Главная / Новоначальным / Пояснения / Детская исповедь

Детская исповедь

Иногда на исповедь приходит совсем маленький ребенок, и когда священник заговаривает с ним о грехах, он смотрит на батюшку и не понимает, о чем идет речь. Тогда священник спрашивает его: «А тебе бывало когда-нибудь стыдно?» «Да», – отвечает ребенок и начинает рассказывать, когда ему бывало стыдно: когда маму не слушался, когда брал что-то без разрешения… И тогда батюшка говорит ему: «Вот это и есть грех, раз твоя совесть подсказывает тебе, что ты сделал что-то нехорошее». Стыд – самый первый индикатор греховности как для взрослых, так и для детей.

Не навредить

Но не только «плохие поступки» омрачают детскую жизнь. Подчас «плохие мысли» больше беспокоят детишек, чем плохие дела. Дети приходят в ужас оттого, что эти мысли попадают им в голову. Они говорят близким: «Меня кто-то заставляет говорить плохие слова, а я не хочу этого делать». Это очень важный момент.

Родители обязательно должны его использовать для начала разговора с детьми. «Знаешь, об этом надо рассказать на исповеди. Это лукавый хочет повернуть твою волю в свою сторону. Если ты не будешь бороться с ним (не помолишься, не перекрестишься), он может тебя одолеть», – должны сказать ему взрослые. Ведь если ребенок говорит с родителями о плохих мыслях, значит, у него есть к ним доверие, значит, он не замыкается в себе. Такому ребенку сразу надо помочь понять, что грех и он – это разные вещи, что злые помыслы – это не его мысли и нельзя принимать их как свои. «Это не мое, я этих помыслов не боюсь, я могу победить их», – так надо научить думать ребенка.

Многие дети говорят со взрослыми о плохих мыслях. Их смущают сны, мысли во время молитвы… И если они пытаются рассказать об этом родителям, то это и есть самое удобное время для того, чтобы вложить им в руки оружие для духовной борьбы: крестное знамение, молитву, исповедь. И когда ребенок начинает молиться, он видит, как по молитве отходят злые помыслы. Если помыслы не отходят, можно употребить усилие, молиться дольше и все равно победить. Сама возможность победить грех очень важна для ребенка. Осознать свою победу – значит осознать власть над грехом, почувствовать помощь Божию. Когда это происходит, человек растет духовно.

Безгрешны ли дети?

Вспомним рассуждения блаженного Августина. Если младенец безгрешен, почему он кусает грудь своей матери, которая вскармливает его молоком? С момента, когда он еще не научился разбирать, что доброе, а что злое, у него есть определенные навыки ко злу. Потому, что человек не рождается безгрешным. Над нами тяготеет помрачение нашей греховной природы. Первородный грех отпускается нам в Крещении, но последствия греха остаются, и мы должны их исправлять своей собственной волей. Человек изначально по природе своей добр и благ, потому что Господь сотворил его добрым и стремящимся к благу, он есть образ и подобие Божие. Но апостол Павел говорит: Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю (Рим. 7, 19). Ребенок рождается ветхим человеком, но он не в состоянии самостоятельно вести духовную брань, поэтому он ведет ее вместе с родителями.

О родительском «духовничестве»

Первые навыки духовной борьбы в человека вкладывают родители. Родители объясняют детям, «что такое хорошо и что такое плохо», как можно поступать и как нельзя, как надо правильно молиться и как поститься. Своим духовным опытом они ведут детей. Другими словами, осуществляют то духовное руководство, которое взрослый человек ищет у духовника. Отец с матерью объясняют ребенку, что такое грех, учат его исповедоваться, рассказывают ему, что такое совесть и что такое страх Божий. Например, все, что написано у аввы Дорофея для взрослых, можно пересказывать и детям, даже самым маленьким. Эта замечательная книга душеполезных поучений необходима любому педагогу и, конечно же, родителям. Там есть главы поучения «О том, что не должно лгать», «О том, чтобы не судить ближнего», «О совести», «О смиренномудрии»… Все это – составляющие воспитательного процесса. Эти духовные понятия должны быть преподаны ребенку родителями в самом раннем возрасте. А это и есть духовное руководство. Если отец с матерью сами живут духовной жизнью, хорошо понимают, что оставил нам авва Дорофей, то они смогут передать это и детям.

