Главная / Святитель Игнатий / Конференция / Митрополит Игнатий Мариупольский в опубликованных и документальных источниках

Митрополит Игнатий Мариупольский в опубликованных и документальных источниках

Прошло более двух с половиной столетий с тех пор, как жил подлинный священнослужитель православной веры, истинный патриот греческого народа, гуманист, , преосвященный митрополит Игнатий, один из главных вдохновителей и организаторов переселения греков из Крыма и устроителей их жизни в Приазовье. Но до сих пор нет объективной характеристики деятельности митрополита, его роли в сохранении мариупольскими греками своей православной веры, греческого самосознания и культуры.

В литературе давно идут споры о роли митрополита Игнатия в истории греков и, прежде всего, о его месте в истории их переселения из Крыма и основания греческой колонии в Приазовье. До революции 1917 г. практически все авторы произведений о нем или о процессах, где он участвовал, относились к митрополиту и к его деятельности с большим почтением. Всеми авторами произведений ему отведено достойное место среди выдающихся деятелей православия, среди личностей, посвятивших свою жизнь служению своему народу. Только советские историки-атеисты огульно охаивали его деятельность. В постсоветское время сложилось двойственное отношение к митрополиту, этому кристально чистому человеку. Для большинства авторов он по-прежнему выдающаяся личность, известный деятель православной церкви, духовный вождь греков Приазовья на переломном этапе их истории, выдающаяся историческая личность, сыгравшая одну из главных ролей в переселении греков в Приазовье, а следовательно, и в присоединении Крыма к России. Другими митрополит незаслуженно представляется одним из организаторов якобы депортации греков из Крыма в Россию. Приведем краткий критический обзор опубликованных книг и статей, а также архивных материалов, посвященных митрополиту Игнатию.

Первая печатная информация о митрополите Игнатии содержится в книге известного исследователя истории Новороссии А. А. Скальковского [1, с. 138–140], который, изучая заселение Новороссии, коротко затронул и вопрос переселения греков в Приазовье, упомянул и Игнатия. Автор правильно называет истинную причину переселения и роль в этом митрополита Игнатия, но допускает ряд ошибок. Так, митрополита он называет Хазадиновым вместо Гозадино, идею переселения вместо П. А. Румянцева приписывает А. В. Суворову; не соответствует действительности его утверждение, что Суворов с помощью служащих у него архипелагских греков уговорил христиан переселиться в Россию, датой выдачи грекам Жалованной грамоты грекам вместо 21 мая 1779 г. указывает 14 ноября 1779 г. (дату подписания грамоты армянам); по автору для построения домов и церквей грекам были вызваны дорогою ценою каменщики и мастера из внутренних областей России, тогда как свои дома и церкви греки строили сами и большинство из них на протяжении долгого времени жили в землянках; не соответствует истине утверждение автора, что Игнатий стал митрополитом особой Готфейско-Кефайской епархия греков, так как эта епархия существовала в Крыму и Игнатий был ее митрополитом еще до переселения в Россию.

В книге П. Кеппена [2, с. 69–70] Игнатий лишь упоминается в списке митрополитов Готфийско-Кефайской епархии. К сожалению, здесь не дана характеристика митрополита и, более того, имеются неточность: Игнатий приведен как 17 митрополит епархии вместо истинного 24.

Первая истинная характеристика митрополита и его краткое жизнеописание были даны в статье архиепископа Херсонского и Таврического Гавриила [3]. В ней автор на основе собранных в 1836 г. с помощью духовенства греческих сел Приазовья материалов и консисторских дел Славянской и Херсонской епархии, куда после смерти Игнатия вошла Готфейско-Кефайская епархия, дал оценку митрополиту как выдающейся личности. Впервые правильно оценена роль Игнатия по переселению греков [3, с. 197–198] – он назван главным организатором переселения, «Моисеем мариупольских греков», спасшим их от полной потери ими греческого самосознания, православной веры и культуры, он назван главным основателем города Мариуполя [3, с. 202–203], «священной особой, которой обязаны бытием своим и , и Харалампиевская церковь». В статье указано на скромную жизнь митрополита, на огорчения, которые он получал от мариупольского гражданского греческого руководства. Отмечено, что «митрополит Игнатий был роста среднего и довольно дороден», указан примерный возраст – при кончине ему было более 70 лет. Конечно, статья не лишена недостатков. Так, переселение греков Гавриилом описано в весьма восторженных тонах с отступлениями от истинного положения дел, имеются неточности в определении роли митрополита в переселении и его назначении на должность митрополита. Гавриилом Игнатий преподносится как автор идеи и организатор переселения, тогда как идея переселения исходила от российской стороны; утверждается, что митрополитом Готфийско-Кефайской епархии Игнатий был назначен Екатериной II после переселения, тогда как назначение на эту должность он получил от Константинопольского патриарха в 1771 г., а Екатерина II лишь сохранила ему эту должность после переселения греков и «перенесения епархии» в Приазовье; не соответствует истине восторженное утверждение Гавриила, что по зову митрополита «отовсюду поднялись тысячи и потекли за своим первосвященником», оставляя свои дома, земли и церкви, тогда как, многие христиане отказывались переселяться, а на начальном этапе таких было большинство. Ничем не подтверждается высказывание автора о том, что после принятия христианами своего обращения к российской стороне Екатерина II мгновенно решила удовлетворить их условия, тогда как получение такого документа длилось очень долго и окончательный вариант грамоты был подписан почти 10 месяцев спустя после начала переселения в Россию, 21 мая 1779 г., и был вручен митрополиту только осенью 1779 г., через 16 месяцев после начала переселения. Не соответствует истине и утверждение Гавриила, что многие погибли, не доходя до Приазовья, из-за эпидемии в Азовской губернии: что погибли – это верно, но не из-за эпидемии, а из-за неподготовленности приема переселенцев в Азовской губернии, где христиане две зимы провели в ужасных условиях, многие в землянках, а то и под открытым небом в кибитках.

