О Таинстве Священства

Начинаем мы с Священства, а не с Крещения потому что говорим преимущественно о Церкви, а для Церкви это первое Таинство, так как им, во-первых, сохраняется апостольское преемство, а во-вторых, священством открывается нам дверь к другим Таинствам. Ибо таково установление Божие: что могут совершать не все христиане (кроме, в отдельных случаях, Крещения), а только особо уполномоченные на то Церковью; и полномочие это, благодать совершать , как раз и сообщается избранным на то христианам в Таинстве Священства; не будь его — не было бы и других Таинств.

Установление этого Таинства восходит еще к Ветхому Завету, где Бог через Моисея установил трехступенчатую иерархию священства: Первосвященник, священники и левиты. Их задачей было совершать храмовое Богослужение и от лица народа приносить Богу разнообразные жертвы. То, что прообразовывал в виде грубого, внешнего, вещественного, в Новом Завете приобрело духовный, подлинный и всеобъемлющий смысл: уже не кровь козлов и тельцов, но драгоценная Кровь Христа Спасителя составляет предмет духовного жертвоприношения Церкви; не только храмовое Богослужение — обязанность священства, но и все без исключения стороны человеческой жизни освящаются в христианской Церкви пастырями ее.

Вот некоторые тексты Нового Завета, указывающие на установление Таинства Священства. Господь позвал к себе, кого Сам хотел; и пришли к Нему. И поставил из них двенадцать, чтобы с Ним были и чтобы посылать их на проповедь, и чтобы они имели власть исцелять от болезней и изгонять бесов (Мк. 3, 13—15). Здесь речь идет об обязанности проповедания и о благодати исцелений. Когда ап. Петр исповедал Господа Христом, Сыном Бога Живаго, Господь в ответ сказал ему: и Я говорю тебе: ты — Петр (камень), и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах (Мф. 16, 18—19). Отсюда мы видим, что Апостолы в лице ап. Петра получили власть вязать и решить, т. е. строить и хранить Церковь. На Тайной вечери, установив Таинство святого Причащения, Господь повелел Апостолам: сие творите в Мое воспоминание (Лк. 22:19). По Воскресении Господь, явившись ученикам, заповедал им: как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся (Ин. 20, 21—23). Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать всё, что Я повелел вам (Мф. 28, 19 — 20).

Таким образом, мы видим, что Господь дал Своим ученикам — Апостолам власть совершать Таинства, учить и проповедывать о Христе, строить и хранить Церковь, — и это не просто в качестве чего-то общего всем христианам, но как особое служение; а ко всем христианам относятся слова Христа, сказанные Апостолам: Слушающий вас Меня слушает, и отвергающийся вас Меня отвергается (Лк. 10:16). Облекшись духовною силою на это особое служение в день Пятидесятницы, исполнившись благодати излившегося на них Святого Духа (см. Деян. 2, 1-4), Апостолы простерли свою проповедь «даже до конец земли». Проповедь эта заключалась не только в словах о Христе, но главным образом в устроении Поместных Церквей; и с самого начала бытия их священство получило ту форму, которая существует и поныне, а именно: преемниками себе Апостолы ставили епископов, им помогали пресвитеры, т. е. священники; низшим, служебным чином были диаконы. Само Таинство совершалось через рукоположение. При избрании диаконов их поставили перед Апостолами, и сии, помолившись, возложили на них руки (Деян. 6, 6). Проходя Листру, Иконию и Антиохию, Апостолы рукоположили им пресвитеров к каждой церкви (Деян. 14, 22 — 23).

Читайте также:  Заключительная беседа

Как видим, иерархия осталась, подобно ветхозаветной, трехчинной: первосвященнику соответствовали Апостолы и их преемники — епископы; священникам — священники же, пресвитеры; служителям-левитам — диаконы. Но уже иные цели ставятся перед новозаветным священством. Ап. Павел, обращаясь к пастырям, говорит об этом так: внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел себе Кровию Своею (Деян. 20:28). Итак, из Св. Писания очевидно усматривается установление священства, его цели, способ совершения этого Таинства.