Иногда родители не знают ответа на какой-то сложный вопрос, но ведь такое бывает и в пасторской практике. Если священник не знает ответа на вопрос своего духовного чада, он говорит: «Давай с тобой помолимся вместе, а я спрошу кого-то из более опытных людей, как тебе помочь». Так же поступают и родители, когда не могут правильно ответить. Здесь нет ничего зазорного. Тем более, когда над вами и вашим ребенком стоит человек более высокой духовной жизни, которого слушают в вашей семье. Ваше собственное благоговейное отношение к духовничеству и в ребенке воспитывает чувство смирения и благоговения перед святыней, перед священным саном.

Родителям о наказании

Дети хорошо знают, что, если они совершают грех, их наказывают родители. (Правда, есть родители, которые в злобе и раздражении наказывают даже грудных младенцев, которые кричат и мешают им спать.) Всем нам знакомо состояние усталости, срыва, но мы понимаем, что такое состояние ненормально. Наказывать ребенка надо с того момента, когда он понимает, что такое наказание, когда наказание способно вразумлять, останавливать, предупреждать.

В Евангелии мы читаем о Страшном Суде, о Втором Пришествии и о том, что самое большое наказание для человека – отлучение от Бога. К сожалению, мы, люди, живущие сейчас на земле, больше боимся наказания земного, чем того, что нам изрекут нашу участь отлучения от Бога на Страшном Суде. Мы боимся, когда Господь посещает нас скорбями, хотя такое наказание благостно, оно дает нам возможность очнуться и повернуться лицом к Богу. Наказание это не похоже на месть или кару, которая настигает преступников. То, чего мы так сильно боимся и называем наказанием, переводится с церковнославянского как «учение» (наказ, указ).

Ежедневно по телевидению и радио передают новости, из которых мы узнаем о трагических событиях, происходящих в разных концах Земли, и однажды мой ребенок спросил: «Папа, столько людей погибает. Почему же Господь попускает все это?» «Представь себе, что ты едешь на машине с высокой скоростью, – попытался ответить я, – и видишь знак, который запрещает ехать быстрее сорока километров в час. Ты знаешь, что он обозначает, но, не снижая скорости, продолжаешь движение. Дальше видишь другой знак, который предупреждает водителей о том, что впереди – скользкая дорога. Не обращая на него внимания, ты едешь дальше с прежней скоростью. А потом видишь знак “Обрыв”. Но ты ехал сто километров в час и влетаешь в пропасть на бешеной скорости…

Читайте также:  Слово о Предтече

Можно ли сказать, что тебя наказал Бог? Бог тебя предупреждал. Ты видел знаки, на которых было написано, как избежать опасности. И такой конец – это результат твоего поведения. Ты нарушал Закон, и это привело тебя к несчастью. Своеволие разрушает гармонию между человеком и Богом. А отсутствие гармонии – это (через болезни, через потерю близких), но никак не мстительный упрек. Самое страшное наказание – это когда ты – сытый, богатый и здоровый – идешь прямо в ад».

«Как ты хочешь, – спросил я у сына после этого рассказа, – чтобы тебя Господь наказал и спас через наказание или чтобы Он тебя не наказывал и забыл про тебя? Ведь я тоже тебя наказываю, когда ты плохо себя ведешь. Я поступаю так для того, чтобы ты исправился. После наказания человек становится умнее. Или ты хотел бы, чтобы я перестал обращать на тебя внимание? Представь, что однажды ты взял у меня без спроса деньги и купил себе мороженое. Я не заметил, а ты подумал: “Как хорошо. Можно всегда брать деньги без спроса”. Потом ты взял что-то еще, потом еще… А потом стал вором, и тебя посадили в тюрьму. Так, может, было бы лучше, если бы я тебя наказал, когда ты в первый раз взял у меня деньги на мороженое?»

«Да, так было бы лучше», – согласился мой ребенок.

Зачем мы исповедуемся?

Ответ на этот вопрос коренится в собственном духовном опыте родителей. Все то, что они умеют сами, они обязаны передать своему ребенку.

Если человек не имеет в себе духа покаяния, если он не исповедуется, а рассуждает: «Моя жизнь уже сложилась, а вот ребенка я хочу воспитать правильно: чтобы он ходил в храм, на исповедь, в воскресную школу, а я уж как-нибудь проживу и без этого», – то он не сможет объяснить своему ребенку, зачем нужно исповедоваться и что такое исповедь. То, чего ребенок не видит в своих родителях, чего он не может приобрести через них, он приобретет уже только в зрелом возрасте и при таких жизненных обстоятельствах, через какие Сам Господь приводит его к Себе. Любое другое знание будет поверхностным, неглубоким и быстро теряющимся.