В работе [4, с. 274–277] А. А. Скальковский, упоминая митрополита Игнатия, не только повторяет неточности работы [1], но и допустает еще больше искажений фактов: оказывается еще в 1777 г. митрополит Игнатий обратился к А. В. Суворову (которого еще не было в Крыму) и А. А. Прозоровскому с просьбой удовлетворить желание греков переселиться в Россию; греки после переселения основали 24 села, вместо 21. Но в отличие от работы [1] дата выдачи грекам Жалованной грамоты указана правильно.

В своей книге [5, с. 122–125] Гавриил вновь возвращается к Игнатию в связи с его участием в основании города Мариуполя и строительства в ней Харалампиевской соборной церкви, приводит весьма ценные данные о дате основания г. Мариуполя (26 июля 1780 г. по старому стилю), строительстве первого здания Харалампиевской церкви на месте Свято-Николаевской походной церкви Кальмиусской паланки запорожцев, которая была всего-навсего простой деревянной хижиной, указывает, что жители, Кальмиус-ской паланки по ликвидации Сечи перешли во вновь назначенный город Павлоград.

Первая подлинно объективная характеристика деятельности митрополиита Игнатия была дана в статье Ф. А. Хартахая [6]. Автор впервые определил место Игнатия в истории греков Приазовья, называя его вслед за архиепископом Гавриилом «Моисеем мариупольских греков», опубликовал его портрет, написанный неизвестным художником, хранившийся тогда в Херсонском, а ныне хранящийся в Мариупольском краеведческом музее. Он дал правильную оценку деятельности Игнатия на благо греков и православной церкви. Впервые в статье указана основная причина вывода из Крыма христиан – необходимость экономического ослабления ханства и дальнейшего его присоединения к России; отмечена историческая роль Игнатия в присоединения Крыма к России. Автор с глубокой симпатией относится к великому патриоту греческого народа; с большой любовью выводит каждую строчку, посвященную его жизни и деятельности.Митрополит Игнатий Мариупольский

Митрополит перед читателем представлен как человек высоко одаренный, высоко гуманный, скромный, преданный своей православной вере и своему народу. Автор подчеркивает, что всю свою скромную одиноческую жизнь митрополит посвятил мариупольским грекам, сохранению ими своей веры, национального самосознания и культуры. Автор считает митрополита самым высокопочитаемым потомками крымских переселенцев, но не самими переселенцами, которые причиняли ему одни огорчения и неудобства, недооценили его заслуг и, как отмечает автор, их «гордое и дерзкое невежество, ложное и извращенное убеждение, страсть руководить обществом, тупоумие и упрямство вызвали преждевременную кончину этого бескорыстного человека, не думавшего о своих нуждах» (автор имеет в виду руководство греческого суда). Автор солидарен с потомками крымских переселенцев, которые хотят воздвигнуть митрополиту заслуженный памятник, но не могут из-за финансовых трудностей, хотя «этого требует долг благодарности, честь и доброе имя мариупольских греков». Пройдет еще более 130 лет, и эти задумки мариупольских греков осуществятся в 1997 г., когда в Мариуполе митрополиту будет установлен такой памятник. Отмечая роль Игнатия в сохранении мариупольского греческого этноса, Ф. Хартахай подчеркивает: «Чтобы представить верную оценку заслуг этого полезного человека, нужно обратить внимание на следующие обстоятельства: уяснить положение христианства в Крыму, общественный и частный быт его, его нынешнее состояние на берегах Азовского моря и состояние той части христианства, которая, оставаясь в Крыму, утратила свой язык, религию и национальность… Мы отдаем полную справедливость митрополиту Игнатию за то, что из любви к своему обществу, движимый патриотическим чувством, сделал для него, что мог… Игнатий стоит выше всех тех, которые предводили переселенцами при переходе в Новороссийский край. Эти предводители шли за убеждениями народа: община сознавала свое невыгодное положение в том или другом государстве… Этим предводителям принадлежит только честь за их труды по устройству общины на новой земле… При жизни они наслаждаются почестию и уважением, по смерти воздвигают им памятники. Не то видим в усилиях Игнатия и в убеждениях крымских христиан. Не говоря об усилиях архипастыря побудить христиан к выходу, не говоря о воззрении толпы на это дело, мы должны сказать, что эмиграция крымских христиан, состоявшаяся его старанием, имеет гораздо более значения, нежели все новороссийские. Польза переселившихся в этом случае была на втором плане; главную роль играла польза русского правительства, избравшего выход христиан как средство присоединить Крым к России и населить огромное пространство пустого места в Новороссийском крае. Следовательно, митрополит Игнатий не только устроитель своего общества, но и личность историческая, имеющая свое место в истории присоединения Крыма. Такова общественная деятельность и заслуга Игнатия». Ф. Хартахаем сделана попытка описать родословную митрополита, хотя допущен ряд ошибок. В частности, почему-то племянник митрополита поручик Иван Гозадинов (сын брата Антона-старшего) оказывается, наоборот, дядей митрополита; по Ф. Хартахаю митрополит родился около 1741–1745 года, тогда как, хотя и не точно, но уже было известно [3], что митрополит родился гораздо раньше.

