Первосвященник Каиафа

Одной из самых зловещих и отталкивающих фигур Нового Завета является . В то жестокое время многие прибегали к подкупу и насилиям для достижения своих целей. Но мало кто умел, подобно этому человеку, творить зло с видом благочестия и святости. Каиафа был первосвященником Иерусалимского Храма в течение 18 лет, с 18 по 37 год. Его назначил на этот пост римский Валерий Грат, предшественник Пилата.

Первосвященник Каиафа

Каиафа был саддукеем (прим. — саддукеи не верили в мертвых), зятем первосвященника Анны (Ханнана), и послушным орудием в руках своего тестя. Даже уйдя с поста, и не занимая официально первосвященнического кресла, Анна фактически оставался «невидимой, теневой властью». Он продолжал цепко держать в руках власть и по сути дела единолично распоряжался храмовыми должностями и казной. По мнению некоторых историков, именно Анна через своего зятя принял решение о казни Иисуса Христа.

Первосвященник Каиафа

Первоначально саддукеи не были настолько сильно озлоблены на Христа, как фарисеи. Но после воскрешения Четверодневного Лазаря, и они встревожились. Ведь они не верили в воскресение мертвых. Занимаясь так называемой наукой, они пришли к выводу, что невозможно вернуть к жизни умершего. Однако Христос ниспроверг их догмы, показав, что они не знают ни Писаний, ни силы Божьей. Христос показал Свою власть над смертью. Это великое чудо являлось самым убедительным доказательством того, что Бог послал Своего Сына в мир для спасения людей. Это чудо было достаточным, чтобы убедить каждого разумного, непредубежденного человека. Многих свидетелей воскрешения Лазаря это чудо побудило поверить в Иисуса. Но священники еще сильнее возненавидели Его. Они отвергли все менее значимые свидетельства Его Божественности, а от этого нового чуда только пришли в ярость… Мертвый воскрес среди бела дня, на глазах у толпы свидетелей… Воскрешение Лазаря невозможно было отрицать, а как принизить значение этого чуда, священники не знали. До сих пор саддукеи не поддерживали планов убийства Христа, но после воскрешения Лазаря они решили, что только смерть Его положит конец бесстрашным разоблачениям. Как никогда раньше, они были полны решимости положить конец деятельности Христа. Фарисеи и саддукеи сблизились между собою. До сих пор между ними не было согласия, но теперь их сплотила ненависть ко Христу. Но сначала нужно было подыскать обвинение. Пока это не удавалось.

Первосвященник Каиафа

Поэтому Каиафа сделал со своей стороны все от него зависящее, чтобы уничтожить Христа. Каиафа был обязан своим положением римской власти и выше всего ценил свои личные интересы; поэтому он выступил ярым врагом Христа, в котором видел опасного возмутителя. Он первый подал совет пожертвовать Иисусом Христом, чтобы «не погиб весь », т. е. чтобы не произошло возмущения, которое повлекло бы жестокую расправу со стороны римлян (Ин. 11:49-50).

Читайте также:  Мария Египетская

Даже если Иисус невиновен, считали священники, от Него нужно избавиться. Он причиняет много хлопот, привлекает к Себе народ и ослабляет власть старейшин. И ведь речь идет всего лишь об одном Человеке. Так не лучше ли, чтобы Он умер, чем ослабеет власть старейшин? Если народ потеряет доверие к своим вождям, то национальной власти придет конец. Каиафа утверждал, что после чуда с Лазарем последователи Иисуса непременно поднимут восстание, и тогда придут римляне, говорил он, закроют храм, упразднят наши законы, и как нация мы погибнем. Так чего же стоит жизнь этого Галилеянина по сравнению с жизнью всего народа? Если Он – преграда на пути благополучия Израиля, разве это не богоугодное дело – устранить Его? «Лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб».

Сразу же после взятия Иисуса Христа под стражу в Гефсимансом саду, Его предварительный допрос совершил сначала Анна, после чего он отправил Его к Каиафе. Утро еще не наступило, на улице было темно. При свете факелов и фонарей вооруженная толпа вместе с узником направилась к дворцу первосвященника. Здесь Анна и Каиафа снова допросили Иисуса, но не добились успеха.