Рассмотрим теперь катехизическое его определение. «Священство есть Таинство, в котором избранному на определенную степень церковной иерархии христианину преподается благодать Святого Духа, облекающая его духовною властью совершать Таинства, учить верующих догматам Христовой веры и руководить их в исполнении нравственного христианского закона, т. е. в жизни по заповедям». Разберем это определение.

1. «Избранному христианину…» Раньше, в первые века, клирики выбирались народом церковным с последующим утверждением этого выбора епископом, а если избирался епископ, то его избрание утверждалось высшею церковною властью. Сейчас, в наше время, ситуация хотя и изменилась (клирики, как правило, назначаются церковным начальством без учета пожеланий паствы), но в любом случае элемент выбора остается — не всех же подряд рукополагают. Смысл здесь тот, что к священству представляются (должны представляться) лучшие христиане, более опытные, более ревностные и более подготовленные, чем прочие.

2. Об определенной степени церковной иерархии мы уже сказали: это трехчинная иерархия — епископ, священник и диакон. Епископ, архиерей, есть преемник Апостолов, носитель апостольской благодати; ему дана полная власть в Церкви; он совершает все без исключения Таинства, несет перед Богом полную ответственность за состояние вверенной ему паствы; епископ обязан в полноте преподать людям Христово учение, быть образцом христианской нравственности и учителем ее. Обязанности епископа прописаны в Пастырских посланиях ап. Павла (1,2 Тим. и Тит.). Епископ возглавляет Церковь данной местности и управляет всеми сторонами ее жизни, как духовной, так и административно-хозяйственной. Без воли епископа в вверенной ему Церкви (епархии) ничего не может совершаться: где епископ, там полнота Церкви, по словам сщмч. Игнатия Богоносца. Епископа рукополагает собор епископов, ибо все епископы равны по благодати и, следовательно, так как рукополагается всегда меньший большим, епископ не может произвести равного себе; поэтому для епископской хиротонии нужен собор епископов. В Православной Церкви с середины I тысячелетия принято безбрачие епископов, а в Русской Церкви — и обязательное монашество, хотя так не было в Древней Церкви, а монашеские обеты в некоторых случаях могут противоречить пастырскому служению. В зависимости от занимаемой кафедры или от положения в Церкви епископ может носить титул архиепископа, митрополита и патриарха; титул этот является свидетельством чести, но к благодати епископской ничего не прибавляет; все архиереи по благодати равны между собою.

Читайте также:  Святой великомученик Пантелеимон

Пресвитер, или священник, или иерей — вторая степень священства. Священник есть помощник епископа, во всем зависит от него и действует в Церкви только по благословению и с ведома своего архиерея. Священнику дана власть совершать все Таинства, кроме Таинства Священства: рукополагать иерей не может. У священника более ограниченные права во власти учительской и канонической: священник не имеет права, без особого архиерейского благословения, учить и действовать вне своего прихода; также есть ряд канонических вопросов, которые решает только архиерей (напр., разводы). Священник — наиболее близкое мирянам лицо из клира; епископ один на всю епархию, на некоторых приходах может даже и не быть никогда; поэтому священник должен быть ближайшим, повседневным образцом нравственности и обязан учить и назирать свой приход в вере и благочестии. Священство в Православной Церкви может быть женатым (в отличие от латинян) одним, первым браком, заключенным до хиротонии. В иереи рукополагает епископ. В зависимости от должности и положения священники могут носить титул протоиерея, протопресвитера; в монашестве — игумена, архимандрита.