Читайте также:  Пресс-релиз конференции “Святитель Игнатий - подвиг веры и созидания”

В 1862 г. была опубликована статья С. А. Серафимова [7, с. 151–160], в которой автор повторяет оценку митрополита, данную архиепископом Гавриилом [3], дополнив ее высказываниями Ф. Хартахая. Кроме того, из статьи С. Серафимова мы узнаем, что опубликованный Ф. Хартахаем портрет митрополита Игнатия, отысканный старанием преосвящященного Иннокентия висел в херсонском архиерейском доме, что в своей статье автор использовал, полученные от племянника митрополита, Александра, из которых следуют некоторые штрихи к родословной Игнатия: место рождения – г. Дсия на острове Кефермио; отца митрополита звали Константином, родного брата – Антоном, который был внесен в родословную книгу Екатеринославской губернии. На наш взгляд, многое соответствует истине, но есть и недочеты, например г. Дсия, конечно, не было.

Информация о роли Игнатия в переселении греков, аналогичная той, которая содержится в статье Ф. А. Хартахая [6], дана в его книге [8]. Описываются [8, с. 31–56] состояние христианства в Крымском ханстве, образ жизни, нравы и обычаи и характер христиан, обнищание их языка, образования и культуры. Автор останавливается также на вопросе переселения христиан из Крыма в Приазовье и роли Игнатия в этом процессе [8, с. 57–65].

В своей заметке [9] С. А. Серафимов коротко остановился на прибытии митрополита Игнатия в Крым (23 апреля 1771 г.) и его скитаниях в крымском ханстве, на его поездке в Петербург летом 1779 г. для согласования местожительства и обустройства выведенных их Крыма греков [9, с. 592–593]. Впервые описано предсмертное завещание митрополита [9, с. 594], в котором он завещал собранное для строительства монастыря святого Георгия Победоносца имущества отдельным церквам и священникам.

В 1845 г. при переносе Харалампиевской соборной церкви на новое место в усыпальнице под старым зданием было обнаружено нетленное тело митрополита Игнатия. В связи с этим велась переписка между церковными властями по вопросу увековечения памяти Игнатия. Частично эта информация озвучена в статье [10, с. 161–164], написанной на основе документов из консисторского архива. В ней описано нахождение мощей митрополита Игнатия, работа потомков крымских переселенцев по увековечению памяти Игнатия, возведение часовни над могилой Игнатия. На основе данных епископа Иннокентия дается информация по переселению греков и основанию митрополитом Игнатием г. Мариуполя и греческих сел Мариупольского греческого уезда (затем округа), о жизни Игнатия в Мариуполе, о причинных ему со стороны переселенцев огорчениях, о работе митрополита по организации монастыря во имя Георгия Победоносца, о снесении кукувулии с гробницы по приказанию епископа Дорофея, об отъезде родственников митрополита из Мариуполя.

В статье Арсения [11] кратко останавливается на положении христиан в татарском ханстве, отмечает, что «ослабление христианства и упадок его, начавшись задолго до покорения Крыма турками, неудержимо шли в возрастающей степени. Тягостные подати и налоги, беззащитность пред своеволием, нападениями и грабежами со стороны господствующего народонаселения, почти уравнивали положение христиан с положением скотов… Вместе с тем, произошел упадок и образования, и нравственности, и народности; политические преимущества мусульманского населения были так велики, что многие христиане волею-неволею отрекались от веры предков» Автор после описания возникновения и функционирования Готской епархии, ее превращения в Готфейско-Кефайскую рассматриваются вопросы переселения греков из Крыма в Россию, участия в нем митрополита Игнатия, как главного организатора переселения. Указано [11, с. 82–84] на участие митрополита Игнатия 15 августа 1771 г. в празднованиях в Кафе по случаю дня Святой Богородицы, на проведении молебна в Мариуполе в 1781 г. с участием Игнатия, где он произнес речь на татарском языке понятном тогда всем мариупольским грекам.

В книге [12] описывается пребывание митрополита Игнатия в Самарском Пустынно-Николаевском монастыре с конца 1778 г. до апреля 1780 г., где митрополит жил после выхода из Крыма и до перехода в Мариуполь. Описывается его служба в монастыре, его поездка в Санкт-Петербург для решения вопросов определения мест постоянного проживания переселенных из Крыма греков и их благоустройства.

В книге епископа Феодосия (Макаревского) [13] подробно рассказывается об открытии митрополитом Игнатием церквей в г. Мариуполе (Харалампиевской соборной, Рождества Пресвятой Богородицы, Успенской со старинной иконой Одигитрии Божией Матери, Феодоро-Стратилатовской), о его участии в основании церквей в греческих селениях Приазовья и освящении им церквей в селах Камара, Сартана, Старый Крым, Стыла, Чермалык и Урзуф.

В 1880 г. появилась статья В. Луцкого [14], который никак нельзя назвать иначе, как пасквиль на греков. В ней содержится ряд грубых ошибок и извращений действительных фактов, и, читая статью, диву даешься, как можно было в столь маленькой статье допустить столь много извращений фактов, например, о несуществующей просьбе греков по их переселении в Россию, неточностей по указанию времени переселения греков и обоснования ими Мариуполя, указанию года кончины митрополита; никак читателем не воспринимается утверждение автора, что греки сначала оказались в Бахмуте, затем в Екатеринославе, а потом в Мариупольском уезде. Единственное, что ценно в статье – это описание автором увиденной им самим гробницы и нетленного тела митрополита.

