Главная / Библиотека / Статьи / Праздники / «Агнца Божия проповедавше, и заклани бывше якоже агнцы…»

«Агнца Божия проповедавше, и заклани бывше якоже агнцы…»

9 февраля Русская празднует Собор новомучеников и исповедников Российских.

Впервые вопрос о поминовении новомучеников и исповедников был поднят на заседании Всероссийского Поместного Собора 1917–1918 гг.: 15 (28) марта 1918 года было зачитано предложение о проведении внеочередного заседания для оглашения списка лиц, подвергшихся гонениям за веру Христову, и предложение о необходимых распоряжениях в связи с гонениями на Церковь.

Собор обратился к Святейшему Патриарху Тихону сделать распоряжение о сообщении Собору всех поступающих в Священный Синод сведений о случаях гонений, имеющих отношение к Церкви и ее служителям. На этом же заседании было зачитано также сообщение Соборного Совета о создании на местах особых комиссий, разбирающих случаи гонения за веру, и о том, что сообщения обо всех случаях гонений, которые поступили на Собор, обязательно докладываются на его общих заседаниях. Соборный Совет также постановил образовать специальную Комиссию, которая бы занялась вопросами, связанными с гонениями на Церковь.

29 марта (11 апреля) на заседании Собора протоиерей Павел Лахостский сделал первый доклад о гонениях на Православную Церковь, в котором он, в частности, говорил, что «большевистским переворотом положение Церкви сразу ухудшилось и продолжает все более и более ухудшаться, особенно со времени издания знаменитого январского Декрета о свободе совести, вплоть до принесения многих кровавых невинных жертв, число которых, увы, нам еще не известно, но судя по всему, что мы знаем, должно быть очень велико…». Обсудив этот доклад, Собор принял решение о совершении торжественной Литургии с упоминанием имен первых новомучеников.

Во исполнение принятого 29 марта (11 апреля) 1918 г. Священным Собором постановления в субботу 31 марта и в воскресенье 1 апреля были совершены торжественные моления, в субботу – поминальное об усопших мучениках за веру и Церковь, в храме Московской духовной семинарии, и в воскресенье – благодарственное о спасении подвизающихся за веру и Церковь, в Храме Христа Спасителя. 31 марта в храме Московской духовной семинарии заупокойную Литургию совершал Святейший Патриарх Тихон с членами Собора. На заупокойных ектениях и за панихидою поминались поименно убиенные за Церковь и веру и кроме того неизвестные по имени. Членом Собора протоиереем П.Н. Лахостским было произнесено слово на текст песнопения: «Агнца Божия проповедавше, и заклани бывше якоже агнцы …»

5 (18) апреля на своем заседании Священный Собор Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. принял «Определение о мероприятиях, вызываемых происходящим гонением на Православную Церковь». Им устанавливалось возношение в храмах за богослужением особых прошений о гонимых за веру и Церковь; совершение торжественных молений: а) поминального об упокоении и б) благодарственного о здравии и спасении оставшихся в живых. Также Собор установил ежегодное поминовение всех усопших «в нынешнюю лютую годину гонений исповедников и мучеников» совершать 25 января (7 февраля) – в день гибели священномученика митрополита Киевского и Галицкого Владимира (Богоявленского) или в следующий за ним воскресный день. К сожалению, в лихие годы гонений это празднование было невозможным, а те священнослужители, которые его совершали, подвергались гонениям. Только 30 января 1991 г.определением Священного Синода на основании этого решения Поместного Собора было восстановлено это празднование.

Мы приводим слово протоиерея Павла Лахосткого (1866—1931) на первой заупокойной Литургии о об усопших мучениках за веру и Церковь.

Новые священномученики

(Слово на заупокойной Литургии, совершенной Святейшим Патриархом Тихоном в храме Московской духовной семинарии 31 марта)

«Агнца Божия проповедавше, и заклани бывше, яко же агнцы»…

Эти слова трогательной заупокойной песни вполне приложимы к тем современным нам мученикам за веру и Церковь Православную, молитвенную память о которых мы творим ныне.

