Главная / Образование / Беседы о вере и Церкви / О благоговеинстве в храме

О благоговеинстве в храме

О храме Божием

Святитель Феофан Затворник

Шум, бывший здесь прошлое воскресенье, подает мне повод напомнить вам о благоговейном стоянии в храме Божием. Не того ради хочу сказать об этом слово — другое, чтобы обличить кого, потому что из тех, кто виноват, может быть, никого нет ныне здесь с нами, а если и есть кто, давно, верно, осудил сам себя и обличил, — но того ради, чтобы не пропустить этого случая без замечания и не навесть кого-либо на мысль, что это ничего.

Как ничего?! Положите, что вошел бы сюда тогда какой-нибудь невер, или раскольник, или лютеранин и католик. Что подумал бы он о нас?! — И так это-то православные? — сказал бы он в себе! — Так это-то Церковь православная! Собрались они сюда все — больше и малые, и светские, и духовные. Православие свое торжествуют, а какой тут беспорядок! Что же это у них за вера? — Подумав так, соблазнился бы — и после уж не говори ему о святой вере нашей православной. И выходит, что в день торжества Православия мы посрамили Православие и мать свою — святую Церковь православную. И оправдаться нечем.

Что нас было много, это не оправдание. Ведь это, когда на рынке много собирается народу, неизбежно быть шуму и говору. А в церкви — чем больше людей, тем невозмутимою должна быть тишина и глубже молчание! Господь сказал: где два и три собрани во имя Мое, там и Я посреди. Не тем ли паче Он посреди, когда собираются не два и три, а сотни и тысячи? Господь же есть Бог мира и тишины. Опять — у каждого из нас есть ангел-хранитель, ангел мирный и тихий. Здесь была тысяча ангелов таких. Какой глубокой тишине следовало бы быть здесь под осенением их, в присутствии Самого Господа?! Так Тайнозритель видит на небе тьмы бесплотных и 12 раз 12 тысяч святых, а слышит что? — и бысть, говорит, тишина велия.

Так и у нас здесь следовало бы быть великой тишине, если бы мы внимали себе и тому, зачем собираемся сюда. Как не стало такого внимания, то мысли разорялись и мы забыли — и себя, и место, и начали безобразничать. отступили от нас, и Господь отвратил лице Свое, а от этого еще хуже стало у нас.

Не говорите: соблазн большой — как устоять? Зачем сюда зайти соблазну?! Тут ему не место. Он и не зашел бы, если бы мы сами не занесли его. Если ж сами занесли, на чей соблазн слагать вину, как на нечто чуждое нас, независимое от нас и враждебное нам? Пусть даже был сторонний соблазн: тут то и следовало показать свою твердость. Что за добродетель, если мало — мало препятствие и искушение, мы поддаемся и отступаем? Когда один кто, и молчит — какая тут добродетель? А когда тысячи соберутся — и так тихо, как бы тут был один или будто никого нет, — вот истинная добродетель! Ужели ж у нас дух благочестия так подвижен, что от малого стороннего приражения приходит в смятение, сам возмущается и все вокруг возмущает, подобно воздуху, который легко колеблется и колеблет все, что в нем? Если так, то невелика похвала наша. Если невелика похвала, то надо озаботиться увеличить ее, т.е. надобно так утвердить свой дух в благоговеинстве, когда бываем в храмах Божиих, чтобы его ничто не могло колебать и возмущать, чтоб он был, как камень среди моря, в который волны бьют, а он стоит, или как какое твердое здание, вокруг которого в бурю ветреную воздух в смятении, а оно стоит неподвижно. Стяжевается такая добродетель неленостным упражнением в ней; упражнение же сие уместно только в храме. Благоговеинству в храмах можно научиться только благоговейным в них стоянием. Ходи чаще в храм и всякий раз напрягайся хранить в нем благоговение. Этим приобретешь навык благоговейного стояния и стяжешь дух благоговеинства, который потом пребудет в тебе и вне храма и всю жизнь преобразует. Вот этому и положи отселе научаться, кто еще не научился.

Читайте также:  О поминовении усопших

Не думайте, что хранить благоговение есть дело трудное и тяжелое. Нисколько. Благоговение, когда придет, само себя обезопашивает и облегчает — и облегчает собою самое стояние в храме. Когда дух в благоговении, то в храме он на своем месте и в своем чине — и ему сладостно пребывать в нем. Отчего иной самую долгую службу простоит и, когда кончится она, жалеет, что скоро кончилась? Ему бы не хотелось выходить из церкви; он нашел тут рай сладости — с той минуты, как вступил в благоговейное состояние. Видите, какое благо в наших руках, как оно к нам близко, будто само просится к нам.

В наших руках: ибо дух благоговения тотчас осенит нас, как только мы понудим себя предрасположиться к нему. Себя надо взять в руки и добре править собою всякий раз, когда вступаем в храм.

Начать сие самоуправление надо с упорядочения мыслей. Вступая в храм, все помышления отстрани, упраздни ум и сосредоточь внимание в себе. Это первое. Затем надобно прогнать всякую заботу житейскую и сердце свое отвлечь от всякого пленения и пристрастия — сделать, чтобы оно ничем не было в эту пору связано и ни к чему не привязано. Заметьте, что эти три: рассеяние, забота и пленение — суть враги, разрушители благоговейного молитвенного настроения. Пока они есть, не ждите молитвы. Потому их прежде всего и надо прогнать или непрестанно прогонять, потому что они поминутно будут нападать, как докучливые насекомые. Еще с утра дома начните борьбу с ними, которую усугубляйте, входя в церковь, и во все время стояния в ней не давайте себе послабления. Как тут быть с собою, само дело научит — только поусердствуйте и потрудитесь.

