Главная / Библиотека / Статьи / Святые / Святитель Димитрий Ростовский

Святитель Димитрий Ростовский

Святитель Димитрий родился в 1651 году, и во святом крещении его имя было . Детство его прошло в местечке Макарове, недалеко от Киева. Отец будущего святителя, Савва Григорьевич Туптало, сотник войска Запорожского, и мать Мария Михайловна были людьми благочестивыми и глубоко религиозными. Савва Григорьевич всегда пребывал по долгу службы в заботах, принимал участие в защите Православия от католического влияния, а последние годы своей долгой жизни посвятил Церкви, почив в звании ктитора киевского Кирилловского монастыря. О доброй и примерной жизни матери свидетельствует святитель Димитрий в своем дневнике: «Да сподобит её Господь доброго ответа на Страшнем Своём Суде, хотя я не сомневаюсь в Божием милосердии и в её спасении, ведая постоянную добродетельную и набожную её жизнь».

Святитель Димитрий Ростовский

Без сомнения, христианский образ жизни родителей запечатлелся в сердце их сына и заронил в его душу семена благочестия. Святыни Киева, куда переселились они в 1660 году, еще более умножили желание и влечение Даниила к жизни богоугодной.

Обучение грамоте, начатое в доме родителей, он продолжил Киево-Могилянской академии, куда был определён на учебу в 1662 году во времена ректорства Иоанникия Галятовского, известного ритора и проповедника. О годах обучения святителя Димитрия подробных документальных сведений не сохранилось.

Схоластическое направление образования, существовавшее в стенах этого заведения, не могло не оказывать влияния на учащихся. Но такой метод, по мнению некоторых исследователей, отвечал насущным запросам того времени, давая необходимые знания и умения в борьбе за чистоту Православия против латинизации. И это оправдывало негативные стороны (схоластики): невозможно усомниться в горячей любви питомцев школы к Православию, которую они засвидетельствовали своей ревностной борьбой за его чистоту. По предположениям исследователей, святитель обучался в коллегии не более трёх лет и за это время имел возможность окончить курс обучения, получить знания в пределах программы . Необходимо отметить, что годы эти были очень сложными для Киево-Могилянской коллегии. Упадок образования обусловливался неясностью политических событий и волнениями, которые переживали Киев и Украина, находившиеся и политически, и территориально между двумя сильными соперниками — католической Польшей и православной Россией, что накладывало отпечаток и на жизнь церковную. Но и при всем этом святитель вынес из школы богатый запас знаний, прекрасно владел латинским языком, и благодаря своему трудолюбию и способностям, получил хорошую подготовку под водительством таких наставников, как ректор Иоанникий Голятовский, архимандрит Печерский Иннокентий Гизель, игумен Киевского Кирилловского монастыря Мелетий Дзик и другие, принявшие участие в его судьбе.

В 1668 году игумен Мелетий Дзик постриг Димитрия в иноческий чин. Почти семь лет прожил он в Кирилловском монастыре, поучаясь у опытных наставников смирению, послушанию и братолюбию. Помимо иноческих трудов Димитрий занимался и науками: «в келлии писаше и сочиняше повеленная от игумена и от других высших начальников, прилежаше к чтению книг душеполезных». Все эти обстоятельства позволили молодому иноку войти в круг наиболее образованных и передовых людей того времени, стоявших в центре общественно-культурной, политической и религиозной жизни Украины. 25 марта 1669 года он был посвящен в иеродиакона митрополитом Киевским Иосифом Тукальским, которого Иннокентий Гизель характеризовал, как «веры святыя, восточныя столб непоколебимый». Посвящение совершалось в одном из древних (ХІІ в.) монастырей г. Канева, находившегося под покровительством гетмана Дорошенко.

В 1675 году в Густинском монастыре города Прилуки архиепископ Черниговский Лазарь Баранович посвятил Димитрия в иеромонаха. По рекомендации и при содействии Киево-Печерского игумена Мелетия Дзика будущий святитель, уже тогда отличавшийся ораторским мастерством, был оставлен Лазарем Барановичем проповедником в кафедральном соборе и других храмах города Чернигова. По благословению Лазаря Барановича, занимавшегося литературной деятельностью, Димитрий составил в это время сборник сказаний о чудесах, явленных в Троице-Ильинском монастыре от чудотворного образа Божией Матери, именуемого «Руно орошенное».

