Главная / Образование / Богослужебный ликбез / Праздник Рождества Пресвятой Богородицы

Праздник Рождества Пресвятой Богородицы

1) Место праздника в границах православного богослужебного года

Праздник Рождества Пресвятой Богородицы относится к двунадесятым праздникам Православной Церкви; это один из четырех (если не считать “Господско-Богородичного” праздника Сретения Господня) важнейших — наряду с Введением во храм, Благовещением и Успением — праздников посвященных прославлению Божией Матери.

Праздник Рождества Пресвятой Богородицы

2) Связь праздника с событиями Священной истории Ветхого и Нового Завета

Церковная экзегетическая (истолковывающая духовный смысл Священного Писания) традиция видит во многих из книг Ветхого Завета пророчества о том, что в мире должна появиться чистая Отроковица, от Которой надлежит родиться Спасителю мира.

Уже в рассказе о грехопадении Адама говорится о том, что, после того как Бог узнал о совершенном против Его воли преступлении – о вкушении первыми людьми запретного плода от Древа познания добра и зла, Он возвестил им, что некогда, в будущем, “Семя (т. е. Сын) жены сотрет главу змия (т. е. сатаны)” (см. Книга Бытия 3:15). Под Семенем в церковной экзегезе принято подразумевать Христа, а под Женой — Богоматерь.

Библия повествует и о том, как ветхозаветный праведник удостоился чудесного видения лестницы от земли к небу, ведущей к самому престолу Всевышнего, по которой восходят и нисходят ангелы. Под этой лестницей также принято символически понимать Богоматерь, соединившую небо и землю, примирившую их через Рождество от Нее Богочеловека Христа (см. Книга Бытия 28:10-17).

Существует и целый ряд иных ветхозаветных пророчеств о Богоматери, которые связываются с теми или иными событиями Ее земной жизни. Они будут приведены нами далее — в их непосредственной связи с духовным смыслом уже других праздников православного богослужебного года (см., например: Книга Исход 3:1-5; Книга Числа 17:19; Книга пророка Исаии 7:14; Книга пророка Иезекииля 44:1-3).

Хотя рождение Пречистой Девы Марии и совершилось в самом преддверии явления в мир Иисуса Христа, мы не найдем какого-либо описания Ее Рождества в каноническом Евангелии. На протяжении двух тысячелетий хранит повествование о Рождестве Богоматери в своей живой памяти именно как истинное , дополняющее и проясняющее для нас содержащийся в Священном Писании рассказ о пришествии на землю Спасителя.

Подробности события Рождества Пресвятой мы узнаем из одного из так называемых “апокрифических” (т. е. по тем или иным причинам не признанных Церковью подлинными и не включенных ею в Священного Писания Нового Завета) евангелий — “Протоевангелия Иакова”. Именно содержащийся здесь рассказ — разумеется переосмысленный и подвергшийся корректировке со стороны древнецерковного православного сознания — и лег в основу воспринятого Церковью христианского Предания.

“Протоевангелие” повествует о том, что некогда, — на рубеже двух эр мировой истории, разделенных рождением Христа, — в городе Назарете жили уже весьма немолодые и бездетные супруги — Иоаким и Анна. Всю свою жизнь, посвященную исполнению Божией воли и служению ближним, мечтали они и горячо молились о том, чтобы Господь даровал им ребенка. Иоаким и Анна даже дали обет: если у них все же родится сын или дочь, то жизнь этого младенца будет посвящена служению Богу. Наконец их была услышана: дочь свою они назвали Марией (что в переводе с еврейского означает “Госпожа” или “надежда”). Эта девочка, принесшая утешение и душевное облегчение престарелым и богобоязненным супругам, и оказалась предназначеной стать Матерью будущего Спасителя мира, Сына Божия. По отцу Она происходила от царского, а по матери — от архиерейского рода.