Трудно бывает объяснить ребенку, для чего мы исповедуемся, и тогда, когда мы не читаем ему . А если мы перед сном имеем в семейной традиции такое чтение, пусть не ежедневное, но хотя бы частое, то вопрос «зачем нужно исповедоваться» у ребенка обычно не возникает. начинается словами: Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное (Мф. 3, 2). Покаяние – это путь духовной жизни, который ведет нас ко спасению. Жизнь без покаяния нельзя назвать верой в Бога, невозможно без покаяния.

Правда, намного чаще детям приходится объяснять не «зачем?» нужно исповедоваться, а «как?». Ребенок ведь не спрашивает: «Зачем надо есть суп?» Он, скорее, спросит: «Как приготовить суп?» И мама постарается ответить на этот вопрос и научит ребенка готовить суп. Не вопрос «зачем?» движет, а вопрос «как?». «Как нужно исповедоваться?» – это вопрос внутренней духовной жизни. Человек, который живет в покаянии, обязательно найдет для своего ребенка подходящие для ответа слова, смысл которых не будет поверхностным. Ведь исповедь – это внутренняя потребность каждого человека.

Как помочь ребенку?

Если у семьи есть духовник, есть своя духовная традиция, решить проблему подготовки детей к исповеди несложно, сложнее, помогая, не навредить детской душе. Некоторые родители сами пишут исповедь за ребенка. И вот приходит к батюшке семилетний мальчик, который только-только научился писать, и подает написанную взрослым почерком записку со сложными предложениями и правильно расставленными знаками препинания. Всем родителям надо знать, что этого делать нельзя. Почему-то очень беспокоятся взрослые о том, что ребенок не все грехи вспомнит перед исповедью, и стараются непременно напомнить ему обо всем, что он забыл. Но ведь Господь не по количеству прощает нам наши грехи. Не надо бояться того, что ребенок не все расскажет. Если он искренне чувствует себя на исповеди, но не все вспомнил, в этом нет ничего страшного. Ведь Бог терпит нас, взрослых, хотя мы не сразу исповедуем все свои грехи. Более того, если бы Господь показал нам, какие мы есть на самом деле, мы просто не понесли бы осознания своей греховности. Милосердствуя о нас, Господь каждому дает возможность постепенно бороться с грехами, которые мы осознали. Ни взрослому, ни ребенку нет необходимости исповедоваться в том, чего он сам в себе не видит и не осознает. У ребенка есть возможность побороть в себе только то, что он осознает как грех, и не надо делать это вместо него. Наши дети, скорее, предоставляют нам возможность оплакивать грехи нашей молодости. Когда мы видим в них то, что благополучно забыли в себе, вычеркнув это из своей памяти, то понимаем, что заставляет нас снова и снова нести в себе дух покаяния, плакать перед Богом и молить о том, чтобы то, что исказило и помрачило нас, не повредило души наших детей. Может быть, так Господь напоминает нам о наших грехах.

Конечно, надо поговорить с ребенком перед исповедью. Можно начать так: «Давай-ка мы с тобой вспомним, что у нас было. Помолимся вместе Богу и попросим у Него прощения за наши грехи. Даже если ты боишься о чем-то рассказать, Господь видит твой грех, знает о нем, но, если ты расскажешь о нем на исповеди, Он обязательно тебе его простит. Об этом грехе будете знать только вы двое, Бог и ты. И больше никто. Когда мы скрываем свой грех, он навсегда остается в душе и может пустить корни. Как сорняки, если их не вырвать из земли, когда они еще маленькие, могут «захватить» весь огород, так и неисповеданный грех постепенно опутывает все наше естество. Если ребенок доверяет своим родителям (для таких бесед очень важно иметь детское доверие), то можно обсудить вместе плохие поступки. Можно в деликатной форме напомнить ребенку его ошибки, но самим исповедоваться вместо ребенка ни в коем случае нельзя.

И еще нельзя говорить священнику о том, какие у ребенка грехи, ему это просто не нужно. И, конечно, ни в коем случае нельзя подходить к священнику после исповеди и спрашивать: «А он вам про это сказал? А про это?» После подобных бесед у ребенка будет потеряно всякое доверие к духовнику. Из опыта видно: чем больше ребенок доверяет родителям, тем больше он будет доверять священнику, даже незнакомому. Можно обсудить вместе с батюшкой какую-то семейную проблему, но доносить на своего ребенка нехорошо.