В июле 1677 года святитель Димитрий уехал в Литву, где прожил до 1679 года.

За пределами Московского государства, в юго-западном крае, находившемся под гнетом панской Польши, он воочию увидел трудное положение украинского народа, претерпевавшего двойной гнет: социальный — со стороны шляхты, магнатов и духовный — со стороны Католической церкви. Последствия освободительного движения украинского народа под предводительством Богдана Хмельницкого, завершившегося присоединением Левобережной Украины к России, не смирили гордыню польского дворянства. Правительство и шляхта ещё ожесточённее проводили политику окатоличивания, совращая православных в унию и не гнушаясь при этом никакими методами и средствами. Польские короли Ян Казимир, Михаил Вишневецкий, Ян Собесский были покорными исполнителями воли магнатов и католического духовенства. У православных отнимались храмы, монастыри, имущество; духовенство, не исключая иерархов, подвергалось насилиям и притеснениям. В сейме постоянно принимались законы, направленные против православных братств, являвшихся оплотом Православия в этой борьбе. Усилилась и литературная полемика.

Почти два года будущий святитель Димитрий прожил в Польском государстве, состоя народным проповедником при Слуцком церковном братстве, словом утверждая Православие, призывая не ослабевать духом в борьбе.

Общение с поборниками Православия, такими, как Феодосий Василевич, епископ Белорусский, Климентий Тризна, настоятель Виленского Свято-Духовского монастыря, усилили в нем желание послужить страждущему народу и родной Церкви.

В Польше святитель Димитрий изучил польский язык, здесь он познакомился с католическим богословием, с произведениями светских и религиозных мыслителей Запада, столкнулся с происками католической пропаганды.

Гетман Самойлович несколько раз приглашал Димитрия к себе, а посему он воспользовался такой возможностью и прибыл в город Батурин, где поселился в Николаевском монастыре. Здесь он начал писать свой «Диарий», дневник. Но вскоре спокойная для него жизнь закончилась. В 1681 году архиепископ Лазарь Баранович производит иеромонаха Димитрия во игумена Максаковского монастыря. Через пять месяцев его переводят настоятелем Батуринского монастыря.

Впрочем, настоятельство Димитрия продолжалось недолго. Имея от природы склонность к жизни созерцательной и богомыслию, святитель тяготился своим хлопотливым послушанием, поэтому в 1684 году, оставив игуменство, с согласия нового Печерского архимандрита Варлаама Ясинского он переселился в Лавру.

В Киево-Печерской Лавре Димитрий принял на себя новое послушание, на все времена прославившее его: составление Четьих — Миней. Труд этот был начат ещё Петром Могилой, выписавшим для сего с Афона греческие рукописные Жития Святых Симеона Метафраста, но не успевшим совершить задуманное. Лазарь Баранович тоже предпринимал попытку исправить положение дел, но она окончилась неудачно и принесла святителю лишь огорчения, послужив поводом к насмешкам от латинян.

Серьезно занимался этим делом Иннокентий Гизель и даже испрашивал патриарха Иоакима благословения прислать Макарьевские Минеи из Москвы. Его просьба была удовлетворена, но книги были переписаны скорописью, а потому отосланы обратно, ввиду «трудности скорописного писания».

Вновь за нелегкий труд принялись Варлаам Ясинский и другие духовные лица обители, но главным редактором был назначен Димитрий. Составление житий полностью увлекло его и отнимало так много времени, что часто он ложился отдыхать, не раздеваясь, за час до заутрени.

Вскоре состоялось избрание нового Киевского митрополита Гедеона (Святополк — Четвертинского), бежавшего от польского своеволия под защиту Самойловича, ходатайствовавшего о нем перед московским правительством. И в январе 1686 года, когда Димитрий с Ясинским поехал поздравить нового митрополита, его вновь упросили принять игуменство в Батуринском монастыре, где он продолжал свои труды, и сам гетман содействовал ему, обращаясь в Москву к князю Б.В. Голицыну с просьбой прислать Великие Четьи — Минеи.