Вот как начинается рассказ об этом в самом апокрифе: “В двенадцати коленах Израиля был некто Иоаким, очень богатый человек, который приносил двойные дары Богу, говоря: Пусть будет от богатства моего всему народу, а мне в отпущение и умилостивление Господу. Наступил великий день Господень, когда сыны Израиля приносили свои дары. И выступил против него (Иоакима) Рувим, сказав: Нельзя тебе приносить дары первому, ибо ты не создал потомства Израилю. И огорчился очень Иоаким, и стал смотреть родословную двенадцати племен народа, говоря: поищу в двенадцати коленах Израиля, не я ли один не дал потомства Израилю. И исследовав, выяснил, что все праведники оставили потомство Израилю. Вспомнил он и об Аврааме, как в его последние дни Бог даровал ему сына Исаака. И столь горько стало Иоакиму, и не пошел он к жене своей, а ушел в пустыню, поставил там свою палатку и постился сорок дней и сорок ночей, говоря: не войду ни для еды, ни для питья, пока не снизойдет ко мне Господь, и будет мне едою и питьем молитва”.

Причина подобных страданий Иоакима станет нам вполне понятна лишь тогда, если мы узнаем о тех особых чертах, что отличают ветхозаветное учение о браке и о смерти, а также о грядущем избавителе еврейского народа — “мессии”.

По представлениям древних евреев, после смерти человек оказывался в мрачном месте, в “шеоле”, чем то напоминающем античный “аид” — в безрадостном царстве мертвых. Здесь он должен был влачить беспросветное призрачное существование. Вся надежда в будущем могла возлагаться им лишь на его потомство, ибо только те, чьи прямые потомки доживут до пришествия мессии — предсказанного пророками могущественного царя и духовного вождя, призванного принести могущество и славу Израилю — обретут вечную жизнь и войдут в его непреходящее царство. Таким образом бессмертие человека, по представлениям древних евреев, напрямую зависело от того имеют ли они детей; исходя из этого важнейшей целью брака в древнем Израиле мыслилось деторождение. Именно поэтому отсутствие потомства оценивалось как Божие наказание и проклятие, лишающее человека всякой надежды на вечную жизнь.

“А жена его (Иоакима) Анна, — продолжает свой рассказ автор апокрифа, — плакала плачем и рыданием рыдала, говоря: оплачу мое вдовство, оплачу мою бездетность. Но вот настал великий день Господень, и сказала ей Юдифь, служанка ее: До каких пор будешь ты терзать душу свою? Ведь настал великий день Господень, и нельзя тебе плакать. Возьми головную повязку, которую мне дала госпожа за работу: не подобает мне носить ее, ибо я слуга, а повязка несет знак царственности. Анна ответила: отойди от меня, не буду я этого делать: Господь унизил меня. Не соблазнитель ли внушил тебе прийти, чтобы и я совершила грех вместе с тобою? И ответила Юдифь: Зачем я буду тебя уговаривать? Господь закрыл твое лоно, чтобы у тебя не было потомства в Израиле. И огорчилась очень Анна, но сняла свои одежды, украсила свою голову, надела одежды брачные и пошла в сад, гуляя около девятого часа, и увидела лавр, и села под ним и начала молиться Господу, говоря: Бог моих отцов, благослови меня и внемли молитве моей, как благословил ты Сарру и дал ей сына Исаака.

Читайте также:  Рождество Пресвятой Богородицы

И, подняв глаза к небу, увидела на дереве гнездо воробья и стала плакать, говоря: Горе мне, кто породил меня? Какое лоно произвело меня на свет? Ибо я стала проклятием у сынов Израиля, и с осмеянием меня отторгли от храма. Горе мне, кому я подобна? Не подобна я птицам небесным, ибо и птицы небесные имеют потомство у Тебя, Господи. Не подобна я и тварям бессловесным, ибо и твари бессловесные имеют потомство у Тебя, Господи. Не подобна я и водам этим, ибо и воды приносят плоды у Тебя, Господи. Горе мне, кому подобна я? Не подобна я и земле, ибо земля приносит по поре плоды и благословляет Тебя, Господи.

И тогда предстал пред ней ангел Господень и сказал: Анна, Анна, Господь внял молитве твоей, ты зачнешь и родишь, и о потомстве твоем будут говорить во всем мире. И Анна сказала: Жив Господь Бог мой! Если я рожу дитя мужского или женского пола, отдам его в дар Господу моему, и оно будет служить Ему всю свою жизнь. И пришли вестника два и сказали ей: муж твой, Иоаким, идет со своими стадами: ибо ангел явился к нему и возвестил: Иоаким, Иоаким, Бог внял молитве твоей. Иди отсюда, ибо жена твоя Анна зачнет во чреве своем. И пошел Иоаким, и приказал пастухам своим, сказав: приведите десять чистых без пятен агниц, будут они для Господа Бога моего, и приведите мне двенадцать молодых телят, и будут они для жрецов и старейшин, и сто козлят для всего народа. И вот Иоаким подошел со своими стадами, и Анна, стоявшая у ворот, увидела Иоакима идущего, и, подбежав, обняла его, и сказала: Знаю теперь, что Господь благословил меня: будучи вдовою, я теперь не вдова, будучи бесплодною, я теперь зачну! И Иоаким в тот день обрел покой в своем доме…

