Главная / Святитель Игнатий / Конференция / Духовное завещание Святителя Игнатия Мариупольского

Духовное завещание Святителя Игнатия Мариупольского

«Неужели нашлось завещание митрополита Готфейского и Кафайского Игнатия (Гозадино)?» – спросите вы. Нет, такой документ не найден; возможно, его и нет. Речь о другого рода завещании, а именно таком, которое возникает из самой жизни и смерти человека, как бы говорящего потомкам: «Дерзайте! Сделайте это! Продолжите это! Начните это! Добейтесь этого!» Таким образом, мы ставим перед собой цель осознать, как продлевается в наше время судьба святителя Игнатия Мариупольского, продлевается его личностью, его взглядами и поступками, тем, что совершено им, и тем, о чем он только мечтал.

Откровенно говоря, уже давно нет желания дискутировать по вопросу «хорошо» или «плохо», что вождь христиан Крыма вывел их из Крымского ханства в Российскую империю. дала свою оценку, признав за митрополитом святительский подвиг. И когда ныне митрополита «обличают» и «клеймят», еще лучше понимаешь, что действительно речь идет о подвиге веры и созидания, и это никак не преувеличение. Мнение о том, что духовное является приоритетным для обретения человеком жизни, не подвластной упадку, разрушению и смерти, у подавляющего большинства людей, наверное, не вызовет осуждения, напротив, мы будем согласны с этим мнением… до тех пор, пока нам, согласным с ним, не предложат на его основании как ведущего принципа осуществить свою жизнь. Мы скажем: «Ну нет, ну не сразу же так…»

Вспоминается из Евангелия от Иоанна один из ключевых моментов Христового подвига. Иисус говорит: «“Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира”. Тогда Иудеи стали спорить между собою, говоря: как Он может дать нам есть Плоть Свою?» Они предполагали материальные хлеб и плоть. Их мысли были неспособны подняться выше земного. Они не понимали, что Христос использовал материальное для того, чтобы преподать духовные истины. Многие из учеников стали говорить: «Кто может это слушать». Эти люди думали о буквальной плоти Христа, а Он говорил, что вечную жизнь можно получить не посредством насыщения плоти, а только через действие Святого Духа Божьего. Плоть не может дать жизнь; только Дух животворит. Они приняли Его слова в буквальном значении и не поняли, что их надо понимать духовно. Наконец Иисус объясняет им, что слова, которые Он говорит, «суть дух и жизнь» и дальше Христос совершенно раскрывает происходящее, говоря: «Но есть из вас некоторые неверующие». Таким образом, когда слова «ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь» будут поняты и приняты духовно, то есть когда уверуют в Христа и по вере начнут жить, синергийно соединяясь с Христом, тогда и обретут жизнь вечную. И что же ученики? Евангелист говорит: «С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним». Видимо, не духовное нужно было им, не о таком Царе они мечтали. «Тогда Иисус сказал Двенадцати: не хотите ли и вы отойти?» И вот что отвечает апостол Петр, один из тех, кто оставив лодки, и улов в них, и даже дома свои, и семьи, пошел за Христом по вере в то, что Он – Христос, Петр отвечает в этот действительно поворотный момент для их, апостолов, жизни, а через их жизни и для нашей жизни: «Господи! К кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни. И мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живаго» (Ин. 6:51- 67).

Вот призванный прямо на дороге Савл, известный нам более как Павел, только и спрашивает Христа: «Господи! Что повелишь мне делать?» Ответ был: «Встань и иди» (Деян. 9:7). И вот уже после своего крещения Павел разъясняет ученикам: поступайте по духу, не тщеславьтесь, не завидуйте никому, носите бремена друг друга и взращивайте в себе плод духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, веру, кротость, воздержание (Гал. 5:22-6:2). И так в течение двух тысяч лет, поддерживается этот принцип духовности, выражаемый в тех или иных словах, но более всего, безусловно, в изначальной заповеди Христа искать прежде всего и Его же заповеди любви к Богу и ближним (Мф. 6:33, 36-38). И наш , покинувший родную Термию, оказавшийся на Святой Горе, а потом исполнявший те или иные послушания Церкви, не мог не мыслить свой путь иначе как хождение за Христом с несением своего креста, ибо иначе ты не имеешь право называться Его учеником (Лк.14:27), так что первым пунктом реконструируемого нами завещания святителя Игнатия Мариупольского есть завет, доверяя Христу, жить по Его заповедям, ж и т ь п о д у х у.