Христос перед Каиафой. Маттиас Стом, 1630-е
Христос перед Каиафой. Маттиас Стом, 1630-е

Официально осудить Христа должен был синедрион. Но синедрион в те времена не имел достаточных правомочий – он существовал только благодаря терпимости римских властей. Синедрион не имел права приводить в исполнение смертный приговор. Там могли только допрашивать узников, выносить приговор, а затем его отправляли на утверждение римским властям. Вот почему Христа надо было обвинить в таких деяниях, которые показались бы римлянам преступлениями. Нужно было также подобрать обвинение, которое выглядело бы достаточно серьезным в глазах иудеев.

Среди священников было немало убежденных сторонников Христа, и только страх перед отлучением мешал им исповедовать Его. Священники хорошо помнили вопрос Никодима: «Судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?» Этот вопрос заставил их тогда закрыть заседание синедриона и на некоторое время помешал осуществлению их планов. На этот раз Иосифа из Аримафеи и Никодима не пригласили на совет. Суд нужно было провести так, чтобы все члены синедриона выступили против Христа.

Священники хотели выдвинуть два обвинения: богохульство (тогда Его осудили бы иудеи) и подстрекательство к бунту (тогда бы его, наверняка, осудили и римляне). Начальствующие старались ускорить суд. Они знали, как почитает народ Иисуса, и опасались, что если об аресте станет известно, то, возможно, Его попытаются освободить. Кроме того, если суд и исполнение приговора не будут произведены немедленно, придется ждать неделю из-за празднования Пасхи. А это могло вновь нарушить их планы. Чтобы добиться осуждения Иисуса, им нужна была поддержка озлобленной толпы, большую часть которой составляла иерусалимская чернь. Если суд отложить на неделю, возбуждение улеглось бы, и положение могло полностью измениться. Лучшая часть народа приняла бы сторону Христа, многие выступили бы со свидетельствами в Его оправдание, рассказывая о великих делах, которые Он сотворил. И это возбудило бы в народе гнев против синедриона. Тогда осудили бы членов синедриона, а Иисус был бы освобожден и вновь принимал бы поклонение толпы. И поэтому священники и правители решили: прежде чем их замыслы станут всем известны, предать Иисуса в руки римлян.

Читайте также:  Пророк Иона (IX в. до Р.Х.)

Первое заседание синедриона, начатое в доме Каиафы в четверг ночью, закончилось в пятницу рано утром. У Каиафы собрались старейшины, книжники, именитые фарисеи и почти весь синедрион. Несмотря на позднее время, они спешили скорее собрать свидетельства против Иисуса, чтобы приготовить все необходимое для другого, утреннего полного заседания синедриона, на котором они могли бы официально вынести Ему смертный приговор.

Христос перед Каиафой. Худ. Н. П. Шаховской. Мозаика храма Воскресения Христова (Спаса на крови), Санкт-Петербург
Христос перед Каиафой. Худ. Н. П. Шаховской. Мозаика храма Воскресения Христова (Спаса на крови), Санкт-Петербург

Для сбора обвинений они пригласили лжесвидетелей, которые начали обвинять Христа в разных нарушениях закона (например, в нарушении субботнего покоя). Наконец пришли два лжесвидетеля, которые указали на слова, произнесенные Господом при изгнании торгующих из храма. При этом они злонамеренно переиначили слова Христа, вложив в них другой смысл. В начале Своего служения Христос сказал: «Разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его». Так Он образным языком пророчески предсказал Свою смерть и воскресение. «Он говорил о храме Тела Своего» (Ин. 2:19, 21). Иудеи же поняли эти слова буквально и отнесли их к Иерусалимскому храму. Кроме этого выражения, священники не могли найти в словах Христа ничего, что можно было бы использовать против Него. Исказив Его мысль, они надеялись извлечь для себя выгоду. Они обвинили Иисуса в подстрекательстве к восстанию и в стремлении установить Свое царство. «Он говорил: могу разрушить храм Божий и в три дня создать его». Но и такое приписанное Христу обвинение не было достаточным для серьезного наказания.

Иисус не произнес ни единого слова в Свою защиту. Наконец Его обвинители запутались, смутились и разъярились. Суд не мог продолжаться дальше. Казалось, весь заговор расстроился. Каиафа был в отчаянии. Оставалось последнее средство: заставить Христа судить Самого Себя. С искаженным от гнева лицом первосвященник вскочил со своего судейского места. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять: будь это в его власти, он набросился бы на стоявшего перед ним узника. «Что же ничего не отвечаешь?» — воскликнул он. — «Что они против Тебя свидетельствуют?»