Прошли положенные ей месяцы, и Анна в девятый месяц родила и спросила повивальную бабку: кого я родила? Ответила та: дочь. И сказала Анна: возвысилась душа моя в этот день, и положила дочь. По прошествии дней Анна поправилась, и дала грудь ребенку, и назвала ее Мария”.

Так повествует о Рождестве Богородицы “Протоевангелие Иакова”. Именно этот рассказ и лег в основу уже собственно церковного Предания о событии Рождества Богоматери.

3) Духовный смысл праздника

“Сегодня начало спасения миру” — говорит в праздничной проповеди, посвященной теме Рождества Богоматери преподобный Иоанн Дамаскин (VIII в.). С точки зрения православного вероучения этот простой и безыскусный рассказ о горечи бездетности и о радости исполнения просимого у Бога — о Рождестве Богородицы — повествует, по сути, о событии, подведшем духовный итог всей ветхозаветной истории Израиля. Жизнь великих библейских праведников, их устремленность к стяжанию истинной святости — на фоне кровавой и страшной действительности языческого мира, на фоне ожесточенности и озлобленности поработившего себя греху человечества — неизменно служила единственной цели. Целью этой было достижение (через многие и многие поколения богоизбранного израильского народа) той подлинной внутренней и духовной чистоты человека, благодаря которой соделалось бы возможным появление на свет Отроковицы, способной воспринять и даровать миру его Спасителя — Богомладенца Христа.

В смутный и весьма неопределенный «сумрак» дохристианских отношений между Богом и человеком: в неполноту доступной тогда людям степени богооткровения, в наивность и «туманность» их представлений о своем Создателе — с чудесным Рождеством Пресвятой Девы начинает вдруг проникать свет грядущего новозаветного дня, того дня, что уже никогда не завершится. Ведь вместе с будущей Богоматерью в этом мире рождается и надежда на скорое избавление человека от рабства греху и смерти, а заодно с этой надеждой — и ликующая радость предчувствия скорой встречи с Самим Богом, что прежде лишь повелевал и наказывал, а ныне вот-вот смиренно войдет в мир, как обычный — слабый и беззащитный — ребенок.

Все памятные нам события в жизни Марии — от бегства в Египет из-за смертельной опасности, грозившей Ее маленькому Сыну, до страшного мучительного предстояния у Креста с распятым Иисусом — явились исполнением, «совершением» спасительной цели земной жизни Богородицы: цель эта была предуготована Ей вместе с Ее Рождеством и затем сознательно и свободно принята Ею позднее — в миг Благовещения. Как говорит преподобный Иоанн Дамаскин, обращаясь к Богородице: “Ведь Ты жила не для Себя Самой и не для Себя Самой родилась. Для Бога Ты жила, для Него вступила в жизнь, чтобы послужить всемирному спасению, чтобы через Тебя исполнился древний совет Божий о воплощении Слова (Сына Божия) и нашем обожении (т. е. максимальном благодатном уподоблении, насколько это возможно для человека, Самому Богу)”.

Почему же Богоматерь должна была родиться именно подобным чудесным образом — от бесплодных родителей? Преподобный Иоанн Дамаскин объясняет и это: “Потому что надлежало, чтобы к единственной новости под солнцем, главному из чудес был проложен путь другими чудесами”. Под “единственной новостью под солнцем” преподобный Иоанн конечно же подразумевает Рождество Христово, в сравнении с которым любое другое — пусть даже и самое заметное — событие мировой истории оказывается маловажным и недостойным внимания…

Читайте также:  Неделя 12-я по Пятидесятнице. О богатстве и спасении (о богатом юноше)

4) История возникновения праздника

Несмотря на то, что праздник Рождества Пресвятой Богородицы часто именуется “началом праздников” — ведь он хронологически (сюжетно) открывает череду двунадесятых новозаветных торжеств — по времени своего появления в Церкви он один из позднейших. Нужно заметить, что двунадесятые Богородичные праздники начали совершаться позднее, чем Господские. Вполне вероятно, что они выделелись из древнейшего общего праздника — Собора Богородицы. Заметим, что этот праздник по прежнему присутствует в церковном календаре: он отмечается на следующий день после Рождества Христова (26 декабря ст. ст. / 8 декабря н. ст.).