К чести науки, в ней существует трезвое, объективное понимание духовности. В.Д. Шадриков в своей монографии «Происхождении человечности» пишет, что – фундаментальное качество человека, развивающееся на основе единства морали и религии [1]. Развитие же светской, то есть в настоящее время секулярной, морали исключает религиозную основу духовности и ведет к неизбежному падению уровня духовности общества. Христианство, хранящее абсолютные ценности, помогает человеку найти смысл жизни, но не только найти, а и указать в своей моральной культуре идеал, как цель, и путь к идеалу. Это есть, по сути, настоящее внутреннее делание человека, собственно духовность. Вспомните Павлово: живите по духу, взращивайте в себе плод духа… Имея внешнее деятельностное выражение, «Царство Божие внутрь вас есть» (Лк. 17:21), откуда оно, подобно самодвижущейся Иисусовой молитве, расходится волнами добра Христа ради, так что сам спасающийся спасает вокруг себя тысячи (преподобный Серафим Саровский). Вот – духовность, формирующаяся из религии и соединенной с ней морали, даже, точнее, являющейся ее частью, без которой, то есть без религии как носительницы абсолютных ценностей, моральная теряет свой абсолютный характер и для каждого становится «своей» моралью. А ведь христиане призваны искать Божию правду. Выдающийся ученый Лев Николаевич Гумилев говорил, что наша является «идеальной по своему основному пафосу», имея в виду прежде всего ее христианские идеалы, и прибавлял, апеллируя даже не к прошлому, а дню сегодняшнему, что «нельзя безнаказанно высшее подчинять низшему» [2].

Читайте также:  Общественная и миссионерская деятельность в г. Мариуполе в год памяти святителя Игнатия

Что мы с вами можем посчитать вторым пунктом духовного завещания святителя Игнатия Мариупольского? Вторым пунктом завещания святителя смело можно считать видение и понимание м а т е р и н с к о г о значения Церкви для рождения подлинной человечности, рождения человека духовного, рождения культуры жизни, искусства святости, одухотворенного творчества.

Неоднократно уже звучали известные слова святителя Игнатия о православной Церкви, и все-таки приведу их еще раз: «Через Церковь и от Церкви нисходит уже небесное благословение и очевидный успех на всякие человеческие дела, работы и предприятия». Подобно тому, как многие священнослужители ныне садятся, образно выражаясь, за парты, изучая педагогику и психологию, социологию и культурологию, а также другие науки, помогающие понять им человека и его мир, а также помогающие им действовать в нем, так и светским людям, в данном случае ученым и другим активным деятелям культуры, признающим объективный характер стержневой роли христианства для нашей цивилизации, необходимо познать учение о Церкви. Здесь, разумеется, не место и не время излагать его, тем более что проблема гораздо шире, чем просто взять тебе и выучить нечто неизвестное или малоизвестное, поскольку существует предубеждение против Церкви и, более того, существует во всех сферах жизни, и прежде всего в образовании, болезнь, о которой писал в «Думах о русской интеллигенции» священномученик Иларион Троицкий, прошедший Соловки, многие тюрьмы и умерщвленный в ленинградской тифом осенью 1929 г.: «Когда страждущие и болящие просили у Христа исцеления, Он им говорил о прощении грехов. Болезнь от греха. Если русская земля больна, то чем же она особенно грешна? Вопрос о сущности русской болезни переходит в вопрос о главнейшем русском грехе». «Русская болезнь имеет в основе грех против Церкви. Отношение к Церкви – вот пробный камень для русского человека. Кто верен Церкви, тот – воистину русский. Кто отрекся от Церкви, тот отрекся от России, оторвался от русской почвы, стал беспочвенным космополитом». «Интеллигенция воспитывалась во вражде к Церкви. Церковь она не знала; религию заменяла для себя “антропологией”; росла она поэтому чужой и народу, и народной жизни. А между тем и интеллигенция желала учить народ. Эта интеллигентская наука немедленно переходила в пропаганду социальную и революционную, пропаганду развращающую и от Церкви отвращающую» [3].

Совершенно не случайно то, что вождем христиан Крыма в конце XVIII в. стал именно священнослужитель, да и другие священники стали заметными деятелями обновляющейся жизни христиан, ибо народ, пусть и недопонимая в той или иной степени вопрос духовной жизни, сохранял доверие Церкви и еще не был развращен тем, что принесет секуляризация – в особенности в XIX в. в условиях фазы надлома. И весьма символично то, что, подстрекаемая кем-то из мариупольской «элиты», уже на новом месте некая часть переселенцев устраивала обструкции митрополиту Игнатию. Наступало новое время – что-то менялось в отношении к Церкви благодаря новым учителям, и те, кто раньше был народом, становился толпой…

Читайте также:  Религия и наука в анализе и оценке деятельности святителя Игнатия Мариупольского и переселения христиан Крыма в Северное Приазовье