Читайте также:  Игумен Русской земли

Дети довольно часто бывают внутренне готовы к исповеди, но не могут найти в себе мужества сделать первый шаг. Тогда священник, зная их внутренний настрой, может аккуратно и тактично помочь им в этом. Здесь простирается область таинственного благодатного действия Бога на душу человека, которую мы не знаем и которая непостижима для нашего ума.

Когда родители пытаются что-то посоветовать батюшке перед исповедью, это означает, что они свои родительские обязанности перекладывают на священника. Воспитывать ребенка любовью, терпением – вот задача родителей, которую вручил нам Сам Господь, а у священника другое призвание.

Господь сказал: Если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят (Лк. 16, 31). Если дети не слушают родителей, кого же они тогда послушают? Нам, родителям, надо, набравшись терпения и мужества, нести свой , воспитывая детей для Царствия Небесного и не вторгаться в ту область, где действует Сам Господь.

С какого возраста исповедоваться?

Многие родители думают, что чем раньше ребенок начнет исповедоваться, тем будет лучше. Однако , зная своим духовным опытом природу человека, не исповедует младенцев. К исповеди приходят отроки семилетнего возраста. Впрочем, все дети развиваются по-разному, и нельзя строго обозначить семилетний возраст как время для первой исповеди.

Существует такая наука – христианская антропология, согласно которой ребенка не исповедуют до семи лет не потому, что он безгрешен, дети часто даже в очень раннем возрасте совершают мерзкие поступки, а потому, что исповедь – это не только признание в своем собственном грехе, но еще и решительная борьба с ним. Дети в младенческом возрасте не способны ни по-настоящему осознать своих грехов, ни начать с ними борьбу, поэтому исправление отрицательных качеств души младенца всецело лежит на родителях. Доверительный разговор с мамой или папой – это и есть исповедь маленького ребенка. Родители в каком-то смысле являются духовниками своих детей. Они любят свое чадо, знают его, помогают ему исправиться, могут пожалеть его или наказать, а ребенок без помощи родителей не может ни осознать свой грех, ни исправить его. Младенец не может даже правильно назвать свой грех.

Взрослые часто считают, что Таинство исповеди можно использовать как инструмент воспитания детей, но это неправильно. Наверное, они думают, что если приводить ребенка к исповеди с четырех– или пятилетнего возраста, то он навсегда избавится от грехов, которые будут ему прощены. Такие родители не понимают самой природы исповеди. В определенном смысле исповедь – это действительно инструмент воспитания, только он принадлежит Богу. Господь нас всех воспитывает через исповедь: и взрослых, и детей; и выкрасть у Бога право на воспитание человека мы не можем. А значит, мы, родители, должны научиться хорошо чувствовать, где начинается область, в которой действует только Господь и в которую мы не имеем права вторгаться. Здесь мы должны ограничить свои права на ребенка, иначе мы нарушаем свободу, которую даровал Господь каждому человеку, в том числе и ребенку.

Бывают, без сомнения, дети, которые рано развиваются и оказываются способными к исповеди до семилетнего возраста. Но обычные дети даже в семь лет не могут сознательно исповедоваться. Исповедь для ребенка – это всегда своего рода стресс, во время которого он может не только не раскрыться перед духовником, а, наоборот, еще сильнее замкнуться в себе. Так он попадает в ситуацию, до которой духовно не дорос, и начинает исповедоваться формально, не понимая того, что на самом деле с ним происходит. Вот она, некая форма, используя которую он легко уходит от ответственности. Вот она, возможность поступать безнаказанно: я совершаю грех, говорю о нем на исповеди, грех мне прощается, а я продолжаю жить так же, как жил раньше. Это и есть самая страшная ошибка преждевременной исповеди. Я знаю несколько приходов, где восьмилетних, даже девятилетних детей допускают к Причастию без исповеди или исповедуют их раз в три месяца, а к Причастию допускают каждую неделю.