В 1886 г. в связи со 100-летием со дня кончины митрополита Игнатия в Мариуполе проводилось чествование его памяти. 15 января 1886 г. в Екатерининской церкви с поучением по этому поводу выступил протоиерей П. Щербина [15]. В ней автор высоко оценил заслуги преосвященного Игнатия.

С чувством большого почитания написаны многие страницы статей директора Мариупольской мужской гимназии Г. И. Тимошевского [16, 17], включенных в известный сборник «Мариуполь и его окрестности».

В статье [16, с. 20, 21, 31] Игнатий упоминается в связи с описанием переселения греков из Крыма в Приазовье. Он характеризуется как человек энергичный, патриот в самом строгом смысле этого слова, как политик, хорошо понимающий дела Крыма и России. Указывается, что он решил, пользуясь общим положением дел, спасти свою паству не только как христиан, но и как греков: «все светлые и темные стороны и переселения и последующей истории греков вытекают из основной идеи его деятельности – спасти и восстановить греков» [16, с. 20]. Автор с большим уважением относится к митрополиту и его деяниям, хотя в работе имеется ряд неверных высказываний. Так, неверно утверждается, что инициатором переселения был митрополит, что он в 1777 г. до переселения секретно выезжал к Потемкину для переговоров по этому вопросу, что летом 1779 г. Игнатий дважды ездил в Петербург к Потемкину, племянник Игнатия Иван Гозадинов назван его дядей и он, как будто, поступил в русскую армию еще до прибытия митрополита.

Особенно много информации об Игнатии содержится в статье Г. И. Тимошевского [17, с. 94–138], посвященной вопросу основания Мариуполя. Автор правильно отмечает, что переселение греков и первоначальная история всецело связаны с личностью митрополита Игнатия: «При расселении в выборе мест для города и селений митрополит принимал непосредственное участие, указывал места, строил церкви, был посредником между казною и cвоею паствою в покупке леса на постройки домов и хозяйских построек,– так в 1780 и 1781 гг. он взял на свое имя леса на 1831 р. 74 коп. с выплатою в 10 лет,– одним словом вся жизнь мариупольских греков со всех сторон связана с именем митрополита. Весьма ценным является описание имущества, оставшегося после смерти митрополита [17, с. 95]. В статье правильно отмечаются причины разногласий между митрополитом Игнатием и переселенцами: «Неудовольствие, очевидно, началось в Крыму, усиливалось дорогою и разрослось в Мариуполе. Не все были довольны выселением из Крыма, не всем также было по душе менять Самарскую паланку на паланку Калмиусскую… Всеми делами по переселению ведал митрополит, выборные же или были его помощниками, или только официально представительствовали. Все не могли быть довольны; не все получили то, что желали… Легковерием толпы пользовались недоброжелатели владыки и, к крайнему огорчению для потомков, коснулись даже чести того, кто за своей паствы готов был принять мученичество… Указы 14 марта и 21 мая поставили митрополита совершенно в иное положение к своей пастве, какое было в Крыму. В Крыму митрополит, по фирману турецкого султана Мустафы 1757 года, был не только представителем христианского населения и ведал церковные дела, но был и судьею своего народа; церковные же общества имели полуофициальное значение и подчинялись всецело митрополиту. В России в ведении митрополита остались только церковные дела, митрополит приравнен был во власти к русским архиереям; напротив гражданское самоуправление не только было узаконено, но расширено и сравнено с русским, т. е. поставлено вне всякого отношения к духовной власти по гражданским делам. Митрополит во время не отказался практически от своей власти, а греческий суд не принимал во внимание утвердившиеся привычки к власти полагавшего душу свою за паству владыки…» [17, с. 99–100]. В своей статье Г. И. Тимошевский на основе данных С. Серафимова и указанных выше материалов делает попытку дать родословную митрополита [17, с. 94]. Вслед за С. Серафимовым, повторяя его ошибки, автор считает, что митрополит родился в г. Гзия (вместо Дсия у С. Серафимова) на острове Фермия. Племянник Иван опять представлен дядей, из братьев митрополита указан лишь Антон-старший, неверно указаны внучатые племянники.

А. И. Маркевич в своей книге [18], касаясь вопросов переселения греков из Крыма, не мог не отметить, что это переселение свершилось «благодаря прежде всего сочувствию этому делу греческого митрополита Игнатия» [18, с. 36–45]. Автор верно отмечает, что еще раньше он ходатайствовал о принятии греков в подданство России (но не о переселении).

Читайте также:  Три жеста Богородицы

Большая и содержательная информация об Игнатии и начальной истории города Мариуполя содержится в статье В. В. Латышева [19, с. 42–64]. В ней говорится о роли митрополита Игнатия в переселении греков в Приазовье и, что очень важно, на основе анализа прилагаемых обращений епархиального начальства к мариупольскому обществу греков прослеживаются горькие страницы жизни митрополита и его родственников в Мариуполе, приводятся письма архимандрита Феодосийского и Мариупольского Дорофея мариупольским властям с требованием составить опись имущества покойного митрополита Игнатия с целью определения его дальнейшей судьбы.