Беспримерное, еще небывалое в тысячелетней почти истории нашей Русской Церкви, время переживаем мы, и это тяжелое время нависло над нами так быстро, так неожиданно, что мы совершенно к нему не подготовились. Можно ли было полтора года тому назад подумать, что скоро начнется открытое гонение на Церковь нашу и, по первому внешнему наблюдению, от своих же, от тех, в виде на жительство которых еще не стерлись или не вычеркнуты слова «вероисповедания православнаго».

Читайте также:  Мариупольский международный проект поддержан в Москве

Почти по всей России свершается осквернение и поругание святынь, насильственное отнятие церковного имущества, особенно у обителей, во всех его видах, начиная от зданий и денег, продолжая угодьями, лесами и полями, и оканчивая последним скудным запасом хлеба и картофеля, так что иноки и инокини обрекаются на голодную смерть. Отнимаются помещения духовно-учебных заведений и разных других учреждений духовного ведомства, арестуются и подвергаются оскорблениям епископы и священники, наконец, зверски расстреливаются священнослужители, часто без всякого не только суда, хотя бы для видимости их виновности, но и без предъявления к ним какого бы то ни было обвинения, только за то, что они – служители Церкви Православной, провозвестники Христовой истины. Воистину: «Агнца Божия проповедавше, и заклани бывше, яко же агнцы»… И число этих невинных жертв, кровь которых вопиет к небу, с каждым днем увеличивается и невидно ему конца. Неудивительно, что существует и все более и более распространяется мнение о приближении второго пришествия Христова и Страшного Суда Его. Сроки Божии от нас сокрыты, но учит нас всегда быть готовыми встретить Его, и тяжкие гонения на Церковь и ее служителей особенно напоминают нам об этом: «итак бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который придет Сын Человеческий» (Мф. 25, 13). Бодрствуйте, прибавим мы, потому что не знаете, где и кода настигнет нас с вами смерть, всегда от человека недалекая, и ныне уже стоящая за плечами и готовая в сей день скосить нас своею острою косою. Нужно быть готовыми к ежечасному собственному исходу из жизни. «Да будут же чресла ваши препоясаны и светильники горящи» (Лук. 12, 35).

Бодрствовали, очевидно, над собою те, коих из нашей среды удостоил Господь венца мученического. Многие из них убиты на своем посту, при исполнении своих обязанностей, некоторые с крестом в руках. Все мы знаем, как предчувствовал свою близкую кончину митрополит Владимир, как трогательно просто (как просто всегда и все он делал) попрощался он, ведомый, воистину, яко агнец на заклание, со своими келейником и швейцаром, не приняв никаких мер к своей защите. Он ясно видел, что настал конец его временной жизни, но что значил для него этот конец, когда он был началом жизни вечной?

Так же мужественно, с полною сознательною готовностию отдать свою жизнь за Церковь Христову, встречали свою смерть и многие из убитых пастырей, как один, неведомый пока по имени пастырь Ставропольской епархии, расстрелянный в облачении с крестом в руках на священной страже своей, или как другой, прямо по совершении им литургии выведенный из храма и тут же у паперти расстрелянный. А третий священник г. Переславля Залесского, о. Константин Снятиновский, когда ведшие его на расстрел красногвардейцы оттолкнули ставшую им на дороге дочь о. Константина, умолявшую пощадить милого папу, и пригрозили пристрелить и ее, сказав им: зачем же ее то стрелять? – сам пошел за убийцами и был тотчас же расстрелян. А вот и еще потрясающая душу картина. В квартиру протоиерея г. Елабуги Павла Александровича Дернова, врываются ночью 15 человек красногвардейцев и сначала уводят трех его сыновей. Через несколько минут уводят и отца. Производят в квартире обыск, не допуская никого из оставшихся близких следовать за арестованными, сопровождая обыск издевательствами и грабежом. На рассвете разыскали трех юношей-сыновей: они сидели под арестом в исполнительном комитете, а о. Павла не могли разыскать, да и нельзя было найти того, кого в живых уже не было. Две женщины сообщили, что за городом у мельницы лежит труп убитого священника. Жена почившего, предчувствуя недоброе, поехала посмотреть труп, а навстречу ей два солдата на розвальнях уже везут убитого о. Павла. Его не отдали жене, а свезли в усыпальницу, и не мало было хлопот, чтобы получить труп. Оказалось, что о. Павла расстреляли в 5 час. утра и хотели бросить в прорубь, но увидавшие это крестьяне не дали совершить поругания над телом священномученика. Лишь в 4 часа вечера привезли тело в квартиру почившего. Родные поехали к арестованным детям и умоляли Революционный штаб отпустить их к убитому отцу. Штаб распорядился: «Напишите заявление, чтобы следствие над арестованными произвели вне очереди» и в 7 час. вечера обещали рассмотреть его. Но бывший тут же матрос заявил: «никаких привилегий, разбирать по очереди». Когда арестованные дети узнали, что отец их убит, то один из них не выдержал и назвал красногвардейцев «душегубами». Этого было достаточно, чтобы всех троих вывели на край города, на пристань и расстреляли.

