Главная / Библиотека / Статьи / Праздники / Благовещение Пресвятой Богородицы

Благовещение Пресвятой Богородицы

«Благовествуй, земля, радость великую,
пойте, небеса, Божию славу!»

Мало в христианской Церкви, в религиозной традиции, в религиозной памяти христианских народов столь радостных и светлых праздников, как весенний праздник Благовещения. А вместе с тем, кажется, ни одно из событий, описанных в Евангелии, не вызывает у неверующего, у скептика, у рационалиста столько недоверия и скептицизма, как именно это странное событие.

Этот ангел, посылаемый с неба к юной женщине, это странное обещание, этот непонятный разговор… Нет, даже если и готов скептик, как он говорит, признать некую историческую основу у христианства, если готов не все скопом отрицать, то не здесь, не в этой детской сказке. И выходит, что вся наша радость, весь этот взрыв ликования: «Благовествуй, земля, радость великую, пойте, небеса, Божию славу!» — что все это, так сказать, — ни о чем, о легенде, о мифе, или даже ещё страшнее… об обмане.

Благовещение Пресвятой Богородицы

Но пройдите по музеям всех стран, и со всех стен будут сиять на вас эта лазурь неба, этот радостный и трепетный лик ангела, обращённого к Деве, Её смирение, Её неземная красота. Войдите в храм в вечер под Благовещение и дождитесь этого торжественного момента, когда в наступившей тишине раздастся эта сладостная песнь, которую мы ждём целый год: «Архангельский глас вопием Ти, Чистая: радуйся!» Что это?

Обман, самообман, длящийся почти две тысячи лет? И если обман, то как же ему радоваться и о чем эта особенная благовещенская радость?

Вот тут, в такие минуты так ясно становится то трагическое, слепое, тупое и злобное непонимание, которым обращено к религии неверие. Это какой-то вечный, неистребимый Смердяков, с прихихикиванием развенчивающий стихи. Действительно, кто же это говорит в «стихах-с» — глупо и ненужно. И торжествует Смердяков свою вечную победу, и кажется ему, что со стихами покончено, ибо как можно серьёзно защищать их — глупость, и дело с концом. Но вот и после Смердякова люди не только пишут стихи, но и зачитываются ими, и они нужны им неизмеримо больше, чем та плоская и утилитарная премудрость, о которой возвещают, что она приведёт человечество к полному и окончательному счастью. Но вот и после всех развенчаний религии приходится собирать совещания по вопросу, «что делать с ростом религиозности у молодёжи». Слышите? — У молодёжи, а не у уходящих и обречённых поколений. Ибо ведь вот оно, то, чего никогда, никогда не поймёт Смердяков. Не поймёт, что есть другая правда, высшая правда, та, к которой неприменима таблица умножения и химический опыт, неприменима даже наша обычная, рассудочная, рациональная речь. Эту правду нам даёт, сообщает, раскрывает поэзия. И эту же правду, на неизмеримо большей глубине, даёт, сообщает нам религия.

Читайте также:  Неделя святых отцов Первого Вселенского Собора

Благовещение Пресвятой Богородицы

Да, это, конечно, детские слова, да, это своего рода сказка: «Послан был Ангел Гавриил от Бога в город Галилейский, называемый Назарет, к Деве, обручённой мужу именем Иосифу, из дома Давидова; имя же Деве Мария». И потом: «Радуйся!» (Лк. 1:26—28), и это обещание, и это сомнение, и эта самоотдача… И, конечно, неприменимы к этому таинственному рассказу наши обычные категории — как, когда, каким образом, — как неприменимы они и к торжественному утверждению Библии: «В начале сотворил Бог небо и землю» (Быт. 1:1). Ибо и речь идёт тут не о событиях в нашем понимании этого слова, а о событии духовного порядка, об откровении душе и сердцу. На этой плоскости это именно правда, и правда более глубокая, чем все наши земные и ограниченные правды; и доказательством тому эта радость, что вот уже две тысячи лет ключом бьёт и разражается светлым ливнем хвалы: «Благовествуй, земля, радость великую, пойте, небеса, Божию славу!».

