Главная / Библиотека / Статьи / Кто такие святые и что такое святость? Праздник Всех святых в земле Российской просиявших.

Кто такие святые и что такое святость? Праздник Всех святых в земле Российской просиявших.

Это очень ответственно говорить о святых, вообще на темы духовные, хотя бы и не в слух, но в слух, конечно, ответственнее. Думаю, вам понятна эта ответственность и объяснять её не надо.

Часть первая

Прикосновение к святости есть как бы прикосновение к Богу, Который, по словам Христа, только один благ (Мф. 19:17). Только Бог Свят.

Значит – делаем другой вывод, – святые есть как бы не святые, ибо они святы не своей святостью, а Того, Кто один Свят.

Да, и это мы видим нередко не в житиях, а в жизнеописаниях. Встречаются биографические произведения ещё не канонизированных святых, хотя в них уже видны признаки будущего жития, как бы подготавливаемого этими жизнеописаниями. Но ещё бывает видно в жизнеописаниях и не святое нечто в святых, его не всегда исключают уже на этой стадии процесса канонизации.

И всё-таки святые есть и святые тоже, если они «носители» святости, как, например, если я носитель русской культуры, то я – русский. Слово носитель я взял в кавычки, подчёркивая образность в употреблении слова в данном контексте. Этот образ не мной придуман – в Священном Писании встречаются слова о ношении белых одежд. Например, в Откровение Иоанна Богослова Господь так грозно и требовательно говорит: «Советую тебе купить золото, огнём очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей…» или там же раньше: «Побеждающий облечётся в белые одежды; и не изглажу имени его из книги жизни, и исповедаю имя его пред Отцем Моим и пред Ангелами Его» (Откр. 3:18, 5).

(«Жития» – это своего рода прообраз Книги Жизни.)

Читайте также:  Лосские, Ильин и другие, или возвращение «Философского парохода»

Носитель — понятие одновременно содержательное и формальное. Я не родился с русским языком, да и вообще у меня не было никакого языка, кроме малюсенького розового лоскуточка во рту. «Агу» – никакое не слово. Это попытка слепить вместе звуки из тех вдохов и выдохов, а ещё бульканий и прочих забав, которые ты естественным образом выдаёшь из нутра своего. Забота окружающих младенца людей: слепить его звуки, одновременно придавая им «правильное», то есть в моём случае русское, звучание. Мы учим звуки, а потом уже будет слово. Чаще всего: МА-МА. Природу учат дышать и общаться по-человечьи. Иногда это получается… Так вот, «носителем» родного языка я стану тогда, когда усвою, освою и присвою его себе. Присвоение означает, что нечто является мною, является неотделимой частью моей личности. Отними у меня какой-нибудь существенный ушиб головы речь – и кто я, как личность?..

Собор всех святых, в земле Российской просиявших
Собор всех святых, в земле Российской просиявших

Значит, святость Того, Кто Свят, усваивается, осваивается и присваивается святыми, так что становится неотделимой частью их личности, самой важной частью, центральной, стержнем личности. В той или иной степени. (Степени есть, есть: юноша спрашивал о достижении Царства Божия. Христос ответил: исполняй Закон. Совершенства хочешь? О, тогда надобно продать имение и раздать деньги бедным…) Но есть и другой аспект: не только святость становится частью личности святых, но и личность святых становится частью святости, ей принадлежит, благу принадлежит. Вновь-таки, в той или иной степени. Надо полагать, таким образом мы и соединяемся с Богом во Христе Иисусе. Он – по рождению. Мы – сыны Божии по благодати. (Я об открытой перспективе.)

Спастись можно только через приобщение новой – Божественной – жизни. Святость есть приобщённость Божественной жизни, собственно, подлинно Жизни.