Подлинным открытием для исследователей жизни и деятельности митрополита Игнатия была публикация материалов из записей сына его племянника Ивана, Игнатия Ивановича Гозадинова [20], подготовленных еще в 1864 г., но опубликованных лишь в 1915 г. дочерью последнего Еленой Гозадиновой. Эти материалы ответили на многие вопросы по родословной митрополита, по его детским и юношеским годам. Из них мы узнаем, что митрополит происходил из старого рода Гозадино, переселенного из Италии на остров Фермия (ныне Кифнос); на этом острове родились дед митрополита Игнатий, который имел одного сына Константина. Отец митрополита, имел трех сыновей – старшего Антона, среднего Иакова (будущего митрополита Игнатия) и младшего тоже Антона. Род Гозадиновых продолжили лишь дети Антона-старшего, так как митрополит не был женат, а его брат Антон-младший детей не имел. У Антона-старшего были также родившиеся на острове Фермия двое сыновей – Иван и Александр. Племянник митрополита Иван имел одного только сына Игнатия, который и явился автором рукописных материалов и который не имел сыновей, а имел дочь Елену, которая и опубликовала указанную статью. Племянник митрополита Александр имел одного сына, названного также Игнатием (у которого от второго брака был сын Александр, ставший впоследствии председателем Мариупольской земской управы – С. К.). , будущий митрополит Игнатий, в детстве был отвезен на Афонскую гору к своему родственнику иноку. Он здесь поступил в монахи под именем Игнатий, получил духовное образование, дослужился до сана епископа; в Константинополе был избран членом Вселенского совета, был назначен в 1771 г. митрополитом крымской епархии, был главным организатором переселения греков в Россию.

В 1920 г. была опубликована фундаментальная работа А. Л. Бертье-Делагарда [21], посвященная описанию поселений южного побережья и истории православных и униатских епархий Крыма, дана карта расположения здесь греческих поселений; впервые указано, из каких сел Крыма вышли жители, основавшие приазовские греческие населенные пункты. В работе дано обоснование факта, что греки-элинофоны и греки-татарофоны это одна единая народность; впервые на основе рукописных данных Гавриила указано, из каких сел Крыма вышли жители, основавшие приазовские греческие населенные пункты. Митрополит Игнатий в статье упоминается в связи с исследованием истории крымских епархий. Указано, что Готфейско-Кефайская епархия была создана в 1678 г. и последним ее митрополитом был Игнатий [с. 49].

Первое упоминание о митрополите Игнатии в советское время было дано в книге С. Г. Яли [22]. Автор книги, практически не ознакомившись с существующей литературой по истории греков Приазовья, прочитав в основном только статьи Г. И. Тимошевского [16, 17], излагает краткую историю греков, переиначив все на свой лад. Нужно отдать должное изворотливости и изобретательности автора-коммуниста придумывать свои интерпретации даже данным Г. Тимошевского. Всякому здравомыслящему человеку не могут не показаться бредовыми фальсифицирующие историю греков Приазовья высказывания: переселение было организовано в помещичьих интересах на основе переговоров Суворова и митрополита Игнатия, стоящего во главе темного «бесписьменного» народа; переселившись, «греки попали под ярмо русского царизма, которое не легче, чем турецкое». Из-за таких авторов в дальнейшем в литературе стал встречаться термин бесписьменные мариупольские греки.

Много недочетов содержат статьи об Игнатии, написанные и в последние годы советской власти и в постсоветское время. Они начинаются с работ Л. Д. Яруцкого [23, 24]. В первой из них Л. Яруцкий, будучи еще под влиянием советской идеологии, но уже знакомым с работой И. И. Гозадинова [20], привел достаточно правдоподобные данные о митрополите и его участии в переселении греков из Крыма в Приазовье. Но, оставаясь в плену старых атеистических взглядов, так и не дошел до того, чтобы признать неоспоримый факт, что Мариуполь основан митрополитом Игнатием, назван в честь Богородицы и название перенесено из Крыма и никак нельзя давать такую смешную интерпретацию: Мариуполь означает «море у поля». Во второй работе Л. Д. Яруцкий дает краткую информацию о жизни и деятельности митрополита Игнатия, но в то же время снова допускает неточности, неверно указав год рождения и отметив, что именем митрополита в Приазовье названы 2 села, вместо трех (Староигнатьевка, Новоигнатьевка и Малоигнатьевка). Автор также не был знаком с тем, что останки от мощей митрополита Игнатия сохранились.

О роли митрополита Игнатия в переселении греков говорится и в работах [25–30, 35], опубликованных в конце XX – начале XXI века. В работах [31, 32] на основе описанных выше работ Гавриила и Ф. Хартахая приведены краткие биографические данные о митрополите Игнатии. К сожалению, в обеих работах не верно указан год рождения митрополита, а в работе [32] ему приписана идея переселения христиан из Крыма.

