Главная / Библиотека / Статьи / Неделя святых праотец

Неделя святых праотец

Неделя святых праотец — предпоследняя Неделя перед Рождеством Христовым. Праотец (греч. προπάτωρ) — один из ветхозаветных святых, почитаемых православной церковью как исполнители воли Божией в священной истории до новозаветной эпохи. Праотцы являются предками Иисуса Христа по человечеству и тем самым прообразовательно участвуют в истории спасения, в движении человечества к Царству Небесному. К праотцам относятся прежде всего ветхозаветные патриархи (греч. Πατριάρχης — родоначальник, праотец). Церковь почитает десять ветхозаветных патриархов, которые, согласно Библии, были образцами благочестия и хранителями обетования ещё до дарования Израилю Закона и отличались исключительным долголетием (Быт. 5:1-32).
В своей песне в честь святых праотцев Церковь взывает: «Приидите, да восхвалим собор праотцев — Адама праотца, Еноха, Ноя, Мелхиседека, Авраама, Исаака и Иакова».

Основными в приготовлении к празднику Рождества Христова являются службы двух последних Недель, посвященных воспоминанию прародителей Спасителя и всех ветхозаветных праведников, ожидавших Его пришествия. Одна называется из недель называется Неделей святых праотец, а другая — Неделей святых отец. Наименование «праотец» указывает только на то, что эта Неделя предшествует Неделе «отец».

В службе праотец и отец наибольшее внимание уделяется пророку Даниилу и трем отрокам как прообразовавшим в пещи огненной , не опалившее «Утробу Девичу». В Неделю праотец положен отдельный праотцам. А в Неделю отец пророку Даниилу и трем отрокам посвящен тропарь. Им же посвящены в Недели праотец и отец , икос и ипакои. После грехопадения всеродного Адама поток тления и греха разлился по земле. «Средостение греха» уносилось человеком в загробную жизнь. Души умерших нисходили в темницу (греч. Ἅδης — ад, евр. Šeõl — шеол), как бы в заключение, будучи связаны еще в земной жизни узами греха и невольным рабством врагу рода человеческого — диаволу. «Узами греха» были связаны даже и праведно пожившие на земле, ибо и они не имели достаточно сил и чувств, необходимых для райской жизни: духовные силы их не были подготовлены к райскому Богообщению.

Человеку оставалась юдоль плача и воздыхания по Избавителю и Освободителю от рабства греха и диавола. «Простри руку Твою (Боже), — так, вероятно, взывал ветхозаветный человек, — не остави нас, да не пожрет нас смерть, жаждущая нас, и сатана, ненавидящий нас, но прииди и приближися нам, и пощади души наша». Обещание, что придет Избавитель — Христос, данное Богом еще Адаму, сохранилось в предании его потомков. Но не скоро пришел на землю Христос Спаситель. Потребовались многие и многие века, чтобы подготовить человечество к Его принятию. И это понятно. Человек был создан существом свободно-разумным и мог быть спасен Богом не иначе, как при своем добровольном желании. Господь подготавливал человечество ко спасению: до Авраама — через праотцев, а после Авраама — через избранный народ Израильский.

О пришествии Спасителя многие «законнии образы и пророческие проречения яве предвозвещаху». Пророки народа Израильского, начиная от Моисея и кончая «печатью пророков» Малахией, пророчествовали о Христе Спасителе. «Образы неизреченного Твоего воплощения проявляя, Щедре, умножил еси видения и пророчествия вдохнул еси». Бог, изрекая Свой суд Адаму и его потомству, предсказал и ту борьбу, которая будет происходить между семенем змия (диавола) и семенем жены. Если под первым понимаются все люди, которые через грех работают диаволу, то под вторым следует понимать лучших потомков Адама, праотцев и отцов древности, которые своей праведной жизнью противоборствовали «семени диавола» — греховной части человечества. Они жили непреложной, живой верой и ожиданием явления Божественного Посланника. Человечество могло принять Христа только верою. И первое, чего потребовал Христос от людей, была вера (Евр., гл. 11). Задолго до Рождества Христова человечество в лице праотцев и отцов, которых воспевает Церковь в своих песнопениях перед праздником Рождества Христова, явило благие плоды веры. «Верою (греч. «в вере») Бог оправдал праотцев», — говорится в кондаке Недели праотцев. Поскольку многие из праотцев не принадлежали к избранному народу, Христос через них предобручил Себе язычников, чтобы впоследствии призвать языческие народы в Свою Церковь. Христос «возвеличил их (праотцев и отцов) во всех языцех», ибо от их рода происходила Пресвятая Дева Мария, которая без семени родила Христа.