С большими сложностями, возникшими из-за препирательств между представителями митрополии и патриархом Иоакимом, первая четверть Миней была напечатана в 1688 году иждивением Печерской обители. Изданная книга была передана на рассмотрение собора старцев и митрополита, а затем была отослана на одобрение патриарху.

Читайте также:  Димитрий Солунский - второй Апостол Павел

К тому времени в Москве шли прения между Сильвестром Медведевым и братьями Лихудами по вопросу Святой Евхаристии, о времени пресуществления Святых Даров.

Ведая об особенностях и воззрениях украинского духовенства, подверженного западному влиянию в данном вопросе, а также и желая показать свои права в митрополии и подтвердить их, патриарх потребовал от митрополита прислать представителей духовенства для объяснения и разрешения спорных вопросов: «От лица вашего (малороссов) духовного чина мужа смиренномудра, приискренно восточныя Церкви сына, ведуща известно писания святых отец, древних учителей Святыя Христовы восточныя Церкви, а не силлогизмами и аргументами токмо упражняющася,… и тако всякое разногласие гонзнет».

Новый гетман Иван Степанович Мазепа в то время тоже собрался в Москву, чтобы выразить преданность царевне Софье и Голицыну.

10 августа 1689 года представители этого посольства, вместе с духовными лицами, в числе которых был Димитрий, прибыли в Москву. 11 августа они представились царевне Софье и Иоанну Алексеевичу, а затем и патриарху Иоакиму. Через месяц Мазепа поспешил в Троице-Сергиеву Лавру, чтобы убедить в своих добрых намерениях царя Петра, в силу стремительно развивающихся событий, опасаясь остаться в лагере Софьи. И здесь духовные лица тоже посещали патриарха, обсуждали вопросы, которые его беспокоили.

В обители, по свидетельству святителя Димитрия, они часто навещали патриарха, который снисходительно отнесся к этому смиренному труженику, благословив его продолжать начатое дело и подарил образ Пресвятой Богородицы в окладе.

Ладья времени неуклонно плыла вперед, жизнь и события совершались своим чередом, о чём в 1695 году святитель писал в своем дневнике: «На самом початку месяца януария совершися книга Житий святых другая», т.е. на декабрь, январь, февраль. Вместе с митрополитом Варлаамом о присылке Макарьевских Миней из Москвы просил и гетман Мазепа. Одновременно с изданием этих книг в 1696 году печатается первый сборник святителя «Руно орошенное». В 1697 году Димитрий назначается игуменом Кирилловского монастыря, однако вскоре его вновь переводят и назначают архимандритом Черниговского Елецкого монастыря, а затем передают в его ведение и Новгород-Северскую архимандрию.

Исполняя возложенные на него обязанности, он не оставлял и первого послушания: «Року 1700 в месяце январе третия книга Житий святых трудами богодухновенного мужа иеромонаха Дмитрия Савича Тупталенка составленная, на свет вышла и любопытствующих человеков книжных духовною радостью сердца наполнила».

Вскоре в жизни Димитрия начался новый период: Ростовский, и Господу было угодно прославить неутомимого труженика на поприще святительского служения. После болезни и смерти Игнатия Корсакова, митрополита Сибирского, на вакантную кафедру потребовался достойный кандидат, о чём проявил заботу сам царь Петр. В 1700 году царь прислал указ митрополиту Киевскому Варлааму, которым повелевалось: «Для утверждения и приумножения в православную веру и проповедь святого Евангелия в идолопоклонных народах, также для приведения ясачных народов в христианскую веру — Великий Государь указал поискать в малороссийской области, городах и монастырях из архимандритов и игуменов или иных знаменитых иноков доброго, и учёного, и благого непорочного жития, которому бы в Тобольске быть митрополитом».