Переход от младенчества к отрочеству – это и есть та ступень развития, на которой все меняется в жизни ребенка. В семь лет ребенок идет в школу. Учителя дают ему задания, оценивают его труд. Здесь, в школе, возможно, впервые в жизни у него появляется личная ответственность. Его встреча с учителем – это встреча с человеком, который наставляет, учит, подает ему пример. Семилетний возраст для ребенка – это, если хотите, его новое рождение, новый период осмысления жизни. Весь мир открывается для него иначе. В этом новом мире так много непознанного, что вопрос «для чего мы исповедуемся?» для него, как правило, не встает, потому что сам он теперь уже другой. И ему нравится быть другим, взрослым, нравится осознавать себя человеком, который отвечает за свои поступки. Теперь он уже знает, что его поведение, его знания будут оценены. В первом классе еще не ставят отметок, но уже отмечают успехи и неудачи.

Семилетний ребенок и в Церковь входит теперь в своем новом качестве. Ведь Церковь – это тоже школа, настоящая школа жизни, где Учитель – Христос, и, входя сюда повзрослевшим, ребенок получает новые задания. Объяснить ему, что такое исповедь, с точки зрения его новой взрослой жизни, совсем несложно. Вот оно – начало ответственности и начало жизни духовной. Вот оно – начало духовной борьбы. Конечно, борьба эта не такая серьезная, как у взрослых, да и грехи ведь у детей другие… Однако все, что делает грех со взрослым человеком, он делает и с ребенком. Но что самое страшное в грехе? Навык, который приводит грех в состояние страсти. Если ребенок приобретает навык детского греха, грех укореняется в нем и становится чертой характера. И наоборот, если ребенок с детства приобретает навык борьбы с грехом, то это полезное качество тоже может стать чертой его характера.

Первая исповедь – это, конечно, очень важное для ребенка событие. Пусть этот день станет для него праздником и будет торжественно отмечен. Пусть он почувствует, что сегодня совершил очень важный, достойный вознаграждения поступок. Не надо подкупать ребенка для того, чтобы он пошел на исповедь, обещая ему подарки. Это нехорошо. Но наградить маленького исповедника можно. Хотя это очень и очень тонкий момент взаимоотношений, и его важно правильно почувствовать.

Читайте также:  Уроки о Божественной Литургии, проводимые в Свято-Троицком храме. Часть 13

Какого батюшку выбрать?

Такой вопрос возникает в семьях, где у отца с матерью разные духовники. Ситуация не совсем нормальная, но обычная для нашего времени. Конфликт может быть заложен глубоко внутри нее. Хорошо, когда у семьи один духовник. Он окормляет родителей, через него происходит воспитание детей. Когда у родителей духовники разные, вопрос «какого батюшку выбрать ребенку?» надо решать на семейном совете. Если ребенок воспитывается с младенчества как православный христианин, духовники отца и матери хорошо знают его семейную ситуацию, оба достойные в духовном отношении люди, то и тот и другой вполне могут принять у него исповедь. А лучше всего предоставить ребенку определенную свободу в выборе духовника, послушать его мнение о том, к какому батюшке он хотел бы пойти исповедоваться.

Некоторые родители сознательно выбирают своему ребенку священника, который не является духовником их семьи. Им так психологически легче. Они не хотят нести ответственность за воспитание и рассуждают следующим образом: «Вот есть, мол, батюшка, пускай он и исповедует, и воспитывает». К сожалению, это довольно распространенное отношение к духовничеству. Родители часто не понимают, что у ребенка до определенного возраста нет да и, в общем-то, не должно быть духовника. Духовником маленького ребенка являются они сами, и на них лежит вся полнота ответственности за воспитание детской души. Ребенок не самостоятелен. Господь всем детям дал заповедь: Почитай отца своего и мать свою (Мк. 7, 10). Если ребенок вместо отца с матерью будет почитать какого-то отстраненного от семьи священника, который будет говорить ему то, что не принимают его родители, в доме не будет мира. Но еще страшнее то, что у ребенка всегда будет некая лакуна, куда можно спрятаться от родителей. Ссылаясь на слова своего духовника, он будет поступать так, как ему больше нравится. И родители окажутся бессильными только потому, что сняли с себя ответственность за воспитание.

Безответственность – болезнь нашего общества и нашей Церкви. Взрослые образованные люди хотят переложить всю свою жизнь на плечи священника, а потому исповедь, благословение и послушание и они сами, и их дети часто понимают неправильно.

В подростковом возрасте дети иногда начинают исповедоваться в разных храмах или у разных священников. Не надо им мешать. Может быть, благодаря тому, что у них есть такая возможность, они не отойдут от Церкви. Состояние ребенка в подростковом возрасте очень сложное. Он боится «не так» выглядеть в глазах родителей и духовника. Если ребенок в принципе готов в этом возрасте к исповеди и не замкнулся в себе, то все остальное можно потерпеть. Когда он вырастет, то сам выберет: остаться ему у духовника своих родителей или найти себе другого батюшку, которому он смог бы доверить свою жизнь.