Читайте также:  К проблеме возникновения Византийского памятника – иконы «святого Георгия Победоносца с житием» и Его иконографический образ

Святые есть те, кто родился в новую жизнь, и мы в этом уверены. И это нас нацеливает и поддерживает в этой жизни. Мы тоже хотим родиться в новую жизнь. И нисколько не нужно стесняться этого желания. Напротив, чаще всего надо сильнее желать, чем мы желаем, но, как ныне говорят, «без фанатизма». Надо быть преданнее идеи святости. Надо любить святость, ведь Свят только один Бог.

Часть вторая

Всегда хочется лучше и лучше познавать предмет интереса, тем более предмет жизненного интереса. Это не столько сложно, сколько трудно.

Один православный подвижник так и сказал: жизнь в Церкви не сложная (добавим от себя, как кажется тем, кто не в Церкви), не сложная, а трудная. Трудно постигается Истина, ибо тут не одни лишь эмоциональные и умственные силы нужно пускать в дело, но и совершать волевое усилие, чтобы жить по-христиански. Ты ведь жизни хочешь? Вот и живи, чтобы жить. И, выясняется, иначе нет познания. Сколько людей слушали Христа, сколько людей читали – и не познали Истину.

«Итак всякого, кто слушает слова Мои сии и исполняет их, – говорит Господь в конце Нагорной проповеди, – уподоблю мужу благоразумному, который построил дом свой на камне» (Мф. 7:24). Когда строишь дом, а потом пытаешься содержать его в порядке и чистоте, тогда и познаёшь Истину. Да почему же? Потому что тогда и общаешься с Ней! Зачем тебе с Ней общаться? Потому что у тебя есть доверие Истине как Истине, а вне её ничего нельзя построить глядящее окнами и открытое дверью в вечность. В .

Читайте также:  Святой Владимир и Крещение Руси

Ты так не хочешь? Твоё дело… Мы же говорим о доверии. Доверие есть детская вера. Несомненна её надобность, но несомненна и её – незаканчивающаяся! – этапность. В опыте строительства дома Божия возникает уже нечто новое, а именно – уверенность. Здесь два ключевых слова, как вы понимаете, взаимосвязанных прямо: опыт и уверенность. За ними скрывается слово знание. Происходит Богопознание. Богопознание связано с новой жизнью, жизнью во Христе.

Собор всех святых, в земле Российской просиявших
Собор всех святых, в земле Российской просиявших
Мы говорим о святости и святых.

Уверенность рождает верность. Проще всего увидеть верность в подвигах мучеников, в том числе новомучеников российских. Но верность есть качество не «одноразовое». Верность проявляется ежедневно, в том числе и в последний день и час твоей жизни на этой земле. (Хотелось бы думать, что не только когда ты в сознании…)

Всё это – доверие, уверенность, верность – есть три грани одного кристалла: ВЕРА. (Наполнение – ЛЮБОВЬ, как и у Апостола: вера исполняется любовью. Основание – НАДЕЖДА.) И у святых этот кристалл сияет чистейшим Светом.

Всё это есть и у нас. Уверяю вас. Все эти грани есть и у нас. И просто-напросто иначе быть не может, потому что явление сие есть истинно общечеловеческое для каждого из нас, которого Бог любит больше всех. Но кристалл где? Он должен держаться в работе веков. Каждый будь в работе веков. Я о чём? Я о смирении, которое у меня каким-то невообразимым образом стало синонимично слову творчество.

Святые есть самые творческие люди на земле. Самые серьёзные сотворцы Творцу, ибо речь идёт ни много ни мало о Богочеловечестве.

Здесь и поставлю многоточие…

Сергей Плотников, кандидат педагогических наук, доцент ПГТУ

Похожие статьи:

Рекомендованная статья

К 1 сентября: церковные писатели об образовании и воспитании

К 1 сентября: церковные писатели об образовании и воспитании

1 сентября – начало учебного года. Как приучить ребенка учиться? Что делать, если твой воспитанник недостаточно усерден? Ради чего учиться? Как преодолеть конфликты между детьми и родителями? Об этом – наша подборка цитат из творений церковных писателей.