Патриарх Адриан тоже обращался с аналогичной просьбой к митрополиту. В декабре 1700 года последовал именной указ «для избрания в Сибирские митрополиты, митрополита же на Игнатьеве место, в Москве быть… Черниговския области Новгородской архимандриту Димитрию»… 10 февраля 1701 года он прибыл в Москву и приветствовал Петра, а 23 марта на Крестопоклонной Неделе, на 51-м году жизни Димитрий был возведен в архиерейский сан. Посвящение совершали митрополит Сарский и Подольский Трифилий, митрополит Новгородский и Алатырский Исаия, митрополит Рязанский и Муромский Стефан. Весною ехать в Сибирь Димитрию не представлялось возможным по причине распутицы. Поэтому он временно поселился в Чудовом монастыре, где были причт, ризница и певчие Сибирского митрополита, прибывшие с митрополитом Игнатием на служебную чреду. Святитель занимался делами своей обширной епархии, совершал службы, благовествовал, принимал посетителей.

Летом его отъезду воспрепятствовала внезапная болезнь. О его здоровье справлялся сам Государь и лично навещал его. Стало ясно, что для Сибири с её суровым климатом у Димитрия слабое здоровье. Болезнь усугублялась ещё и внутренними переживаниями о недовершенном великом труде над составлением Миней. Царь Пётр отменил свой приказ и позаботился о назначении в Сибирь Филофея Лещинского, будущего просветителя края, с которым Димитрий был связан узами дружбы. Российское государство переживало в то время сложный период своей истории — обновление. Потребовалось колоссальное напряжение сил всего народа и всех сословий общества, чтобы выйти из застоя — патриархальной Руси стать одним из передовых государств мира, достичь уровня развитых держав Европы. Продолжавшаяся война со Швецией поглощала огромные финансовые и материальные ресурсы, лежала тяжелым бременем на плечах трудового народа. Посему последовал ряд высочайших указов и повелений к изысканию средств в государственном бюджете.

Святитель Димитрий был свидетелем этой великой эпохи и соучастником подвига народного. После Нарвского поражения для литья пушек повелено было взять четвертую часть колоколов во всех епархиях. Был упразднён Патриарший разряд и приказано провести опись монастырских имуществ, учреждён Монастырский приказ, запрещалось набирать послушников.

На откуп были отданы оброчные статьи в вотчинах патриарших, архиерейских и монастырских. Вводился контроль над монастырскими доходами, а затем монахи были переведены на денежные оклады и годовые хлебные содержания, а остальные доходы поступали в казну.

К непродолжительному времени пребывания святителя Димитрия митрополитом Сибирским относится одно из преданий, свидетельствующее о его духовной и пастырской мудрости. Государь, желая испытать святителя, пригласил его к себе и усердно потчевал вином. Святитель повиновался воле Государя, но на все вопросы не отвечал, ограничиваясь только благословениями.

10 ноября 1701 года умер Иоасаф Лазаревич, митрополит Ростовский, и на его место по ходатайству Стефана Яворского 4 января 1702 года был назначен святитель Димитрий.

1 марта 1702 года Святитель прибыл в город Ростов. Его встречала паства с иконой Божией Матери Боголюбской с предстоящими Ей чудотворцами Ростовскими. Вступив в Спасо — Яковлевский монастырь, под сенью храма святой Анны, он пророчески предрек и указал на место своего погребения: «Се покой мой, зде вселюся в век века». После совершения Литургии в кафедральном Успенском соборе он произнёс приветственное слово к пастве, в котором определил цель и характер своей дальнейшей жизни и пастырской деятельности: «Аз приидох не да послужите ми, но да послужу вам… не себе угождати, но вразумляти безчинныя, утешати малодушныя, заступати немощныя… добрыя любити, злыя с милованием наказывати, о всех пользе пещися, всем спасения тщательно искати, о всех молитися».

В этой речи отражены и проблемы, с какими пришлось столкнуться святителю в своей епархии. О состоянии, в каком находились пасомые св. Димитрия, свидетельствуют его современники. Так, И.Т. Посошков отзывается о духовенстве: «Нынешняя паства весьма неисправна… кии пресвитеры и во граде живут, и тии не весьма знают, в чём грех, в чём спасение, и того ради прихожан своих в покаяние не принуждают и как кому жить душеспасительно не наставляют. Токмо тот пресвитер мало-мальски может прямо отправляти Литургию, кой довольное время в городе при соборе или при разумном пресвитере,… а буде кой не много побыл, то ничего по книгам отправити не может.

