрости сильны спасти верующих.

Итак, вот почему Господь призвал апостолов из простых людей, то есть для того, чтобы всем очевидно было, что христианская вера и , ею подаваемое людям, ее чудесное распространение по земле, есть сила Божия, но не дело мудрости и силы человеческой. Это первая причина.

Вторая причина та, что, поелику Господь пришел в мир во плоти нашей уврачевать нашу природу, падшую гордостью и лукавством врага и невоздержанием чрева, то, желая преподать всему человечеству урок простоты, смирения и умеренности во всем, — и в самом избрании будущих врачей и ловцов человечества, — Он избирает их из людей простых и бедных, ограничивавшихся только необходимым и нимало не мечтавших о себе высоко. Потому же и Сам Он, как Врач недугующего человечества, рождается от бедной Девы и в убогом вертепе, — и мнимого отца имел бедного, и жил в бедности, не имея где главу приклонить. Это вторая причина.

Читайте также:  О благоговеинстве в храме

Третья причина, почему Господь избрал апостолов из простого и бедного звания, а не из знатного и богатого, — та, что, как вы и сами все знаете, богатство привязывает к себе сердца человеческие и отторгает их от Бога и подает повод ко многим грехам.

Сам Господь говорит: Не можете служить Богу и богатству; удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в (ср.: Мф.6:24;19:24). Святой апостол говорит: кто любит мир, в том нет любви Отчей, то есть к Богу, Отцу нашему Небесному, ибо всё, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская (ср.: 1Ин.2:15,16). Как же бы апостолы, избранные из людей богатых и любящих богатство, могли привести людей к Богу, возжечь в сердцах людских пламенную к Нему любовь, не имея в сердцах своих сами любви к Нему? Вот почему эти апостолы были избраны из бедных людей, то есть чтобы они для любви Божией могли удобнее порвать связь с миром и с грехом и всем сердцем прилепиться к Богу.

Четвертая причина, по которой апостолы избраны из людей бедных и простых, — та, чтобы они удобнее могли принять в свои сердца богатство благодати Божией, которая обильно изливается в сердца смиренные и простые, алчущие и жаждущие оправдания Божия, — и не вмещается в сердцах гордых и надменных мнимою своею правдою. Не отвергшись узкого самолюбия и стяжаний земных или мнимой мудрости земной, они не могли бы иметь любви к Богу и ко всему человечеству, а без любви они не могли бы быть способными к апостольскому служению, требовавшему горячей любви к человечеству, спасаемому Богом Отцом чрез Сына в Духе Святом: они должны были войти в дух любви Христовой и быть носителями и раздаятелями другим этого духа: духа правды и святыни, духа кротости и смирения, незлобия и терпения, воздержания и нетления.

Апостольские сердца изобильно приняли благодать Духа Святого в день Пятидесятницы и этою благодатью исполнили весь мир, и она достигла до наших дней и будет изливаться на достойных до скончания века.

Приметьте из нынешнего Евангелия, как рыбари Петр и Андрей, и Иоанн поспешно и безвозвратно оставили и дома свои и свое скудное имущество и последовали за Иисусом Христом; как они поступили просто и достолюбезно! Если бы они были богаты, — не оставили бы они так просто свои дома и имущество. Один богатый юноша подошел было к Иисусу Христу просить совета для достижения жизни вечной, но, как услышал, что надо имение раздать нищим, ушел прочь со скорбью от Иисуса Христа. Но в апостолах решительное оставление земных и тленных благ было, по благодати Божией, причиною их пламенной любви к Богу и ближнему, и к высокому своему званию и своему делу; оно было их духовным богатством, их силою, славою, их украшением и светом. Кто отлучит нас от любви Божией, говорит апостол Павел: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? Ничто: ни смерть, ни жизнь, ни , ни Начала… ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь (ср.: .8:35,38-39).

Читайте также:  Неделя 8-я по Пятидесятнице. Чудо умножения хлебов.

