Главная / Святитель Игнатий / Конференция / Религия и наука в анализе и оценке деятельности святителя Игнатия Мариупольского и переселения христиан Крыма в Северное Приазовье

Религия и наука в анализе и оценке деятельности святителя Игнатия Мариупольского и переселения христиан Крыма в Северное Приазовье

В анализе и оценке деятельности святителя Игнатия Мариупольского и переселения христиан Крыма в Северное Приазовье необходима совокупность религиозного и научного подходов.

Для людей не предубежденных в настоящее время нет проблемы в том, чтобы религия и наука трудились совместно подобно тому, как глубоки и обширны совместные усилия веры и знания в психической деятельности любого человека. Сошлемся на авторитет, например, Вячеслава Всеволодовича Иванова – выдающегося современного ученого-лингвиста, историка культуры, профессора Калифорнийского университета, директора Института мировой культуры Московского государственного университета, директора Русской антропологической школы Российского государственного гуманитарного университета и пр., и пр., высказавшегося в недавнем интервью по интересующему нас вопросу следующим образом: «Что касается науки никаких идей, несовместимых с религией, в современной науке нет» [1].О роли веры в научном познании, о взаимоотношении науки и религии обстоятельно пишет в своей книге «Путь разума в поисках истины» профессор Московской Духовной Академии и Семинарии Алексей Ильич Осипов, в частности об отношении христианства к науке следующее: «Христианство видит в науке одно из средств познания Бога (см.: . 1, 19–20). Но в первую очередь оно рассматривает ее как естественный инструмент этой жизни, которым, однако, пользоваться нужно очень осмотрительно. Христианство отрицательно относится к тому, когда этот обоюдоострый и страшный по своей силе меч действует независимо от нравственных принципов Евангелия. Такая «свобода» извращает само назначение науки – служить благу и только благу человека (как гласит известная клятва Гиппократа: «Не навреди!»).

Развиваясь же независимо от духовных и нравственных принципов христианства, утратив идею Бога-Любви как верховного Принципа бытия и высшего критерия истины, и в то же время открывая огромные силы воздействия на окружающий мир и на самого человека, наука легко становится орудием разрушения и из послушного инструмента своего творца превращается в его властителя и… убийцу. Современные достижения в области физики элементарных частиц, микробиологии, медицины, военной и промышленной техники и т.д. убедительно свидетельствуют о реальной возможности такого трагического финала.

Церковь, изначально получившая Откровение о конечной Катастрофе, если человечество не покается в своем материализме, вновь и вновь напоминает: «Ум должен соблюдать меру познания, чтобы не погибнуть» (св. Каллист Катафигиот). Этой мерой в данном случае являются Евангельские принципы жизни, которые служат фундаментом для такого воспитания человека науки, при котором он, познавая мир, никогда не смог бы использовать во зло открывающиеся ему знания и силы» [2, с. 73].

Проблема взаимоотношения религии и науки возникла сравнительно недавно, ибо «религия и наука всегда сосуществовали и развивались без какого-либо антагонизма. Ученый и верующий, как правило, совмещались в одном лице. Ученые-атеисты были редчайшим исключением, но и они не утверждали, что их научные данные доказывают небытие Бога. И лишь в XVIII веке, особенно когда ряд французских философов и общественных деятелей, так называемых энциклопедистов, выдвинули лозунг о противоборстве между наукой и религией, эта идея постепенно стала захватывать Европу, а затем и нашу страну, где после 1917 года она была возведена в ранг государственной идеологии. Религия была объявлена мировоззрением антинаучным» [2, с. 63].

Читайте также:  Святитель Игнатий Мариупольский: подвиг веры и созидания

На наш взгляд, в настоящее время мы имеем возможность преодолеть это, по сути, дьявольское отчуждение христианства от человеческой деятельности, и, в частности, от науки, то есть отчуждение кого и чего? Отчуждение «Бога-Любви как верховного Принципа бытия и высшего критерия истины», отчуждение в первую очередь от самого человека, а затем уже и его жизнедеятельности, не только на уровне приватной, но и общественной. Попытки в современном мире объявить религиозную жизнь сугубо частным делом, которое не доступно дискуссии и общественному мнению, есть, конечно, новая форма борьбы против религии и при этом совершенно негуманная и антинаучная, поскольку под корень вырубает духовный ствол культуры. Однако в последние десятилетия очевидна нецельность, личностная и общественная. Эта нецельность состоит в том, что мы, веруя, что Христос есть путь и истина и жизнь (Ин. 14:6), в то же время живем и действуем так, как будто этой веры у нас нет. Но эту нецельность, то есть отсутствие целостности личности, или, по слову отцов Церкви, отсутствие целомудрия, и пытаются преодолеть клирики и миряне православной Церкви. Попытка обрести это целомудрие есть «усилие Воскресения», говоря словами Бориса Пастернака.

Нам известна одной публикации 90-х гг. прошлого века на тему «Духовный аспект проблемы переселения христиан Крыма в Приазовье» [3]. Много препятствий было на пути этой публикации, но все же она появилась, правда, в заметно усеченном виде – всего на половине страницы. Автор показал возможность более сильного с методологической точки зрения подхода к известному вопросу, а именно возможность увидеть проблему переселения изнутри, а не во внешних конфликтах, как, например, между крымскими мусульманами и христианами, между переселенцами и русским правительством. Автор обратил внимание на тот конфликт, который возникает в сознании и жизни практически каждого верующего: не на словах, а на деле следовать заповедям Христа. Это и есть суть «усилия Воскресения», это и есть суть веры, понимаемой не просто как некое вероучение, а как образ жизни, самая жизнь. Христиане Крыма лишались этой жизни, и усилия митрополита Готфейского и Кафайского Игнатия (Гозадино) были направлены на то, чтобы «путь и истина и жизнь» не ушли из культуры его паствы, из образа их жизни, из их личности. Автор этой, как теперь представляется, уже давней публикации, Сергей Анатольевич Плотников, был поддержан известным специалистом в области истории Мариуполя Реной Ильиничной Саенко, отметившей его работу как новый шаг в науке.