Читайте также:  Святой Апостол Симон Кананит

У нас сельские попы обременены земледельством и того ради не тако пекутся о служении церковном, яко о пашне своей, а паства душевная уже в стороне стала быть… сельские бо пресвитеры — самые люди простые: возрастёт он в деревне, деревенские дела и помышляет. Аще же пашни ему не пахать, то голодну быть».

Святитель Димитрий вопрошал одного из пастырей: «Что тя приведе в чин священнический? Тоже, дабы спасти и инех?

Никакоже, но чтобы прокормить жену и домашние… Поискал Иисуса, не для Иисуса, а для хлеба вкуса».

Неблагополучным было нравственное состояние духовного сословия. В литературных произведениях того времени, народных сказках, песнях, пословицах рассказывалось о проделках священства и монашествующих, высмеивались их жадность, леность и пьянство. Святитель в своих сочинениях и посланиях к пастве не раз указывал на пороки духовенства. Не лучше была и паства.

«Я, — пишет Посошков, — истинно таковых стариков и при Москве видал, что лет пятьдесят на исповеди не бывали не ради раскольничества, но ради непонуждения пресвитерского». Подтверждает такие явления и Ростовский архипастырь: «Иные уже от десяти лет, иные от двадесяти лет не причащаются, а иные и во всю жизнь не знают, что есть причаститися Божественных Тайн, разве когда младенец был крещен, тогда и причащён, чего он не помнит». Достаточно познакомиться с содержанием одной челобитной грамоты, чтобы представить, с какими трудностями встретился святитель в своей епархии: «Города Углича Воскресенский поп Иван бьёт челом: прихожане де той церквы, а его попа дети духовные упиваются до пьяна, в церкви Божии не ходят, и ему попу ни в чём непослушны, и поносят его попа небылыми словами, за то, что он поп их приходских людей (якобы) против правил святых отец учит, не святит колодезя. Прихожане возражают, что поп не ходит на дом, не даёт креста, дерётся, снимаючи с себя ризы, кулаком ушиб прихожанина». Среди крестьян монастырских и архиерейских дело доходило до кровавых баталий, в которых принимало участие до трёх тысяч человек.

В таких условиях святитель Димитрий вынужден был принимать меры к упорядочению дел в епархии. Без того сложное положение усугублялось вмешательством государства в дела Церкви.

По архиерейским делам и монастырям были разосланы стольники, стряпчие, приказные, отнюдь не отличавшиеся порядочностью. В результате крестьяне покидали свои места и бежали в раскольнические скиты, скудели обители, духовенство беднело и едва сводило концы с концами. Просветительская деятельность архипастыря, его послания к иереям и пастве, многочисленные проповеди, учреждение народной школы в Ростове — все это было направлено к исцелению общественных язв, искоренению зла.

Сознавая, что «вся прозябоша яве от ненаучения младенческого», святитель решил основать школу и добился разрешения от Монастырского приказа: «В нынешнем 1702 году, 28 мая указали мы по росписи преосвященного Димитрия, митрополита Ростовского… выдать двум чернцам и переводчикам по тридцати рублев в год;… выдать с росписями учителям греческого да латынского языка по тридцати рублев человеку; русскому пять рублев, да хлеб нищим, которые учиться будут русской грамоте, по деньге на день, а которые греческого да латынского языков, тем по две деньги на день». Этот документ свидетельствует о том, что в школе учились не только дети духовенства, но и простых горожан, и даже бедных. По епархии было разослано повеление отдавать детей в школу.

Кроме языков, ученики обучались риторике, правописанию, пению, Закону Божьему.

Во время каникул и праздников ученики проводили время в архиерейских селах: Демьянах, Шестакове, Капцах; здесь они отдыхали, купались в озере, разыгрывали пьесы и комедии. В 1702 году поставлена была известная пьеса на Рождество Христово. Для некоторых пьес владыка сам сочинял текст.