В своих воспоминаниях протоиерей (Мултых) [33] рассказывает о своем участии в перенесении в 1941 г. мощей митрополита Игнатия из Мариупольского краеведческого музея в Мариупольский кафедральный собор и сохранении их остатков после пожара, устроенного немцами при отступлении в 1943 г.: «О том, что в подвале краеведческого музея находятся святые мощи митрополита Игнатия, засыпанные мусором, почти никто не знал. Там они находились со дня закрытия Греческой церкви (Екатерининской церкви Мариуполя – С. К)… Он сидел в кресле в том положении, что и в момент изъятия безбожниками из Греческой церкви… Седая голова была наклонена немного в правую сторону, левая рука свисала, а правая покоилась на перилле кресла. Бородка у святителя была редкая, само облачение пришло в ветхое состояние… Освободив мощи от мусора,… пригласив несколько богобоязненных людей себе в помощь, подняли святые мощи наверх, в фойе музея,… очистили щеточкой их от пыли. Затем взяли святую воду и ваткой осторожно вытерли руки, лицо, голову,… объявили о перенесении святых мощей в Кафедральный собор… При отступлении немцы подожгли множество зданий, в число которых входила пятиэтажка, где находился Кафедральный собор… Я не мог дождаться того дня, когда утихнет пламя. Каждый день я приходил к зданию с одной целью, скорее войти в него, чтобы спасти мощи… Слава Богу, мое желание сбылось… Сделав деревянную часовенку в виде гробницы, в стеклянную банку положил святые мощи и сверху насыпал немного пепла, на самой же часовенке поставил ». Далее протоиерей Василий рассказывает о работе И. А. Налчаджи и о своей работе по обнародованию информации о судьбе мощей митрополита Игнатия и участии в канонизации святителя.

В статье [34] на основе данных статьи [20] и своего посещения острова Кифнос дано описание построенной там предками митрополита церкви св. Саввы, надписей на мраморной плите и родового герба Гозадино, дана краткая история острова, указано о переходе Гозадино в православие, о распространенности рода Гозадино.

Много для создания атмосферы достойного уважения и почитания митрополита Игнатия сделал И. А. Налчаджи. Автор данной публикации помнит с каким благоговением о митрополите говорил Игорь Андреевич, сколько он вложил сил и энергии, чтобы митрополит занял свое достойное место среди святых православной церкви. В своих газетных статьях [25] он, отмечая выдающуюся роль митрополита в сохранении мариупольских греков как этноса, поднимает вопрос продолжения старых традиций проводить 28 февраля ежегодную панихиду мариупольского духовенства (митрополит скончался 16 февраля 1786 г., что по новому стилю соответствует 29 февраля, которого нет ежегодно, потому автор предлагал переносить праздник на 28 число, чтобы отмечать постоянно). Без сомнения, И. А. Налчаджи был одним из инициаторов канонизации митрополита, которая прошла в Мариуполе [36].

В книге «От Крыми до Мариупольского греческого округа» [37] можно найти ответы на многие вопросы по жизнедеятельности митрополита Игнатия. Здесь опубликована вся найденная переписка митрополита. Это его письма к императрице и высокопосталенным военным и гражданским деятелям (док. №№ 9, 10, 38, 39, 255, 256, 263, 269, 280, 282), их письма к нему (№№ 88, 265), документы, указывающие на подлинно отеческую заботу митрополита о своей пастве в Крыму и в тяжелые годы перехода христиан из Крыма в Приазовье и их благоустройства здесь (док. №№ 29, 30, 32, 37, 127, 270, 271, 278, 282, 301, 305, 306). В этой книге впервые опубликованы данные по возрасту митрополита (док. № 419), дана краткая биография митрополита (с. 589). Более полное жизнеописание митрополита приведено в 21-м томе уникальной «Православной энциклопедии» [38].

Много информации о митрополите Игнатии можно получить из архивных документов. В архивах Москвы и Санкт-Петербурга хранится множество материалов по переписке Игнатия по делам греков и их церквей. Большинство этих документов опубликовано в книге [37], другие ждут своего опубликования. Последние связаны, прежде всего, с обнаружением мощей митрополита [39–42] и историей Екатеринославской епархии в свете работы Готфейско-Кефайской епархии [43].

Уточнению некоторых сторон жизнеописания митрополита помогают и дополнительные материалы [44, 45], связанные с описанием географии, истории, святых мест и народонаселения родины митрополита, острова Кифнос и селения Хора (Кифнос).

Таким образом, к настоящему времени опубликовано достаточно большое количество работ, затрагивающих различные стороны жизненного пути и деяний преосвященного митрополита Игнатия. Но, несмотря на это, остается еще множество вопросов, на которые еще нет ответов. До сих пор ничего не известно о его жизни и трудах на Афонской горе, о его духовном образовании. Нам ничего не известно о его пути к высокому сану архиепископа, не знаем о его деятельности во Вселенском Соборе. Ничего не известно о судьбе продолжателей рода митрополита, внуков его племянника Александра, которые в последние годы царской власти в Мариупольском уезде занимали достаточно высокие должности. Верится, что будущее ответит на эти вопросы.

Читайте также:  Святитель Василий Великий

Использованные источники

а) опубликованные работы

1. Скальковский А. А.  Хронологическое обозрение истории Новороссийского края. 1730–1823 / сост. А. Скальковский. – Одесса : Гор. тип., 1836. – Ч. 1 : С 1730 по 1796. – 409 с.

2. Кеппен П. И. Крымский сборник. О древностях Южного берега Крыма и гор Таврических / соч. Петра Кеппена. Издано по распоряжению Новорос. и Бессараб. генерал-губернатора графа М. С. Воронцова. – СПб.: Тип. АН, 1837. – 16, 409, 3 с.; карт.

3. Гавриил, архиеп. Херсонский и Таврический. Переселение греков из Крыма в Азовскую губернию и основание Готфийской и Кафийской епархии / архиеп. Гавриил // ЗООИД. – 1844. – Т. 1. – С. 197–204.

4. Скальковский А. А. Опыт статистического описания Новороссийского края / соч. А. Скальковского. – Одесса : Тип. Францова и Нитче, 1850. – Ч. 1 : География, этнография, народоисчисление Новороссийского края . – 366 с.