Читайте также:  Святой мученик Иоанн Воин

Но вдумаемся, почему он оказался возможным. Потому что для автора существовал тот «верховный Принцип бытия и высшего критерия истины», о котором мы упоминали. Из мира, в том числе из гуманитарных наук, стремительно уходит, а для нас, живущих в постатеистическом мире, не приходит этот критерий истины, так что вера в то, что все относительно и у каждого своя правда, занимает центральное место в сознании современного человека. Это самым непосредственным образом бьет по человеку как образу Божию, калеча его духовную сущность, а также по всем его действиям, превратно искажая их результаты. Критерием истины может стать все, что угодно, только не Христос. Скажем, коль христиане Крыма переселились в Российскую империю, то, с точки зрения противников России, прошлой и нынешней, это ошибочный или прямо зловредный поступок, и архипастырь крымских христиан есть враг своего народа. Или вот такой «критерий истины»: какой благодатный край, прямо «рай на земле», оставили и потеряли вышедшие из него христиане, это их явная ошибка. Была применена сила к некоторым из тех, кто не переселялся, это – преступление… Очевидно, что для большого числа людей духовная сфера не является в действительности определяющей их чувства, мысли и поступки. Так что для них не существует понимания сознательного выбора любви ко Христу как к Спасителю, от отношения к Которому зависит осуществление смысла жизни.

Хотелось бы обратить внимание на одно важное обстоятельство в отношении ученого мира к личности святителя Игнатия Мариупольского. Речь идет о понимании сущности и места православной Церкви в нашей культуре и в жизни народа. До нашего времени дошло высказывание святителя о Церкви: «Через Церковь и от Церкви нисходит уже небесное благословение и очевидный успех на всякие человеческие дела, работы и предприятия». Почему от Церкви? Здесь есть мистический аспект связи Церкви земной и Небесной, который мы опустим, а взглянем на вопрос с точки зрения культурологии. Церковь есть социальный институт, хранящий и ведущий веру народа в наивысшие его ценности и идеалы, одухотворяясь которыми человек творит подлинно жизнь. Такое понимание места и значения Церкви не есть исключительно клерикальным взглядом на природу вещей и явлений, а совершенно научным, объективным [4]. Только исходя из этого знания, мы можем постигнуть роль и значение митрополита Игнатия (Гозадино).

Читайте также:  Открытый урок в ОШ № 66

Как нам представляется, нельзя, ссылаясь на закон «О свободе совести», взять и исключить Церковь как важнейший субъект культурного воспроизводства, в лучшем случае отодвинув его на периферию культуры, тогда как она в действительности должна находиться в ее центре. Если для нас Церковь исключена как таковой субъект культуры, то, соответственно, нам не понять, что такое духовный лидер христиан Крыма, за что он сравнивается с Моисеем, который, как вы помните, далеко не всем иудеям угодил исходом из Египта, а в наше время, будучи канонизированным как местночтимый святой, именуется святителем, то есть тем, кто в наибольшей степени отвечает за прямоту пути своего народа в , за его , за обожение христиан, за их усыновление Богу, от которого человек отлучается своей же собственной гордыней, родительницей не просто грехов, но и всех человеческих бед.

Нам представляется, что восстановление целостности человека, его познания себя и мира, хотя и медленно, хотя и не для всех, в нашем обществе происходит. Религия и наука не могут и не должны противопоставляться друг другу. Радостно видеть, что это противостояние постепенно сходит на нет и в познании тех страниц истории, которые особенно важны и интересны мариупольцам. Путь в Царство Божие всегда конкретен, и для нас, жителей Мариуполя, он начался не сегодня, а подвигом тех, кто все-таки признал верховенство христианских ценностей в своей жизни двести с лишнем лет тому назад. Да, это всегда нелегкое дело, как в прежние времена, так и в нынешние, и душа человека как была, так и есть, по словам классика, полем битвы между Богом и дьяволом.

Мы можем и должны обратиться к святителю Игнатию Мариупольскому с просьбой молить Бога о нас. Конференция в его память – это тоже «усилие Воскресения».

Использованные источники

1. Малкина Т. Лучше заниматься математической лингвистикой, чем колоться морфием [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://mn.ru/newspaper_freetime/20111007/305570210.html

2. Осипов А. И. Путь разума в поисках истины / А. И. Осипов. – М. : Даниловский благовестник, 1997.

3. Плотников С. А. Духовный аспект проблемы переселения христиан Крыма в Приазовье / С. А. Плотников // Україна–Греція: Історична спадщина і перспективи співробітництва : зб. наук. пр. міжнарод. наук.-практ. конф., м. Маріуполь, 27–29 травня 1999 р. – Маріуполь : МГІ, 1999. – Т. 1: Ч. II. – С. 323–324.

4. Морфологія культури : тезаурус / за ред. проф. В. О. Лозового. – Х. : Право, 2007.

Похожие статьи:

Рекомендованная статья

Митрополит Игнатий Мариупольский в опубликованных и документальных источниках

Митрополит Игнатий Мариупольский в опубликованных и документальных источниках

Прошло более двух с половиной столетий с тех пор, как жил подлинный священнослужитель православной веры, …