Школьники заменяли Святителю семью и друзей, утешали в минуты испытаний и болезней. Он приглашал их к себе, понуждал читать молитву «Отче наш» по пять раз в воспоминание пяти язв гвоздиных на Пречистом теле Спасителя. Обязательным было присутствие учеников за богослужением. Владыка сам их причащал, убеждая жить в чистоте, целомудрии, усердно молиться. Обещал сам за них молиться, не забывал о них и после, во время скудости. Благодарные воспитанники именовали его «меценатом и отцем всех», вспоминая «батюшку нашего преосвященного блаженной памяти Димитрия митрополита». Школа просуществовала недолго, во 1705 году во время одной из поездок в Москву, она была закрыта по приказанию стольника Воейкова, о чём святитель жаловался в письме митрополиту Иову Новгородскому: «Попущением Бежим сотворшася дому архиерейскому скудость и оставишася учения, понеже вознегодоваша питающий нас, аки бы многая исходит на учители и ученики издержка и уже вся та, чем дому архиерейскому питатися от нас, отнята суть, не токмо отчины, но и церковнии дани, и венечный памяти и прочая, и прочая, оскудевше убо во всём оскудехом и во учениях». «Не сразу дом строится, не вдруг и книга сочиняется; и закончив дело, мастер починяет его, исправляя и довершая», — говорил святитель Димитрий о своих книжках, изысканиях и трудах.

Днем и ночью он не расставался с пером, днём писал у тусклого слюдяного окна, ночью — при мерцании свечи. Пуще смерти боялся святитель оставить недовершенным составление житий. Так, в одном из своих писем он писал: «Устраши мя смерть покойного Иосифа Колдычевского, страх смерти нападе на мя, и страх сугубый убо, яко не вем дне и часа…, а дело книгописное как останет, будет ли кто охотник приняться за то и вершить, а еще много надобно в том числе трудиться». И еще много различных планов и замыслов было у святителя на будущее.

Занимаясь делами епархии, он собрал исторические сведения о Ростовской митрополии, приложив их к Минеям.

9 февраля 1705 года был завершен великий многолетний труд Святителя, отмеченный им молитвой святого Симеона Богоприимца: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко…». Заботясь о повышении образовательного уровня духовенства, он начал составлять новую книгу «Летописец», как руководство по Священной истории от сотворения мира до шестого века четвёртой тысячи лет. История века укладывалась в одну главу, а если в нем не выпадало важных событий, то святитель заполнял главу нравоучением или проповедью, чему, собственно, был посвящен труд: «О начатом, с Божиею помощью, нами летописании, хотящим ведати буди известно, яко намерение наше не толико в историях углублятися, елико в нравоучениях и толкованиях Святого Писания поучатися».

Летом 1705 года святитель Димитрий посетил Ярославль, крупный торговый город, ставший центром раскольнического движения.

Архипастырская забота о Церкви Божией выразилась не только в принятии практических мер против раскольников, но понудили владыку вновь взяться за испытанное оружие, за перо, к изобличению в сочинении «Рассуждение об образе Божий и подобии в человеках», и проповедях, а затем в трактате «Розыск о раскольнической брынской вере».

В своих проповедях к «препростому народу» святитель Димитрий нещадно бичевал такие пороки раскольников, как невежество, ложь и безнравственность. На причины, заставившие святителя употреблять столь сильные средства, указывает он, характеризуя происходящее: « зело утеснена, умалена ово от внешних гонителей, ово от внутренних раскольников… едва бо не во всяком граде иная некая особая изобретается вера, и уже о вере и простые мужики, и бабы… догматизуют и учат, якоже о сложении триех перстов, глаголюще не правый и новый крест быти».

Читайте также:  Событие Рождества Христова

Борьба святителя Димитрия с расколом, его полемика, по свидетельству самих расколоучителей, имела успех, о чём знал и царь.

Нуждавшийся в государственных умах и способных людях для осуществления реформ, Пётр I, учитывая авторитет митрополита Ростовского, его литературный талант и действенность слова, имел намерение издать его книгу с приложением к Требнику.