5. Гавриил (Розанов В. Ф.), архиеп. Тверский и Кашинский. Очерк повествования о Новороссийском крае, из оригинальных источников почерпнутый. Период от основания в Новороссийском крае Новой Сербии до учреждения наместничества Екатеринославского с упразднением губерний Новороссийской и Азовской, за коим последовало упразднение и Славянской епархии, с 1751 по 1786 годы / Гавриил (В. Ф. Розанов). – Одесса, 1851. – 53 с. : ил. ; 2-е изд. – Тверь, 1857. – 88 с.; Гавриил, А. Х. Т. Повествование о Новороссийском крае, из оригинальных источников почерпнутый // ЗООИД. – 1853. – Т. 3. – С.  79–129.

6. Х[артах]й Ф. Игнатий, митрополит Готфийский и Кафейский / Ф. Харатахай // Иллюстрация. Всемирное обозрение. – СПб, 1861. – № 171(1 июня). – С. 321–322 ; То же : Хартахай Ф. А. Собрание сочинений / сост. С. А. Калоеров. – С. 169–175.

7. Серафимов С. А. Крымские христиане (греки) на северных берегах Азовского моря / С. А. Серафимов // Херсон. епарх. ведомости. – 1862. – Ч. 5. – С. 145–177 ; То же : // Материалы по истории и культуре греков Украины. – Донецк : Коссиопея. – С. 69–93.

8. Хартахай Ф. А. Христианство в Крыму / Ф. А. Хартахай. – Симферополь : Тип. Таврич. губ. правл., 1864. – 70 с. То же : Хартахай Ф. А. Собрание сочинений / сост. С. А. Калоеров. – С. 206–265.

9. Серафимов С. А., протоиер. Заметки из архива Готфийской епархии в Крыму / протоиер. С. А. Серафимов // ЗООИД. – 1867. – Т. 6. – С. 591–595.

10. Н-ий М. Митрополит Игнатий: [Из дел консистор. арх.] // Екатеринослав. епарх. ведомости. Ч. неофиц. – 1872. – № 10 (16 мая). – С. 157–165.

11. Арсений, архимандрит. Готская епархия в Крыму / архим. Арсений // ЖМНП. – 1873. – Ч. CLXV, № 1 (янв.). – С. 60–86.

12. Феодосий (Макаревский), еп. Самарский, Екатеринославской епархии, Пустынно-Николаевский монастырь / еп. Феодосий (Макаревский). – Екатеринослав, 1873. – С. 34–35.

13. Феодосий (Макаревский), еп. Греческие церкви Мариупольского уезда XVIII века / еп. Феодосий (Макаревский) // Феодосий (Макаревский), еп. Материалы для историко-статистического описания Екатеринославской епархии. Церкви и приходы прошедшего ХVIII столетия. – Екатеринослав : Тип. Я. М. Чаусского, 1880. – Вып. 2. : Нынешние уезды – Бахмутский, Славяносербский, Ростовский на (Д), Александровский и Мариупольский. – 372 с. ; То же // Материалы по истории и культуре греков Украины. – Донецк : Коссиепея, 1998. – С. 94–101.

14. Луцкий В. Гробница греческого митрополита Игнатия в г. Мариуполе / В. Луцкий // Рус. старина. – 1880. – Т. 29. – № 11 (ноябрь). – С. 737–738.

15. Щербина П. Поучение в день чествования памяти Высокопреосвященнейшего митрополита Игнатия в столетний день его кончины 16 февраля 1886 года / П. Щербина // Материалы по истории и культуре греков Украины. – Донецк : Коссиопея. – С. 102–103.

16. Тимошевский Г. И. Переселение православных христиан из Крыма в Мариупольский уезд Азовской, ныне Екатеринославской, губернии / Г. И. Тимошевский // Мариуполь и его окрестности : отчет об учеб. экскурсиях Мариуп. Александров. гимназии. – Мариуполь : Тип. А. А. Франтова, 1892. – С. 5–44 ; То же : / подготов. С. А. Калоеровым ; репринт. Воспроиз. изд. 1892 г. – Донецк : Юго-Восток, 2007. – 577 с.

17. Тимошевский Г. И. Духовное и гражданское самоуправление / Г. И. Тимошевский // Мариуполь и его окрестности : отчет об учеб. экскурсиях Мариуп. Александров. гимназии. – Мариуполь : Тип. А. А. Франтова, 1892. – С. 94–138. То же : / подготов. С. А. Калоеровым ; репринт. Воспроиз. изд. 1892 г. – Донецк : Юго-Восток, 2007. – 577 с.

18. Маркевич А. И. К вопросу о положении христиан в Крыму во время татарского владычества : ист. Справка / А. И. Маркевич. – Симферополь : Тавр. губ. тип., 1910. – 45 с.

19. Латышев В. В. К начальной истории г. Мариуполя / В. В. Латышев. – Одесса : тип. Е. Хрисогелос «Славянская», 1915. – 25 с. То же : // ЗООИД. – 1915. – Т. 32. – С. 42–64.

20. Гозадинов И. И. По поводу одной старой рукописи // Рус. старина. – 1915. – Т. 163. – С. 111–131.

21. Бертье-Делагард А. Л. Исследования некоторых недоуменных вопросов средневековия в Тавриде / А. Л. Бертье-Делагард // Изв. Таврич. учен. арх. комиссии. – 1920. – № 57. – C. 1–135.