Ведь вот даже пословица говорит: «Нет дыма без огня». Но какой же тогда должен быть этот огонь, что и горит, и светит, и греет, и побеждает в нашем тёмном, холодном и таком плоском, смердяковском мире? Благовещение, благая весть — новость, никогда не перестававшая быть новостью — новой, неслыханной и ослепительной. Ведь вот — вчерашние новости истлевают в желтеющих ворохах газетной бумаги. Но вечно новой остаётся эта весть о спасении, о радости, о пришествии к нам Бога. И вечно трепетным остаётся это смиренное принятие: «Се, раба Господня, да будет мне по слову твоему» (Лк. 1:38). И вечно новым остаётся это сочетание неба и земли, красоты небесной и красоты земной, Божественного голоса и человеческого приятия. А все это и есть праздник Благовещения.

Читайте также:  Святитель Феофан Затворник: о счастье, цели человеческой жизни и самопознании

И в Церкви в этот вечер мы не рассказываем о прошлом и не вспоминаем того, чего не можем помнить. Все это как будто на наших глазах, на этой земле случается с нами. Мы — свидетели и участники не события и не факта, а таинственной глубины того, что за всеми событиями и за всеми фактами, той глубины, которая находит наконец в жизни свой последний смысл, свою высшую цель, свою внутреннюю ценность.

Христианство начинается с благовещения, начинается со слышания нами небесного голоса. И с нашего принятия этой вести. Благовещение — это действительно и в полноте своей праздник Божественной любви и человеческой свободы. Свободы, свободно принимающей любовь. Именно поэтому: «Благовествуй, земля, радость великую, пойте, небеса, Божию славу!». Вот скоро соберёмся мы снова и услышим эти слова, услышим: «Архангельский глас вопием Ти, Чистая: радуйся!» И то, что произойдёт с нами, — это чудо прикосновения к неземному, к такой чистоте, к такой любви, к такому послушанию, которых мы не знаем в этом мире и в наших грешных отношениях. Все это будет снова дано нам как некий небесный дар, а получение этого дара, слышание этого голоса и принятие и есть сущность праздника, сущность веры, сущность христианской жизни.

Читайте также:  Вход Господень в Иерусалим (Вербное воскресенье)

Протопресвитер

Благовещение Пресвятой Богородицы

Тропарь праздника

Днесь спасения нашего главизна, и еже от века таинства явление; Сын Девы бывает, и Гавриил благодать благовествует. Темже и мы с ним Богородице возопиим: радуйся, благодатная, Господь с Тобою!

Перевод: Ныне начало нашего спасения и обнаружение тайны, которая предуставлена была прежде всех веков: Сын Божий – Сын Девы бывает, и Гавриил благодать благовествует. Поэтому и мы с ним Богородице воскликнем: радуйся, Благодатная, Господь с Тобою!

Кондак праздника

Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная воспесуем Ти раби Твои, Богородице, но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: радуйся, Невесто Неневестная.

Перевод: Тебе, высшей Военачальнице, избавившись от бед, мы, недостойные рабы Твои, , воспеваем победную и благодарственную песнь. Ты же, как имеющая силу непобедимую, освобождай нас от всяких бед, чтобы мы взывали к Тебе: радуйся Невеста, в брак не вступившая!

Стихира праздника, глас 6, самогласен [Иоанна монаха]:

Послан бысть с небесе Гавриил архангел, благовестити Деве зачатие: и пришед в Назарет, помышляше в себе, чудеси удивляяся: о како в вышних непостижим Сый от Девы раждается! Имеяй престол небо, и подножие землю, во утробу вмещается Девичу! На Негоже шестокрилатии, и многоoчитии зрети не могут, словом eдинем от Сея воплотитися благоизволи. Божие eсть слово настоящее. Что убо стою, и не глаголю Деве: радуйся Благодатная, Господь с Тобою: радуйся, Чистая Дево, радуйся, Невесто Неневестная: радуйся, Мати Живота, благословен Плод чрева Твоего.

Величание:
Архангельский глас вопием Ти, Чистая: Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою.
Перевод: Словами Архангела взываем Тебе, Чистая: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою.

Припев:
Благовествуй, земле, радость велию, хвалите, небеса, Божию славу.
Перевод: Земля, возвещай радость великую, небеса, хвалите славу Божию!

Похожие статьи:

Рекомендованная статья

Казанская икона Божией Матери

Казанская икона Божией Матери

В XIX веке Казанский образ был, вне сомнения, самой почитаемой иконой во всероссийском масштабе; к началу XX века по Российской империи были десятки официально «чтимых» местных списков Казанской иконы по различным епархиям.