В августе 1705 года согласно государеву указу и изволению митрополита Стефана Яворского святитель Ростовский прибыл в Москву как очередной архиерей для священнослужения и послушания «с ризницею, и с певчими, и с домовыми людьми и с запасы». Почти целый год провёл он в трудах, священнодействуя, благовествуя в различных храмах на злободневные темы, поучая . Именно к этому периоду его деятельности относится самое значительное количество проповедей. Главная их тема — достижение христианского совершенства, нравственного идеала.

Дела по управлению епархией, взаимоотношения с светскими властями, поездки в Москву, заботы об архиерейском доме, научные труды отнимали у Святителя много сил и здоровья. Наряду с обычными трудами он совершал и аскетический подвиг. Тело своё он изнурял, как кающийся грешник. Часто распространялся крестом на земле, летом предавал тело своё на съедение комарам, ограничивал себя в пище, вкушая на первой седмицы Великого поста один раз — в четверг, и также в Страстную седмицу. Нередко, невзирая на свой сан, совершал пешие переходы из Ростова в Ярославль и обратно. Этот белокурый с проседью худенький, казавшийся невзрачным человек, небольшого роста, сгорбленный, с маленькой клинообразной бородкой, в очках, ходивший обыкновенно в шерстяной ряске любимого темно-зеленого цвета, скрывал в себе удивительно могучий дух. Писать на духовную тему и пользу христиан было его насущною потребностью. Его перу принадлежат: «Врачевство духовное на смущение помыслов»; «Зерцало православного исповедания, догматического содержания»; «12 статей о пресуществлении хлеба и вина в Тело и Кровь Господа нашего Иисуса Христа»; «О причащении Святых Тайн»; «Благодарственное страстей Христовых воспоминание и молитвенное размышление и плач на погребение Богоносного тела» и другие сочинения. Святитель много страдал, видя упадок церковной жизни и благолепия, разорение архиерейского дома, убожество духовенства и народа, и сам терпел с ними скудость, будучи вынужден ограничивать себя даже в малом. Это видно из его писем, когда он просит благодетелей прислать ему «чаю невеликое», потому что «в Ростове несть где взять, а подобно временем», когда приглашает их в свою «келию на грибы», когда сообщает: «Чуть ли не пешком брожу, ни коня, ни всадника. Оскудеша овцы от пищи и лошадей нет».

Еще в 1707 году он оставил завещание на случай смерти. Заметно, что он чувствовал приближение кончины, часто призывал к себе в Крестовую палату убогих и нищих, ставил им трапезу, оказывал дела милости, выкупал с правежа должников, избавляя их от наказаний.

В 1709 году для Ростовской епархии был ознаменован целым рядом важных событий и посещений. И святитель вынужден был пересиливать немощи и болезни. Летом Ростов посетили царевны Наталья, Мария и Феодосия Алексеевны, которые присутствовали на освящении церкви преподобного Артемия в Богоявленском монастыре. В начале июля пришло известие о победе русских войск «над супостатом, над шведами под Полтавою».

Святитель сам совершил торжественное молебствие и отметил это событие в своем дневнике.

Осенью пришло известие о прибытии в Ростов царицы Прасковии Федоровны для поклонения чудотворной иконе Божией Матери в Толгском монастыре. Чтобы не утруждать высокую гостью утомительной дорогой, было велено принести икону в Ростов. Святитель настолько ослабел здоровьем, что и не надеялся дожить до того времени: «Вот идут две гостьи, — говорил он казначею Филарету, — Царица Небесная и царица земная. Только я уже видеть их не сподоблюсь, а надлежит тебе, казначею, быть готовым принять их».

26 октября, в день своего Ангела, он изнемогал от приступов кашля, но сам совершил Литургию в соборе. Поучение за него прочитал певчий, а Святитель сидел у царских врат.

27 октября был последним днём его жизни. Утром 28 октября 1709 года его нашли в кельи на полу, почившим в коленопреклоненном молитвенном положении. Тело святителя Димитрия было погребено согласно его завещению в Спасо-Яковлевском монастыре. Отпевание совершил митрополит Стефан Яворский, друг святителя, повторявший в надгробном слове: «Свят Димитрий, свят!»