Читайте также:  Великий Покаянный Канон св. Андрея Критского

Представьте же себе, яснее представьте эти живые картины нашей ужасной действительности: и эту дочь, ставшую на дороге убийцам и умолявшую пощадить любимого папу, и эту картину, когда в доме достойного священнослужителя, из доброй духовной семьи, известной во всем крае, лежат рядом 4 трупа невинных жертв, в семье главных, лежат долго без гробов, представьте эту сначала оцепеневшую от ужаса и горя и не могущую в оцепенении пролить смягчающей душу слезы, а потом огласившую стонами и рыданиями весь дом, жену-мать, и поставьте пред собою вопрос: не вопиет ли эта кровь убиенных и эти рыдания оставшихся сирот к небу и не обращаются ли к нам, еще живым, с укором: зачем вы не употребите всех сил, почему вы не испробуете всех средств, чтобы предотвратить впредь эти невинные жертвы, чтобы не дать литься этим горьким слезам и раздаваться этим рыданиям, которые будут слышны на всю Православную?

Но что же мы можем сделать, что можем придумать, к кому нам обратиться с жалобою на эти злодейства?

«Молитву пролью ко Господу и Тому возвещу печали моя» — вот первая наша жалоба, вот первое обращение в скорби, без которого не может обойтись православный христианин (что мы теперь и совершаем), а затем он. Как и во всех случаях своей жизни, ищет наставления и вразумления у Того, по имени Коего и называется христианином, у Христа Спасителя, в Его святом Евангелии. А наш Спаситель Сам был распят на кресте, и в последние предсмертные минуты взывал со креста ко Отцу Своему, молясь за своих распинателей: «Отче, отпусти им, не ведят бо, что творят» (Лк. 23, 34). И мы тем, кои не ведают, что творят, можем просить отпущения, предать их суду Божию и ждать, когда Сам Господь разбудит в них усыпленную совесть. Но ведь есть и такие среди современных гонителей, которые не только отлично знают, что они делают, но руководят другими в этом злом деле. Что же предпринять по отношению к ним? Предоставить им проливать кровь и самим созерцать, как это делается, молиться об убитых, плакать вместе с осиротевшими семьями и больше ничего? Нет, отцы и братие! Если мы обратимся за наставлением к первым временам христианства, к эпохе первых мучеников, и припомним, что тогда делали на защиту гонимой Церкви, то прежде всего пред нами выступает целая защитительная по отношению к гонимой Церкви, литература, так называемая апологетическая. В ней целый ряд апологий-защит, которые нарочито писались и подавались на суды, на коих обвинялись христиане, и вручались в руки самим гонителям. Защитники христиан (как Тертуллиан) и сами гонимые (как священномученик Игнатий Богоносец) обращались к гонителям не только со словом защиты, но и с словом горькой для гонителей правды, с словом обличения к высшим властям. А верующие христиане окружали гонимых своею любовью и сочувствием, громко свидетельствуя о своем с ними духовном единении, иногда выражали готовность разделить участь страдальцев: так шествие священномученика Игнатия Богоносца из Антиохии в Рим на страдания было победным торжеством Христовой веры. Эти уроки и нам нужно применить к делу, если бы даже нам угрожали смертью, как Игнатию Богоносцу Траян.