Читайте также:  Апостол любви

Отрешив, таким образом, свой ум, душу и сердце и содержа себя в сем отрешении, утвердите вы себя в том удостоверении, что вы стоите пред лицом Господа, Который видит вас и все, что в вас. Это господственное в молитве действие — стать вниманием в сердце и созерцать Господа, безвидно, однако ж, и бесформенно, иначе — пребывать в памяти Божией или в присутствии Божием. Установясь так, припадай затем всякий к стопам Господа в сердце своем и изливай пред Ним душу свою… Сознай и восчувствуй нужды свои и изъявляй их всевидящему и всеблагому Господу с детскою простотою и верою. В сем — сердце молитвенного к Богу обращения! Слабо или глухо вопиют к Господу, потому что не чувствуют тесноты. Кто чувствует сию тесноту, тот бывает докучлив в молитве, и Господь любит сию докучливость. Она поддерживает постоянство в молитве, а постоянство в молитве возгревает сердечную теплоту — этот плод молитвы и вместе неистощимый ее источник. Теплотою сей меряйте все — и благонастроение к молитве, и успех ее. Ее и добивайтесь. Радостно сретайте первые ее проявления и усугубляйте труд — к хранению и увеличению ее. Теплота сия и мысли сосредоточит сильнее, и припадание к Богу заставит производить неудержимее, и весь труд молитвенный усладит, увеличит и укрепит. Так, собрав внимание, стань в сердце пред лицем Господа и припадай пред Ним, изъясняя нужды свои, пока согреется сердце; а согреется — еще более припадай.

Сие должно происходить внутри — в душе. Но в то же время и тело надо держать в соответственном положении. Стань на свое место и стой, не распуская членов. Не вертись туда и сюда и не блуждай очами, держи их на святых иконах или на священнодействиях, клади поклоны подвижения духа твоего, одного остерегаясь, чтобы не смутить как-нибудь других, молящихся с тобою.

Просты эти правила, а без соблюдения их внимания не поддержишь, бодренности не сохранишь и сердца не согреешь. Хоть это составляет только внешнюю, назовем так, обстановку молитвы, но с нее надо начать и вместе с нею и душу свою направлять, как следует.

Читайте также:  Святой великомученик Георгий Победоносец (†303)

Так благонастроив душу и тело свое поставив в чин, внимай тому, что читается, поется и действуется. В сем пища молитвенного духа. Внушаемое словом и действием прилагай к себе и соответственные тому возбуждай чувства и расположения. Слово само понятно, а что должно помышлять при том или другом действии, это надо наперед узнать и здесь только воспоминать. Все имеет свой смысл и есть символ или образ духовного. Всему внимайте от начала до конца, паче же в то время, когда совершается таинственная жертва наша. Литургия не только есть, но и жертва — и вы не зрителями только быть призываетесь сюда, но и участниками в жертве. Жертва сия есть умилостивление о грехах наших. Смешайте с нею и свою слезу покаяния и сокрушения. Она вознесет ее к престолу благодати и низведет вам всепрощение. Наша жертва Богу — дух сокрушен. Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит. Не забудьте наипаче возгревать сии чувства всякий раз, как слышите: Тебе поем… и молимтися, Боже наш.

Если сохраним все прописанное, то, несомненно, возгреем в себе дух благоговеинства. Когда же придет сей дух, тогда он сам еще внятнее и подробнее научит нас, как бывать в храмах Божиих так, чтоб он не отходил от нас. Благоговейный молитвенный дух Господь подаст, но не даром, а труда ради нашего. Потрудимся в искании его, и Господь, видя труд наш, подаст нам искомое, ибо Сам сказал: ищите и обрящете. Но и трудиться надо с применением труда к цели или с выполнением нужных условных расположений и действий — и притом всех и в должном порядке. Отчего иной целый век трудится в молитве и все не имеет молитвы? Оттого, что не все делает, что нужно для стяжания молитвы. Этим показывает он, что не имеет брежения о молитве; а творяй дело Божие с небрежением благословения не получит. Без благословения сего успеха быть не может, и не выходит ничего из всего труда, которым трудится неразумный труженик.

Сие ведая, братие, приметайтесь к дому Божию и, приметаясь, научайтесь, как в нем пребывать подобает. Для воспитания в нас духа благочестия только и средств осталось, что посещение храмов. Если и это время будет у нас проходить без пользы, чем поддерживаться будет жизнь наша духовная и какого проку тогда ожидать от нас? Аминь.

15 марта 1865 года. Во Владимирском соборе, во вторую неделю Великого поста по случаю шума в храме в неделю Православия

Текст приводится по изданию: Святитель .
О Православии с предостережениями от погрешений против него. Минск, 2003.

Похожие статьи:

Рекомендованная статья

Призвание Апостолов. Слово во вторую Неделю по Пятидесятнице

Призвание Апостолов. Слово во вторую Неделю по Пятидесятнице

Сегодня, возлюбленные братия, читано было за Литургиею Евангелие о призвании Господом в апостольский сан родных братьев Петра и Андрея и еще родных братьев - Иакова и Иоанна, сынов Зеведеевых, тоже рыбарей. Затем, говорится о хождении Иисуса Христа по Галилейской области, проповедании Евангелия царствия и исцелении всяких болезней и немощей людских.

Один комментарий

  1. Спаси нас, Господи!

    Потрясающие слова! Как раз понимания того, что изложено Святым Феофаном Затворником, так не хватало. Как будто пустоты заполнили в сердце. Несколько раз прочитала, как жажду утолила. Благодарю админа сайта за публикацию. Спаси, Господи.