Открытие мощей Ростовского архипастыря было через 43 года, а 22 апреля 1757 года совершилось причисление его к лику святых, к великому собору угодников Божиих, славу которых он запечатлел в своих трудах.

По мнению исследователей, творческое наследие святителя Димитрия составляет до 20 томов сочинений и трудов, свидетельствующих о нём как о неутомимом труженике, подвижнике науки, церковном энциклопедисте.

Его личная библиотека насчитывала свыше 300 томов, книг, и он её непрестанно пополнял за счет книг, полученных от книготорговцев Запада и России, а также присланных друзьями, которым он всегда напоминал о необходимости прислать нужные для работы редкие экземпляры. Ученый и богослов с большим багажом знаний и опыта, Святитель, исследуя памятники церковной письменности восточного и латинского происхождения, труды отцов Церкви, подобно пчеле, отовсюду извлекал нектар мудрости. Более 60 имён церковных и светских писателей, историков, учителей Церкви и богословов упоминает он в своих произведениях.

В число использованных св. Димитрием памятников церковной письменности вошли древние патерики, Прологи, летописи, хронологии. Важнейшее место в сочинениях святителя Димитрия отводится отцам Святой Церкви, богословам, учителям, проповедникам, пастырским опытом которых он руководствовался в своем служении и деятельности. Имена их он сам приводит пред взоры слушателей и читателей. Это — преподобный Макарий Египетский, святые Афанасий Великий, Иоанн Лествичник, , Иоанн Златоуст, Григорий Богослов, Ефрем Сирин, Кирилл Иерусалимский, Григорий Двоеслов, блаженные Иероним, Феодорит, Августин, священномученик Киприан и многие другие. Из использованных им церковных литературных памятников Русской Православной Церкви следует упомянуть прежде всего Великие Четьи-Минеи митрополита Макария, имевшие основополагающее значение при создании его Житий святых, сочинения преподобного Максима Грека, Лазаря Барановича и ряд иных, употреблявшихся им при выяснении вероисповедных, догматических вопросов.

Анализируя и тщательно исследуя громадный литературный материал, отмечая вкравшиеся ошибки и разногласия, святитель Димитрий критически подходит к нему и одновременно расширяет свой кругозор и знания. Нередко, встречаясь с противоречиями, он отдает дань уважения авторитету отцов, а иногда представляет их на благочестивое христианское рассуждение и веру, доверяет соборному разуму Святой Церкви, обладающей полнотою Божественной благодати и ведения.

В начале творческой деятельности Святителя в его сочинениях, проповедях заметно влияние западной схоластики: используются присущие ей методы, софизмы и аллегорические приемы, но во второй половине его жизни произведения обретают большую простоту и ясность мысли.

Все сочинения святителя Димитрия можно разделить на четыре вида:

  1. Догматические. К ним относятся: «Розыск о раскольнической Брынской вере» и «Зерцало Православного исповедания».
  2. Духовно-нравственные. К ним относятся поучения святителя, такие, как «Внутренний человек в клети сердца своего уединен поучающся и молящся в тайне», «Апология в утешение печали», «Исповедание грехов генеральное», «Поклоненье Господу нашему Иисусу Христу», «Алфавит духовный», 120 дошедших до нас проповедей.
  3. Исторические. Это прежде всего 12 томов Житий святых, «Летопись», «Руно Орошенное», «Диарий».
  4. Поэтические. Духовные драмы «Рождество Христово», «Грешник кающийся», «Есфирь» и «Агасфер», стихи (или канты) — «Иисусе мой Прелюбезный» и другие.

Архиепископ Антоний (Фиалко)

Похожие статьи:

Рекомендованная статья

Святой великомученик и целитель Пантелеимон

Святой великомученик и целитель Пантелеимон (†305 год)

Великомученик и целитель Пантелеимон - один из самых почитаемых святых Православной Церкви. Имя великомученика призывается при совершении таинства Елеосвящения, освящения воды и молитве о немощном. Как при своей земной жизни святой целитель Пантелеимон посвятил себя попечению о страждущих, больных, нищих, так не перестает он помогать и теперь всем обращающимся к нему с молитвой.