Иисус перед Каиафой. Юлиус Шнорр фон Карольсфельд.
Иисус перед Каиафой. Юлиус Шнорр фон Карольсфельд.

Молчание Христа раздражало Каиафу, и он решил вынудить у Господа такое признание, которое дало бы повод осудить Его на смерть, как богохульника. Каиафа поднял правую руку к небу и торжественно обратился к Иисусу: «Заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос — ?» Христос не мог не отозваться на эти слова. Есть время молчать, и есть время говорить. Он молчал до тех пор, пока Ему не задали прямой вопрос. Он знал, что, ответив на него. Он обрекает Себя на верную смерть. Не скрывая более Своего Мессианского и Божественного достоинства, Христос ответил: «Ты сказал!» то есть: «Да, ты верно сказал, что Я — обещанный Мессия, и прибавил: «Отныне увидите Сына Человеческого, сидящего одесную Силы и грядущего на облаках небесных.» Здесь ссылка на 109-ый псалом и на видение пророка Даниила. В указанном псалме Мессия изображается сидящим одесную Бога. же видел Мессию в образе «Сына Человеческого,» грядущего на облаках небесных.

Читайте также:  Пророк Осия и его книга

Слова Христа разозлили первосвященника. И разодрав свои одежды, он потребовал, чтобы узника тотчас же, без промедления, осудили за богохульство. «На что еще нам свидетелей, — сказал он, — вот, теперь вы слышали богохульство Его! как вам кажется?» И все осудили Иисуса. Синедрион приговорил Иисуса к смерти. Но по иудейскому закону узника нельзя было судить ночью. По закону осуждение могло состояться только днем и при полном составе совета.

Когда настал день, синедрион собрался еще раз, и Иисус снова был приведен в зал заседаний. Он назвал Себя Сыном Божьим, и на основании этих слов судьи уже подготовили обвинение против Него. «Ты ли Христос? — спросили они. — Скажи нам». Но Христос продолжал молчать. И они начали засыпать Его вопросами. Наконец с глубокой скорбью в голосе Он отвечал: «Если скажу вам, вы не поверите; если же я спрошу вас, не будете отвечать Мне и не отпустите Меня». «Итак, Ты Сын Божий?» — спросили они Его в один голос. И Он сказал им: «Вы говорите, что Я». Они закричали: «Какое еще нужно нам свидетельство? ибо мы сами слышали из уст Его». Итак, осужденный иудейскими правителями в третий раз, Иисус должен был умереть. Теперь, думали они, у них есть все необходимое, чтобы римляне утвердили этот приговор и предали Его в их руки.

Дуччо. Джотто. Христос перед Каиафой (1304—1306). Падуя. Капелла Скровеньи
Дуччо. Джотто. Христос перед Каиафой (1304—1306). Падуя. Капелла Скровеньи

Еще четыре года после смерти и воскресения Христа Каиафа занимал пост первосвященника, бессовестно продолжая грабить людей. Но все возрастающая к нему ненависть народа наконец дошла до римских властей, которые не меньше иудеев были возмущенны деяниями Каиафы. Разобрав его дело, римский консул Вителлий отстраняет Каиафу от должности первосвященника. Гордец Каиафа заканчивает свою жизнь в безвестности.

Сейчас на месте дома Каиафа стоит Церковь Св.Петра.

Церковь св. Петра в Галликанту

Церковь построена монахами ордена ассумпционистов. Внутри церкви — подземелья древнего дворца и тюрьма,в которой Иисус провел остаток ночи перед тем, как Его повели на суд к Понтию Пилату.

Похожие статьи:

Рекомендованная статья

Жены-мироносицы: чудо обыкновенной любви

Жены-мироносицы: чудо обыкновенной любви

Третье воскресенье пасхального цикла названо в честь святых жен-мироносиц. Этот праздник посвящен обычным женщинам — Христовым ученицам, неотступно следовавшим за своим Учителем и не оставившим Его даже в те минуты, когда большинство апостолов попросту разбежались. И событие, воспоминаемое в этот день, тоже, на первый взгляд, самое обыденное — не успев совершить погребальный обряд над умершим Спасителем из-за приближавшейся субботы, женщины на третьи сутки после Его крестной смерти поспешили к гробу. С собою они несли миро — дорогое пахучее масло — и шли к могиле помазать тело Иисуса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемнадцать − 12 =