Не однажды нам приводилось в своих статьях и выступлениях приводить культурологическую формулу Ивана Александровича Ильина, приведем ее и ныне, однако в этот раз дополним слова религиозного философа и другими высказываниями о Церкви: «Все, чем живут или не живут люди, – или уводит их от Царства Божия, или ведет их к нему; и Церковь может и должна иметь свое суждение обо всем этом – открытое, авторитетное, одобряющее или осуждающее. Но это суждение должно иметь своим мерилом именно закон Божий и Царство Божие; это суждение не должно приводиться в жизнь на путях светской государственности, не должно навязывать верующим программу культурного творчества. Церковь вправе благословить и не благословить, она вправе анафематствовать». «Церковь по установлению своему благодатна: она есть орудие Царства Божия… Церковь ищет перерождения души и духа». «Церковь ведет веру. Вера объемлет душу. Душа творит культуру». И прибавляет Ильин, что «только совсем ограниченные и невежественные люди могут здесь помышлять о возвращении к средним векам», о якобы расцветающем клерикализме, ибо совершенно не понимают, какое место и значение занимает Церковь в культуре.

Живший в эмиграции, гонимый вначале советской властью в России, а затем нацистской в Германии, И.А. Ильин предупреждал, что для сердец, потрясенных бедствиями, вызванными духом безбожия и противохристианства, будет нелегко вернуться, причем непременно свободно, «к созерцанию Христа и к внесению даров Его Духа в жизнь и культуру». И не надо заблуждаться, что ближайшие поколения людей могут и должны «создать христианскую культуру» – «не создать, а вновь вступить на путь этого созидания, вернуться к нему и возобновить этот процесс. Иными словами: возродить в себе христианский дух и акт и провести его в жизненно-творческое движение» [4]. Роль Церкви никем не заменима в этом процессе возвращения на путь созидания христианской культуры. И завет святителя Игнатия об отношении к Церкви как зачинательницы, по сути, вот того культурного процесса, о котором говорил в ХХ в. Ильин, как никогда актуален: Небесное благословение, конечно же, есть восстановление синергетической связи человека с Богом.

И, наконец, минимизируя возможные многие пункты реконструируемого завещания святителя Игнатия Мариупольского скажем о последнем третьем завете: патриотизме, патриотизме совершенно особого рода, основанном на той духовности, о которой у нас уже шла речь, х р и с т и а н с к о м п а т р и о т и з м е, как его назвал патриарх Московский и всея Руси Кирилл. В преддверии поездки 2009 г. в Украину Святейший Патриарх, отвечая на вопросы журналистов, в том числе украинских, в частности сказал: «Патриотизм христианский и церковный отличается от национализма. Патриотизм всегда сбалансирован христианским универсализмом. Национализм ничем не сбалансирован. Христианский универсализм дает такое мощное этическое измерение человека и такую сильную этическую мотивацию, что ее любовь к своему народу, ее верность своему государству всегда сбалансированы тем, что мы можем назвать общими людскими ценностями, но не в либеральном их разумении, а в христианском их понимании. Поэтому наш призыв к патриотизму распространяется и на Украину, и на Белоруссию, и на все другие страны» [5].

На наш взгляд, справедливо увидеть такой завет – патриотический – в жизни митрополита Игнатия (Гозадино). Современный исследователь событий конца XVIII века заметил, что «основным социокультурным признаком, по которому отличались колонисты в государственных документах, было не их этническое происхождение, а конфессиональная принадлежность» [6]. Эмиграция в Россию была эмиграцией, которая не только решала проблему «свободы от», то есть свободу от тех или иных форм дескриминации, но и проблему «свободы для», то есть свободы для религиозного волеизъявления, экономического и гражданского саморазвития. Заметьте, что ключевым вопросом в той и другой свободе был вопрос именно вероисповедания: когда он не решен, то не решается и все другое, но, когда он решен, то решается и все остальное. Христианский патриотизм, таким образом, не есть некое эфемерное явление, а фактор, который определяет жизнь отдельного человека, семьи, народа. Актуальность такого патриотизма как никогда ощутима в нашем мире, когда с треском проваливаются все мультикультурные идеи и программы в западно-христианской цивилизации, стремительно дехристианизирующейся, и тем самым, этим деградационным явлением, оказывающей отрицательное влияние на восточно-христианскую младшую сестру, едва-едва восстанавливающую свою религиозную идентичность.