Диакон — третья, низшая ступень священства. Диакон не имеет власти совершать Таинства; его задача — помогать епископам и священникам во всех областях церковной жизни. В настоящее время роль диакона сведена лишь к Богослужению, иногда — к проповеди, наставлению в вере, например в воскресной школе; раньше же круг обязанностей диаконов был гораздо более широким: в их задачу входило пещись о столах (Деян. 6:2), т. е. о материальной стороне жизни Церкви, они посещали больных и преподавали им Святые , и проч. Сейчас диакон, если он не обладает громоподобным голосом и вследствие этого не является, так сказать, «украшением Богослужения», рассматривается чаще всего как кандидат в священники. Диаконы тоже имеют свои наградные титулы: протодиакона и (для монашествующих) архидиакона. Диакона, так же как и священника, рукополагает архиерей.

3. О том, как преподается благодать Св. Духа, мы уже сказали: через рукоположение. Совершение Таинства происходит за Божественной Литургией.

Читайте также:  Дом Святого Духа

4. Наконец, нужно сказать о власти совершать Таинства, обучать верующих истинам веры и руководить в жизни по заповедям Христовым. Здесь важно знать, что эта власть — не в смысле «что хочу, то ворочу»: эта власть духовная, и она не присваивается человеку самому по себе: человек сам по себе не может совершать Таинства, ибо они — сверхъестественные действия. На самом деле Таинства совершает Христос, в Церкви, Духом Святым, а человеку-священнику принадлежит лишь роль посредника — не в смысле «стены с дверью» между человеком и Богом: хочу — впускаю, хочу — нет, но в смысле доверенного лица, уполномоченного Церкви, ее служителя. В Церкви общение человека и Бога совершается непосредственно, священник же «точию свидетель есть», как об этом говорится в последовании Таинства исповеди. Священник есть «друг Жениха», говоря евангельскими словами.

Суть священнического служения — в своем лице осуществить Церковь, спасающую и освящающую; цель этого служения — привести ко Христу. Из этого нужно исходить, говоря о власти священнодействовать и учить. Совершает Таинство Церковь руками священниковыми; учение веры и благочестия содержит Церковь, и задача священника — донести его в целости и неповрежденности до своей паствы.

Но не надо думать, что в силу этого роль иерея пассивна. Ему вручается Христово стадо, чтобы он наставлял людей на путь истины и жизни: а как это возможно? Только одним путем. Как Христос Сам в Себе совершил наше спасение и приобщил нас ему в Церкви, — так и пастырь должен сам идти путем христианской жизни и примером своей жизни в первую очередь (а словами – во вторую лишь) вести ко Христу вверенных ему людей.

Таким образом, власть священства не есть некое мирское управление, как некое внешнее насильственное воздействие на подчиненных; эта власть, в точном соответствии с Евангелием (кто хочет из вас быть большим, будет всем слуга, а кто хочет быть первым, будь всем раб — см. Мф. 20, 26 — 27) оборачивается ответственностью перед Богом, обязанностью священника самому точно уяснить веру, которой он будет учить других; самому идти путем заповедей Христовых, примером воодушевляя паству, помогая ей от опыта, а не от поверхностно прочитанных книг; самому понять смысл Таинств, почувствовать заключенное в них богообщение и сознательно преподавать их другим; наконец, священник должен очень хорошо понять и почувствовать, что власть эта — не его, не человека такого-то, а Христова, данная ему Церковью не для извлечения выгод, самореализации или чтобы ставить сомнительные эксперименты на доверяющихся ему людях исходя из своих представлений о Христе, Церкви и духовной жизни, — а для того, чтобы он ею служил христианам в духе Церкви и от лица ее. И здесь перед нами встает ряд практических вопросов, рассмотрению которых мы посвятим следующую беседу.

Похожие статьи:

Рекомендованная статья

Митрополит Григорий (Бербичашвили)

Соблазн «внецерковного христианства»

Нередко приходится слышать такие слова: «В Бога я, конечно, верю, но не верю в Церковь и духовенство». Такую веру можно называть какой угодно, но только не христианской — по той простой причине, что христианства не существует без церковного единства и истинный христианин не может существовать вне Церкви.