Прежде считалось, что первое упоминание о праздновании Рождества Богородицы мы находим в словах (проповедях) Прокла, патриарха Константинопольского (439-446); однако, скорее всего эти слова ему лишь приписываются, но на самом деле не принадлежат. Древнейшее свидетельство на православном Востоке о празднике Рождества Богородицы содержится в Иерусалимском Лекционарии (так назывались сборники, содержащие уставные указания, касающиеся богослужебных чтений Священного Писания в дни важнейших праздников церковного года) VII столетия. На западе праздник упоминается впервые в сакраментарии (требнике — сборнике богослужебных текстов) папы Геласия (492-496), но этот требник по данным церковной исторической науки также относится к гораздо более позднему времени — он составлен не ранее VIII столетия. Именно к началу VIII века этот день начинает уже отмечаться с большой торжественностью.

Вполне вероятно, что празднование Рождества Богородицы первоначально включало в себя и воспоминание Ее Введения во храм. Св. Андрей Критский (ум. ок. 712 г.) составил канон и написал два слова по случаю Рождества Богоматери. Возможно, св. Андрей стремился добиться того, чтобы уравнять значение этого праздника с другими Богородичными торжествами. Из западных месяцесловов праздник впервые упоминается в римском мартирологе псевдо-Иеронима (VII в.). Однако, на Западе, в отличие от Востока, праздник этот поначалу не получил широкого и повсеместного распространения.

Праздник Рождества Богородицы, был отнесен к дню 8 сентября, вероятно, как уже говорилось выше, в противовес языческим Олимпийским играм.

5) Характерные особенности праздничного богослужения в различные исторические периоды. Авторы богослужебных текстов

Конечно же, церковные песнопения должны были появиться с самого возникновения праздника Рождества Пресвятой Богородицы. Однако, от тех изначальных текстов, относящихся ко времени по VII век включительно, до нас дошел, вероятно, лишь тропарь праздника.

Основные праздничные песнопения в честь Рождества Богоматери появляются в VIII-IX вв. Из них только менее половины оказались включены в наше сегодняшнее богослужение. Большинство из этих древних песнопений, некогда принятых древними богослужебными уставами, ныне из употребления вышли.

В службу Рождества Пресвятой Богородицы включены гимнографические произведения таких выдающихся древних песнописцев, как св. Андрей Критский (ум. ок 712 г.) — второй канон праздника, св. Иоанн Дамаскин (ум. ок. 780) — первый канон праздника, Германа, патриарха Константинопольского (ум. 740 г.) — стихиры на стиховне, Анатолия, епископа Солунского (?) (IX в.) — некоторые стихиры на литии, Стефана и Сергия Святоградцев (иноков монастыря св. Саввы близ Иерусалима) (IX в.) — стихиры на Господи воззвах и некоторые стихиры на литии и на стиховне, Иосифа Песнописца (ум. 886 г.) — канон на предпразднство.

Нам лишь приблизительно известно — по кратким данным, содержащимся в так называемом “Иерусалимском канонаре” (VII в.), каков был устав службы Рождества Богородицы до XI столетия. Начиная же с XI столетия, эта служба имела вид, уже очень схожий с нынешним богослужением праздника. Отличия от сегодняшней практики малозначимы: здесь еще отсутствуют некоторые стихиры, канон поется более кратко, чем теперь, произносится другой прокимен и т. д. Мало отличалась от современной и древнерусская богослужебная практика празднования Рожества Богородицы.

6) Подготовительный период праздника. Предпразднство и попразднство

Праздник Рождества Пресвятой Богородицы имеет один день предпразднства и четыре дня попразднства. Таким образом весь период торжества Рождества Богородицы охватывает шесть дней. На второй день праздника (9 сентября ст. ст. / 22 сентября н. ст.) Церковью прославляются родители Пресвятой Богородицы праведные Иоаким и Анна.