Перед первой исповедью…

Перед первой исповедью своего чада родителям надо хорошо помолиться и доверительно поговорить с ребенком. Можно рассказать ему о том, что такое Таинство исповеди, что такое покаяние в Церкви, о том, как Бог любит человека и милосердствует к нему… Не надо говорить ребенку о его грехах и о том, как Бог наказывает людей за грехи. Нельзя представлять Его ребенку как Наказателя и Страшного Судию. «Господь – наш любящий Отец» – так должен думать ребенок о Боге. И, конечно же, ему надо рассказать о роли священника. Ребенок должен знать, что существует духовничество, что существует послушание, что существует Таинство священства. Только все это надо рассказать так, чтобы чаду было понятно.

Отцу с матерью надо заранее хорошо подумать о том, куда пойдет ребенок исповедоваться в первый раз, и кто будет его исповедовать. Самая первая исповедь не должна быть случайной. В больших храмах, где нет сложившегося прихода, где огромный поток людей, священнику, который изнемогает от множества духовных проблем людей, часто психически нездоровых, будет трудно уделить внимание случайному ребенку. «Ну, какие у него могут быть проблемы?!» – подумает батюшка и пропустит его мимо себя, оставив незамеченным. А это – трагедия для маленького исповедника.

К первой исповеди ребенка надо готовить и постараться сделать все возможное, чтобы она стала толчком к рождению чего-то нового в его душе. Это главная задача родительского воспитания. Даже на многолюдном приходе можно попросить священника найти специальное время для первой детской исповеди, попросить его хотя бы немного узнать ребенка, который к нему придет, чтобы он почувствовал на себе ласковый взгляд, теплую руку, согревающую улыбку батюшки, чтобы у священника хватило сил сказать этому ребенку слово утешения, ободрения. Это очень важно.

Если семья церковная и отец с матерью имеют духовника, к которому обращаются, а духовник знает проблемы этой семьи, то никаких трудностей с выбором священника не возникнет. Батюшка сам найдет возможность побеседовать с ребенком, потому что хорошо понимает, насколько важна первая исповедь в жизни маленького христианина. Как птенец узнает в гнезде свою мать, так ребенок узнает в священнике во время первой исповеди духовное родство и больше не разлучается с ним никогда. Первая исповедь запечатлевает в душе ребенка образ духовничества, наставничества, и поэтому впечатление от нее бывает таким благодатным и сильным.

Как часто водить ребенка на исповедь?

Отвечая на этот вопрос, очень трудно дать какой-то определенный совет. Многое зависит от той духовной традиции, в которой живет семья. Конечно, все, что составляет хоть какую-то регулярность в духовном делании, – очень хорошо. Все, что является потребностью для семьи в целом, со временем станет и личной потребностью ребенка. Когда он подрастет, то, возможно, даже не будет задумываться о том, нужно или нет ему часто исповедоваться. Просто так делали в его семье, поэтому так будет поступать и он сам. Семейные традиции – как воздух, которым мы дышим каждый день, и не обсуждаем, насколько это целесообразно.

«Ребенка надо исповедовать раз в неделю», – возможно, хотели бы услышать от священника взрослые, но бессмысленно требовать от своего чада то, чего не делаешь сам. «Мы работаем, у нас нет времени, много забот, а вот он пускай делает все, что нужно для спасения», – рассуждают взрослые. Но это неправильно. Конечно, есть Божия милость. Даже дети неверующих родителей ходят в храм, но это, скорее, исключение, которое только подтверждает правило: «Требовать от ребенка больше, чем делаешь сам, нельзя».

По книге Екатерины Орловой «Детская исповедь. Как помочь Вашему ребенку»

Похожие статьи:

Рекомендованная статья

Зачем и почему мы освящаем ветви вербы?

Зачем и почему мы освящаем ветви вербы?

Истинная добродетель всегда выражается в доброделании, внутренние добрые побуждения выражаются во внешних знаках. Одним из примеров служит традиция Вербного воскресения приходить на богослужение с веточками вербы. Веточка в руках — знак того, что Вход Господень в Иерусалим на вольные страдания для нас так же важен и трогателен, как и для тех, кто две тысячи лет назад приветствовал его пальмовыми ветвями и кричал "Осанна!".