Спаситель должен был родиться на земле телесно. Насколько важно было телесное рождение, доказывается тем, что Евангелие начинается именно с родословия Христа. Хотя рождение Спасителя и было чудесным, безмужным, но оно произошло от Матери, и благословенная Дева и Матерь не могла не иметь Своих предков. «Закон наследственности, как и всякий закон, строгий и неумолимый, иногда бывает ужасен по своим последствиям. Человеку приходится страдать всю жизнь — с детства, с колыбели за грехи своих предков, мучиться от нажитых ими болезней, порочных наклонностей. Но этот же закон и весьма благодетелен для рода человеческого. Он закрепляет все хорошее, нажитое человеком, закрепляет в потомках — и не только закрепляет, но и развивает, совершенствует. Этот закон делает один род, один даже народ хорошим, честным, даже святым, другой — плохим, худшим, по крайней мере».

Особенно ярко это видно в родословии Иисуса Христа, в праотцах и отцах древности, от которых по плоти произошел Христос, — все они отличались высокой и праведною жизнью. Вот восхваляется «первый , рукою Зиждителя (через создание) почтенный», всех праотец; сын его Авель, дары принесший «душою благороднейшею», «которые и принял всех Бог и Господь»; «поется в мире Сифово к Зиждителю пламенное устремление, ибо в непорочном жительстве и душевной любви Тому истинно угоди». «Чудный Еноc богомудренно положился в Духе на призывание устами, языком и сердцем Владыки всех и Бога». И Енох, «благоугодив Господу, преставился в славе, явился лучше смерти, Божий быв раб искреннейший». Бог, видя благородство и простоту нрава Ноя во всем совершенными, «соделал его главным вождем (родоначальником) второго мира». Отец верующих — , образец кротости и покорности — Исаак, пример терпения — Иаков, покорности и целомудрия — , милосердный Вооз, преданная Руфь, мужественный , премудрый Соломон, несчастный Ровоам, благочестивый Езекия, кающийся Манассия, праведный Иосия и многие другие ветхозаветные праведники. Так от одного праведника к другому передавалось благочестие на земле до Христа. От таких благочестивых предков произошла Пресвятая Дева Мария, достигшая высочайшей святости и непорочности и послужившая великой тайне спасительного Боговоплощения. К святости и высокому жребию Дева Мария была предуготована еще до Своего рождения подвигом праведной жизни предыдущих поколений ветхозаветных праведников, праотцев и отцов, ибо через них таинственно предвозвещалось явление в мир Христа, спасающего людей, «взывающа вся сущия в мире». Чем ближе становилось время пришествия Христа, тем сильнее была вера и ожидание праведников Ветхого Завета. Три отрока, находившиеся в пламени, верою побеждают огненную стихию, думая только о Боге отцов своих. И пророк , будучи брошен в ров львиный, силою веры укрощал диких зверей. Христос явился ожиданием не только избранного народа Божия, но и «чаянием (всех) языков». Наконец, когда «оскуде князь от (племени) Иуды, время наста прочее (уже) в неже явится языков упование (чаяние народов) Христос» — «пророческая проповедания, речения и видения — конец прияша (начали осуществляться)».

«Се, время приближися спасения нашего, готовися вертепе, Дева приближается родити. Вифлееме, земле Иудова! Красуйся и веселися, яко из тебе возсия Господь наш. Услышите горы и холмы, и окрестные страны иудейские, яко грядет Христос, да спасет человека, его же созда». «Ныне чаяние языков от Девы предгрядет, Вифлееме, приими Христа! К Тебе бо воплотивыйся приходит, Едем отверзая мне».

Похожие статьи:

Рекомендованная статья

Евангельские образы в каноне прп. Андрея Критского

Евангельские образы в каноне прп. Андрея Критского

В Великом Покаянном каноне есть слова: «Из Ветхого Завета всех я привел тебе в пример, душа...». После этой фразы поэт покаяния переходит к Новому Завету, прибегая уже к иным образам, побуждает душу человека к покаянию: искушение Христа в пустыне, притчи о мытаре и фарисее, о потерянной драхме, история Закхея мытаря.