А как они любили ближних! Не по-нашему; — да нам и во сне не виделось, что мы любим кого-либо так, как любили апостолы: они готовы были всякий час души свои полагать за людей; за то и их любили люди благочестивые так, что готовы были исторгнуть свои очи и отдать им (ср.: Гал.4:15). Апостолы ничего не имели, а всем обладали, — были как нищие, а многих обогащали благодатию Божиею. Серебра и золота нет у меня, говорит апостол Петр хромому от рождения, а что имею, то даю тебе: во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи (Деян.3:6); и хромой встал и начал ходить и скакать. Вот какая сила у них: они исцеляли всякие болезни, воскрешали мертвых, изгоняли бесов, наступали на змию и на скорпию и на всю силу вражию (Лк.10:19), то есть бесовскую, без всякого для себя вреда; могли утешать всякого печального тем утешением, каким сами утешались от Бога. Это ли не сила? А какова их слава? Еще в бренной плоти, или вне плоти, они были восхищаемы до третьего неба и слышали неизреченные глаголы (см.: 2 Кор.12:4)! Еще во плоти их считали за богов, сошедших с неба, и хотели чтить их жертвами и курениями! Все люди иерусалимские величали их (ср.: Деян.5:13), говорит святой евангелист Лука в Деяниях Апостольских о апостолах и первых христианах.

Пятая причина, почему Господь призвал к апостольству людей простых, есть следующая: так как апостолы должны были поучать людей на земле небесному житию, бесстрастному, незазорному, святому, в чаянии будущей блаженной жизни, не стареющей во веки, то и сами должны были показать всем на земле пример бесстрастия и святости, нестяжательности и небесной на земле жизни, чтобы тем удобнее можно было научить верующих примером своей жизни и своего бесстрастия. Когда Бог, избравший меня от чрева матери моей, благоволил явить во мне Сына Своего, я не стал советоваться с плотью и кровью (ср.: Гал.1:15,16), то есть бросил всякое пристрастие житейское.

Читайте также:  Неделя 20-я по Пятидесятнице. Притча о богатом и Лазаре

Шестая причина: святые апостолы, как проповедники духовной свободы во Христе, должны были сами быть облечены в духовную свободу чрез совершенное беспристрастие ко всему временному; а пристрастившийся к земному не может быть духовно свободен: он раб своих прихотей. Апостолы же были, по воле Божией и своему произволению, свободны от всякого пристрастия земного; они учили новой во Христе жизни, и сами прежде всех были новою тварью. Апостолы были воины Христовы, коим предстояла брань не только с людьми, или их страстями и беззакониями, но и с царством сатаны, с начальствами и властями и миродержителями тьмы века сего, с духами злобы поднебесными (ср.: Еф.6:12). Каковы же должны быть Христовы воины? Они должны быть неуязвимыми духовно от всех сил вражиих, а неуязвимы они могли быть только тогда, когда бы не имели пристрастия ни к чему земному, ни к самой жизни своей: ибо враг обыкновенно язвит чрез пристрастия плотские и мирские; не будет в нас этих пристрастий — и мы неуязвимы, по благодати Божией. Таковы и были апостолы и все святые мученики, святители, преподобные, бессребреники, все святые. Они были сильны своим беспристрастием, умерщвлением плоти с ее страстями и похотями. Никтоже бо воин бывая обязуется куплями житейскими, да воеводе угоден будет (2Тим.2:4).

Адская злоба мучителей и ужасные мучения, коим они подвергали исповедников имени Христова, бессильны были сломить их мужество и терпение: они были выше всех страхов и мучений. Вот что значило их беспристрастие к плоти и к миру!

Наконец, седьмая причина та, что в простых сердцах Бог почивает, а в лукавых Ему нет места.

Будем, по силе своей, и мы подражать бесстрастию апостольскому, чтобы служить Богу чистым сердцем, успевать больше и больше в любви к Богу и ближним, поощряя друг друга к добрым делам (ср.: Евр.10:24). Аминь.

***


Святой праведный . Простое Евангельское слово. Полный годичный круг поучений. — Москва: Отчий дом, 2010. — 400 с.

Похожие статьи:

Рекомендованная статья

Неделя 11-я по Пятидесятнице. Притча о немилосердном должнике

Неделя 11-я по Пятидесятнице. Притча о немилосердном должнике

Большинству из нас кажется, что мы никому не делаем ничего плохого, хотя на самом деле многих окружающих нас людей мы всячески обижаем, доставляем им неприятности, досаждаем им. Мы не видим того, что с нами происходит. Иногда даже мы хотим человеку сказать что-то, как нам кажется, приятное, а человек от наших слов скорбит.