7) Важнейшие черты праздничного богослужения

Для Богородичных торжеств (в том числе и в праздник Рождества Пресвятой Богородицы) в русских церквах принято использовать голубые священнические облачения — как символ Ее небесной чистоты и непорочности. Богослужение здесь совершается в форме всенощного бдения. Специальных уставных особенностей, отличающих праздник Рождества Богородицы от других Богородичных двунадесятых церковных торжеств — нет. Текст праздничной службы Рождества Пресвятой Богородицы содержится в месячной минее, в ее сентябрьском томе (месячные минеи — богослужебные книги Православной Церкви, где содержатся последования служб “неподвижных” праздников церковного года). Служба строится по привычной схеме — накануне праздника вечером его великая вечерня с литией (предшествующая ей малая вечерня строго говоря все же относится к службам предпразднства) и торжественная утреня. На следующий день совершается праздничная Литургия. Важнейшими текстами службы Рождества Богоматери (как это принято считать и в отношении всех иных церковных праздников) являются ее тропарь и кондак.

Тропарь праздника: “Рождество Твое Богородице Дево, радость возвести всей вселенней: из Тебе бо возсия Солнце Правды Христос Бог наш, и разрушив клятву, даде благословение: и упразднив смерть, дарова нам живот вечный”. В переводе на русский язык тропарь праздника будет выглядеть так: “Твое Рождество, Богородица Дева, возвестило радость целой вселенной, ибо из Тебя воссияло Солнце Правды, Христос Бог наш; уничтожив клятву (проклятие), Он дал благословение и, упразднив смерть, даровал вечную жизнь”.

Читайте также:  Поиск общечеловеческих ценностей и вопрос о счастье

Этот тропарь кратко отображает то значение, что имеет для всего мира Рождество Богоматери. Благодаря Божией Матери над миром воссияло новое Солнце, Солнце Правды — Христос, Который уничтожил Своим искупительным подвигом проклятие за грех, а вместе с тем, и неразрывно связанную с грехом смерть, вместо же них даровал нам благословение и жизнь. назван здесь Солнцем Правды еще, быть может, и ради богословского параллелизма тропаря Рождества Богоматери с тропарем праздника Рождества Христова.

Кондак праздника: “Иоаким и Анна поношения безчадства, и Адам и Ева от тли смертныя свободистася, Пречистая, во святем Рождестве Твоем: то празднуют и людие Твои, вины прегрешений избавльшеся, внегда звати Ти: неплоды раждает Богородицу и Питательницу жизни нашея”. В переводе на русский язык: “Иоаким и Анна освободились от поношения за бездетство, а Адам и Ева от смертного тления, Пречистая, во святом Твоем Рождестве. Его празднуют и Твои люди (народ), избавленные (искупленные) от осуждения за грехи, восклицая Тебе: бесплодная рождает Богородицу и Питательницу жизни нашей”.

Кондак праздника отображает то особое влияние, что оказало Рождество Богородицы на все историческое бытие мира — на ближайший к событиям самого праздника ее период в лице Иоакима и Анны, на древнейший — в лице первых людей Адама и Евы и на позднейший — в лице всех тех христиан, от имени которых и поется этот кондак.

Особой торжественностью отличаются и стихиры праздника, его канон, все другие важнейшие богослужебные тексты. Как провозглашает Церковь, ныне “Бог Престол свят (т. е. Саму Богоматерь) на земли Себе предуготова” и “от неплоднаго корене” “израсти нам Матерь Свою”. “Днесь (сегодня) Ева разрешается осуждения, разрешается и неплодство, и Адам древния клятвы”. “Раждается Мати Живота (Матерь Жизни, т. е. Христа, Который и есть Сам подлинная Жизнь, как избавивший человека от рабства греху и смерти), тму разрешающи, Адамово обновление, Евино воззвание, и нетления источник, тли (тленности) применение (прекращение)”. “Ея же ради мы обожихомся (обожились), и от смерти избавлени быхом”.

Во время службы читаются некоторые тексты Священного Писания Ветхого и Нового Завета. Так, на вечерне прочитываются три паремии: фрагменты из книги Бытия (28:10-17), книги пророка Иезекииля (43:27; 44:1-4), книги Притчей Соломоновых (9:1-11). Эти три паремии принято читать и в другие важнейшие Богородичные праздники.