Читайте также:  Святитель Спиридон Тримифунтский (†348)

Применительно к задачам учебно-воспитательного процесса в средней и высшей школе речь может и должна идти, на наш взгляд, именно о таком патриотизме – в конкретном выражении – о любви к Святой Руси. Если говорить о сути святорусского воспитания, то она заключается в том, чтобы способствовать формированию у подрастающего поколения такого ценностного отношения к жизни, которое возникает, исходит, развивается на основе познания и признания как явления действительно существующего, общего и родного цивилизационного восточно-христианского пространства с православным духовным корнем. Эта та ценность, которая определяет всю нашу культуру, причем, заметьте, потому определяет, что актуализирует в нас образ Божий, благодаря христианству. Так что, если мы не вернемся к созиданию культуры на этой именно патриотической основе, то ни о каком культурном возрождении, самоидентификации и будущем, полным духовных и материальных плодов, не может идти речь. В таком выводе мы исходим из простого понимания культурологических законов, носящих объективный характер.

Мы видим, что , наконец, просыпается к такого рода педагогической деятельности. То, что произошло в этом году, году юбилея со дня блаженной кончины святителя Игнатия Мариупольского, без преувеличения носит исторический характер. Какие бы недостатки мы не отмечали в скоропалительно созданных и чересчур кратковременных курсах в Институте повышения квалификации Приазовского государственного технического университета, на которых были подготовлены и получили дипломы учителя христианской этики, событие это положит начало планомерным усилиям в нашем городе в сфере светского образования по возвращению на тот путь созидания христианской культуры, о котором говорил упомянутый русский философ. Целью разработанной нами концепции занятий по христианской этике в общеобразовательных школах является не знание как таковое – так называемая компетенция, – а ценностное отношение учащихся к тому, что они узнают о христианской культуре. Только в этом случае может достичь желаемого эффекта: формирование личности, для которой существуют, и существуют как действительно значимые, христианские ценности, определяющие смысл жизни человека и его идеалы, поднимающие уровень моральной культуры и изменяющие образ жизни.

Психологи говорят, что «поколение Y» (1983 – 1993 г.р.) не имеет героев, а имеет в лучшем случае кумиров, и, вероятно, по большому счету психологи правы. Если не для этого поколения, то, возможно, для следующего появятся герои, среди которых будет и . Но для этого необходимо многое сделать. Уже не один год вынашивается идея создания Общества православных педагогов, то разгорается, то затухает мечта о Православной гимназии, появляются и другие образовательные идеи. Заметьте, что именно учитель в свое время напомнил обществу о почти забытом ими митрополите Игнатии (Гозадино), учитель, основавший в Мариуполе первую гимназию, Феоктист Хартахай. Вот кто еще является для нас примером настоящего просветителя. На наш взгляд, в ближайшее время должно быть поддержано все, что может помочь учителям христианской этики приобретать опыт, находить решение возникающих проблем, развиваться духовно, как, например, постоянно действующий в этом учебном году семинар в Приазовском государственном техническом университете, возникший как продолжение весенних курсов.

Безусловно, такие наши с вами шаги есть выполнение заветов святителя Игнатия Мариупольского.

Литература

1. Шадриков В.Д. Происхождение человечности / В.Д. Шадриков. – М.: Логос, 1999. – С. 105-106.

2. Гумилев Л. Всечеловечность или национальность культуры? // Лев Гумилев. – Дружба народов. – 1990. — № 6. – С.193.

3. Иларион [Троицкий; священномученик]. Грех против Церкви. Думы о русской интеллигенции [Электронный ресурс] / Режим доступа: Священномученик Иларион Троицкий. – www.pravoslavie.ru/sm/5854.htm

4. Ильин И. Основы христианской культуры. О сопротивлении злу силой // Иван Ильин. . – М.: АСТ; АСТ Москва; Хранитель, 2007. – (Философия. Психология).– С.46, 47, 48, 49, 51.

5. Самохвалова Л. Патріарх Кіріл: Я дозволю собі поставити Ющенку кілька запитань [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://www.unian.net/ukr/news/news-327966.html

6. Шайхатдинов А.З. Социальные и политические причины переселения греков из Крыма в Северное Приазовье (1778-1779 гг.): исторический аспект // А.З. Шайхатдинов. –Народное хозяйство Республики Коми. – 2007. — № 2. – С.314.

С.А. Плотников, доцент,

кандидат педагогических наук, Приазовский государственный технический университет

Похожие статьи:

Рекомендованная статья

Религия и наука в анализе и оценке деятельности святителя Игнатия Мариупольского и переселения христиан Крыма в Северное Приазовье

Религия и наука в анализе и оценке деятельности святителя Игнатия Мариупольского и переселения христиан Крыма в Северное Приазовье

В анализе и оценке деятельности святителя Игнатия Мариупольского и переселения христиан Крыма в Северное Приазовье …