22. Ялi С. Греки в УРCР / C. Ялі ; худож. Ф. Г. Ялі. – Харкiв : Центрвидав, Всеукр. фiлiя, 1931. – 208 с.

23. Яруцкий Л. Д. Мариупольская старина. Рассказы краеведа / Л. Д. Яруцкий. – М. : Сов. писатель, 1991. – 430 с.

24. Яруцкий Л. мариупольских греков / Л. Яруцкий // Яруцкий Л. Выдающиеся греки-мариупольцы. – Мариуполь, 1991. – С. 5–6.

25. Налчаджи И. А. Памяти основателя Мариуполя / И. А. Налчаджи // Приазов. раб. – 1993. – 25 февр.

26. Джуха И. Г. Одиссея мариупольских греков / И. Г. Джуха. – Вологда : ЛиС, 1993. – 160 с.

27. Калоеров С. А. Из истории переселения греков в Приазовье и основания греческих населенных пунктов : По архивным материалам / С. А. Калоеров ; А. В. Геде // Україна-Греція : тез. міжнар. наук.-прат. конф., Маріуполь, 24–26 трав., 1996 р. – Маріуполь, 1996. – С. 56–58.

28. Калоеров С. А. Греки Приазовья : аннот. библиогр. указ. / С. А. Калоеров. – Донецк, 1997. – 196 с.

29. Калоеров С. А. О переселении греков в Приазовье и основании греческих населенных пунктов / С. А. Калоеров // Материалы по истории и культуре греков Украины. – Донецк : Коссиопея, 1998. – С. 5–53.

30. Калоеров С. А. Заселение Приазовья греками / С. А. Калоеров // Межэтн. культ. связи в Донбассе. – Донецк, 2000. – C. 14–37.

31. Вдовиченко И. И. Игнатий / И. И. Вдовиченко // Греки в истории Крыма. – Симферополь, 2000. – С. 156.

32. Игнатий // Греки на українських теренах: нариси з етніч. історї. – К. : Либідь, 2000. – С. 158.

33. Василий (Мултых), протоиер. Мои воспоминания / протоиер. Василий (Мултых). – Мариуполь : Рената, 2000. – 60 с.

34. Хаджинов К. Новые биографические данные о митрополите Игнатии (Иакове Гозадино) / К. Хаджинов, К. Гарбуз // Грецьке православ’я в Укра∙ни. – К. : Прайм, 2001. – С. 74–78

35. Калоеров С. А. Когда и как возник / С. А. Калоеров // Мариуполь : История и перспективы : сб. тр. науч.-практич. конф., Мариуполь, 2002. – Мариуполь, 2002. – С. 15–18.

36. Святитель , Митрополит Готфейский и Кефайский [Электронный ресурс]. – Режим доступа : // http://www.mak-mak.com/gendb/print.asp?page=rus\st_ignat.htm

37 Калоеров С. А. От Крыма до Мариупольского греческого округа / С. А. Калоеров. – Донецк : Юго-Восток, 2008. – 640 с.

38. Калоеров С. А. Игнатий (Газадини (Гозадино) Иаков) / С. А. Калоеров // Православная энциклопедия. – М. : Церковно-науч. центр «Православная энциклопедия», 2009. – С. 89–91.

б) документы о митрополите

39. Рапорт протоиерея мариупольских церквей Ильи Леонтьева Екатринославскому и Таганрогскому епископу Платону об обнаружении усыпальницы с нетленным телом митрополита Игнатия от 1 июня 1867 г. – РГИА. – Ф. 797. – Оп. 37-II отд. – Д. 134. – Л. 2–2об.

40. Рапорт секретаря Екатеринославской духовной консистории обер-прокурору Святейшего Синода об обнаружении усыпальницы с нетленным телом митрополита Игнатия и о принятых в связи с этим мерах от 13 июня 1867 г. – РГИА. – Ф. 797. – Оп. 37–II отд. – Д. 134.

41. Представление обер-прокурором в Синод информации об обнаружении нетленного тела митрополита Игнатия от 20 июля 1867 г. – РГИА. – Ф. 797. – Оп. 37–II отд. – Д. 134. – Л. 4.

42. Сведения из Екатеринославской духовной консистории о митрополите Игнатии от 14 августа 1867 г. – РГИА. – Ф. 797. – Оп. 37, II отд. – Д. 134. – Л. 6–11.

43. Екатеринославская епархия: (История). – ЦНБУ. – Фр.5. – Д. 449. – Л. 1–62 ; Д. 452. – Л. 69–76 ; Д. 453. – Л. 77–87 ; Д. 457. – Л. 104–119 ; Д. 460. – Л. 126–206.

в) дополнительная литература

44. Кифнос. Путеводитель. Из истории и географии острова. Новая редакция 1996 г.

45. Греческие острова : путеводитель / пер. с англ. – М. : Дорлинг Киндорсли, 2001. – 400 с. – С. 220.

Калоеров С.А., проф., д. ф.-м. н., Донецкий национальный университет

Похожие статьи:

Рекомендованная статья

Религия и наука в анализе и оценке деятельности святителя Игнатия Мариупольского и переселения христиан Крыма в Северное Приазовье

Религия и наука в анализе и оценке деятельности святителя Игнатия Мариупольского и переселения христиан Крыма в Северное Приазовье

В анализе и оценке деятельности святителя Игнатия Мариупольского и переселения христиан Крыма в Северное Приазовье …