Первая из них повествует о чудесном видении ветхозаветным патриархом Иаковом лестницы от земли к небу. Как уже отмечалось, под лестницей, восходящей от земли к Престолу Божию символически понимается Сама Богоматерь.

Вторая паремия содержит фрагмент из большого и таинственного видения, открывшегося пророку Иезекиилю. Речь здесь, в частности идет о неких таинственных закрытых вратах храмового святилища, через которые должен войти Господь, и которые при этом по прежнему остаются закрытыми. Здесь, по мысли церковных толкователей, содержится пророчество о Богоматери, которая, будучи девственна до Рождества Христова, остается Девой и по Рождестве Спасителя. Как пишет блаженный Феодорит Кирский (V в.), “в сем образе дает нам проразуметь девственную утробу, в которую никто не входит и не исходит, кроме Самого только Владыки (Бога)”.

Третья паремия символически изображает Божественную Премудрость, устроившую Себе дом на семи прочных столпах. Премудрость Божия, по церковному толкованию, это Второе Лицо Пресвятой Троицы, . Он устраивает себе дом, под которым обыкновенно понимается или Новозаветная Церковь или Пресвятая Богородица, от Которой Ему надлежит родиться. Как пишет преподобный Иоанн Дамаскин, “Творцу всего устроен храм для принятия Его; Создателю Слову (так именуется в Евангелии от Иоанна) приготовлен гостеприимный дом; для Солнца Правды распростерто светлое облако”.

На утрене читается также обыкновенный для Богородичных церковных праздников отрывок из Евангелия от Луки (1:39-49,56). Здесь рассказывается о посещении Богоматерью Своей родственницы Елисаветы — будущей матери св. Иоанна Предтечи. Богоматерь преисполнена тут подлинного величия и возносит возвышенную хвалу Богу. И вместе с тем она исполнена и чувства глубокого смирения и благодарности Своему Творцу.

На праздничной Литургии звучат отрывки из Нового Завета — из Апостола (книги, содержащей в себе Деяния и Послания святых апостолов) и Евангелия. Чтение из Апостола обыкновенно предваряет собой чтение из Четвероевангелия — как бы подготавливая молящихся к слушанию слов Самого Христа. Апостольское чтение праздника Рождества Богородицы — одно из самых распространенных богородичных новозаветных чтений. Здесь используется отрывок из Послания апостола Павла к Филиппийцам (2:5-11). В этом фрагменте содержится одна из самых возвышенных сторон учения о Воплощении в мире Сына Божия, Который добровольно “уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобно человекам и по виду став как человек”. Этот отрывок читается в дни богородичных праздников потому, что он говорит о смысле Вочеловечения Христа, совершившегося именно через посредство Богоматери. Кроме того апостол Павел призывает здесь своих читателей к тому подлинно глубокому смирению, что было присуще Божией Матери.

Евангельский отрывок, читаемый за этой праздничной Литургией, — также общепринятое в Церкви Богородичное чтение (лишь на Благовещение в этом месте звучит иной фрагмент новозаветного текста) — рассказывает о посещении Господом дома двух сестер Марфы и Марии (Евангелие от Луки 10:38-42; 11:27-28). Прямое отношение к образу Богоматери здесь имеет окончание чтения, где звучит свидетельство некоей женщины: “блаженно чрево, носившее Тебя (Христа), и сосцы, Тебя питавшие”. В начале же отрывка Господь говорит о преимуществе тех, кто слушает слово Божие и исполняет волю Христа, а не тех, кто печется лишь о земном. Конечно же, именно Богоматерь является в Церкви идеалом такого послушания Богу и исполнения Его воли. Именно в этом одна из двух сестер — одноименная Богоматери Мария — превосходит другую — Марфу.

Петр Юрьевич Малков,
кандидат богословия, доцент ПСТГУ

Похожие статьи:

Рекомендованная статья

Неделя святых отцов Первого Вселенского Собора

Неделя святых отцов Первого Вселенского Собора

В Неделю седьмую по Пасхе Православная Церковь ежегодно вспоминает и прославляет святых и богоносных отец, бывших на Первом Вселенском Соборе, иже в Никее. Вселенским Собором называется собрание пастырей и учителей Церкви Христовой, по возможности со всей вселенной, для утверждения истинного учения и благочиния между христианами.