Читайте также:  Евангельские образы в каноне прп. Андрея Критского

Однако все страшное, что творится сейчас среди нас, без сомнения попускается Промыслом Божиим за грехи наши. Все совершается не без Его святой воли. И поскольку нам позволительно проникать своим слабым умом в значение для нас грозных событий текущей жизни, поразительна в них следующая параллель. Мы собрались на Священный Собор дабы благоустроить, даже как смело выражаются некоторые, обновить нашу церковную жизнь. И по милости Божией мы совершаем более или менее беспрепятственно это благоустроение церковной жизни, работая над ним дружно, соединенными силами многих, работаем напряженно с утра до вечера уже не короткий срок. И совершили не мало важных преобразований, начиная с восстановления патриаршества, как теперь совершенно очевидно, столь православному народу любезного. Ясно, что дело благоустроения жизни церковной – угодное богу. Но «обновление жизни Церкви», а тем более ее возрождение придет только свыше, от Главы Церкви. А Он, Спаситель наш, «стяжал Церковь честною Кровию Своею», а на земле утвердил и украсил ее «яко багряницею и виссом кровию святых мучеников». Очевидно, и ныне Он Сам, всемогущий увенчивая наше дело благоустроения церковного, возрождает и обновляет Церковь, кровию новых священномучеников и мучеников.

Смиримся же пред Ним, покоримся Ему, рекшему на все века и всем Своим ученикам: «без Мене не можете творити ничесоже» (Ио. 15, 5), а через смирение и покорность Ему достигнем той силы, того дерзновенного упования, которое объяло когда-то смиренного апостола Павла: «вся могу о укрепляющем мя Иисусе» (Фил. 4, 13), сказал он. Найдем и мы мудрость и мужество противостать гонителям, ибо с нами и за нас будет Истина всепобеждающая.

Протоиерей П. Лахостский

Первый синодик, пострадавших за Веру и Церковь в годину гонений

О УПОКОЕНИИ РАБОВ БОЖИИХ, за ВЕРУ и ЦЕРКОВЬ ПРАВОСЛАВНУЮ УБИЕННЫХ:

Митрополита ВЛАДИМИРА,

Протоиереев: ИОАННА (Иоанн Александрович Кочуров Петроградской епархии),

ПЕТРА (Петр Иванович Скипетров Петроградской епархии),

ИОСИФА ( Смирнов Костромской епархии),

ПАВЛА и чад его (Павел Александрович Дернов г. Елабуги Вятской епархии).

Игумена ГЕРВАСИЯ (игумен Бранского Успенского Свенского монастыря).

Иереев: ПАВЛА (Павел Кушников Новгородской епархии),

ПЕТРА (Петр Покрывалов Тульской епархии),

ФЕОДОРА (Феодор Афанасьев Орловской епархии),

МИХАИЛА (Михаил Чафранов в г. Севастополе Таврической епархии),

ВЛАДИМИРА (Владимир Ильинский Костромской епархии),

ВАСИЛИЯ (Василий Углянский Симферопольской епархии),

КОНСТАНТИНА (Константин Снятиновский Владимирской епархии).

Иеромонаха ГЕРАСИМА (иеромонах Брянского Успенского Свенского монастыря).

Диакона ИОАННА (Иоанн Касторский Костромской епархии).

Послушника АНТОНИЯ (Послушник Брянского Успенского Свенского монастыря).

Раба Божия ИОАННА (Иван Павлович Перебаскин смотритель Солигаличского духовного училища).

И ИНЫХ МНОГИХ СВЯЩЕННОГО, ИНОЧЕСКОГО и МИРСКОГО ЧИНА, ИХ ЖЕ ИМЕНА ТЫ, ГОСПОДИ, ВЕСИ.

Неизвестны имена убиенных:

Священника Ставропольской епархии Волоцкого и другого неизвестного священника той же епархии; священника Елисаветпольской губ. Казакского и мирян посада Ижевского завода Сосулина и Круговых.

Список этот далеко не полный, потому что сведения поступили лишь из семи епархий.

ГА РФ. Ф. Р-3431. Оп. 1. Д. 564. Л.26–27 об. Типографский оттиск.

Публикация и вступление старшего научного сотрудника Отдела новейшей истории РПЦ ПСТГУ Н.А. Кривошеевой

Похожие статьи:

Рекомендованная статья

Главные слова праздника Рождества Божией матери

Текст службы Рождеству Божией матери в 2017 году и основные песнопения праздника. Служба Рождеству Божией матери (Великая вечерня, лития, утреня и Литургия) составляет праздничное богослужение. Текст содержит все песнопения и последования праздничной службы. Приводится на церковнославянском языке гражданским шрифтом с ударениями.