Главная / Библиотека / Статьи / К проблеме возникновения Византийского памятника – иконы «святого Георгия Победоносца с житием» и Его иконографический образ

К проблеме возникновения Византийского памятника – иконы «святого Георгия Победоносца с житием» и Его иконографический образ

Существуют памятники в мировой культуре, которые всегда будут привлекать внимание людей.

Центральное место среди памятников изобразительного искусства принадлежит произведениям церковной живописи. К известным памятникам этого направления относится и шедевр византийского иконописного искусства икона «Святого Георгия Победоносца с житием», которая находится в Национальном Художественном музее Украины и является экспонатом под № 1, ведущими специалистами Европы и Америки она названа «подарком миру» [1].

Икона заслуживает внимания исследователей не только потому, что она принадлежит к редким византийским памятникам, которых в мире единицы, но прежде всего потому, что памятник выполнен в таком «хрупком» и недолговечном материале, как дерево, представляет интерес и художественной пластики иконы. [2].Принятая дата ее создания – ХІІ век в настоящее время является недостаточно аргументированной и дискуссионной, поэтому в статье рассмотрена проблема хронологии (времени) создания иконописного памятника «Святого Георгия Победоносца с житием».

При анализе источников и литературы по данному вопросу необходимо учитывать тот факт, что икона «Святого Георгия» является не только ценным культурологическим памятником, но и церковно-религиозным, и первыми, кто заинтересовался этой уникальной иконой, были также служители церкви.

Иконография Святого Георгия в облике юного воина складывалась в послеиконоборческий период, получив широкое распространение во всех  странах византийского региона. В пантеоне святых воинов, которым в византийской идеологической системе придавали большое значение, Георгий занял одно из главных мест. Он представлял идеализированное воплощение воинской доблести и мужества. Изображения святого дополняется введением сцен и сюжетов его легендарной жизни, формируя тип и композицию «житийных икон» [2].

Церковная иконография представлена трудами Гавриила (Розанова В.Ф.), архиепископа Херсонского и Таврического [3, c. 197-204] и протоиерея Серафима Серафимова [4, c. 145-177]. Продолжает данную тему статья А. Бертье-Делагарда [5, с. 1-108] в которой приводятся сведения, позволяющие изучить историю крымского периода существования «Святого Георгия», также в статье указан ряд неточностей по этому вопросу в работах архиепископа Гавриила и протоиерея Серафима.

Из научно-культурологических работ, которые были посвящены иконе «Святого Георгия», необходимо назвать труды Миляевой Л.С. и Логвина Г.Н. [6, с.31-33], ученые провели большую научно-исследовательскую работу по проблеме возникновения этой уникальной иконы и ее хронологии. В одной из статей приводится репродукция этой иконы [7, с. 67-68].

Краеведческая литература представлена работами Л. Яруцкого [8] и Д. Янатьева [9].

История этой иконы тесным образом была связана с  фактом переселения крымских христиан (греков) из Крыма в Приазовье в 80-х годах XVIII века. Они основали город и 20 греческих сел: Игнатьевка, Карань, Ласпа, Бешево, Каракуба, Стыла, Чермалык, Сартана, Старый Крым, Чердаклы, Малая Янисоль, Большая Янисоль, Комар, Богатырь, Константинополь, Улаклы, Мангуш, Ялта, Керменчик. Всего из Крыма в Приазовье переселилось около 30 тысяч христиан [10].

Летом 1780 года, греки окончательно поселились в Мариупольском уезде и восстановили свою православную Готфейскую и Кафайскую епархию, как церковно-административно-территориальную единицу во главе с митрополитом Игнатием.

не только определял места для поселения, но и способствовал постройке церквей. По словам митрополита: «Через церковь и от церкви исходит небесное благословение и очевидный успех на всякие человечески дела, работы и предприятия» [11; 15].

Греческой общиной было построено 24 церкви: 4 в Мариуполе и по одной в каждом из греческих сел [4, с. 152-155].

В Мариуполе была построена Харлампиевская Соборная церковь (1780-1782), Рождества-Богородичная церковь (1780 г.), Успенская церковь (1780 г.) и Феодоро-Стратилатовская церковь (1780 г.)

В 1780 г. Митрополит Игнатий заложил для греческой общины городскую соборную Харлампиевскую церковь. 22 апреля 1782 она была освящена и открыта для богослужения. Сначала Харлампиевская церковь была деревянной. Всего лишь четыре года проводил в ней службу митрополит Игнатий. 16 февраля 1786 года он умер и был похоронен согласно своему завещанию в Харлампиевской церкви по восточному обычаю – сидящим в архиерейском облачении в кресле [11, с. 305-306].

Читайте также:  Зачем и почему мы освящаем ветви вербы?

Харлампиевская церковь была центром святынь и национальных ценностей греков Приазовья, которые они вывезли с собой из Крыма. В ней сохранялось греческое 1679 года митрополита Гедеона, икона «Святого Георгия Победоносца», патриарший , другие ценные вещи и предметы культа.

Источники указывают, что первоначально икона «Святого Георгия» находилась у греческого митрополита Игнатия (1715-1786) в его резиденции. Позднее она была перенесена в Харлампиевскую церковь города Мариуполя.

После того, как в 1845 году было завершено строительство нового каменного Харлампиевского собора, икона была перенесена в этот храм. Сохранилось ее описание, относящееся к 1859 году: «По левую сторону северных дверей икона Св. Великомученика Георгия Победоносца, вырезанная на доске и покрыта мастикой, на которой изображен лик святого; древняя, вывезенная греками из Крыма,  в позолоченной с резьбой раме, на ней шата серебряная, на полях страдания святого, покрыты также серебряной шатой на голове святого серебряный и позолоченный венец, украшенный стразами и яхонтами» [12, с. 124].

Принятая дата его создания – ХІІ век в настоящее время остается недостаточно аргументированной. «Святой Георгий» по существу, является «открытием» сравнительно недавнего времени, хотя интерес к нему проявляется уже в ХІХ веке. Скрытый под серебряным окладом, памятник практически был недоступен для изучения. Но и при снятии с него ризы в 1891 году представление о нем оказалось неоднозначным. Судя по его воспроизведению в статье А. Бертье-Делагарда, рельеф выглядел огрубленным и искаженным в силу многих мастичных добавок, восполнявших утраты. На этом основании ученый сделал малоубедительный вывод, отнес памятник к провинциальной мастерской одного из регионов Византии и датировал его концом ХІІ – нач. ХІІІ вв.

Более убедительным было мнение известного византолога профессора Н. Покровского, имевшего возможность изучить только фотографии, присланные ему в 1895 году. На основе анализа иконографии, он установил, что памятник мог быть создан не позднее конца ХІ – нач. ХІІ века [17; 7]. При дальнейшем изучении дата его создания все же была передвинута на ХІІ век. В 1997 году, исследователь памятников искусства из Национального художественного музея Украины Л. Миляева в докладе на Симпозиуме в Метрополитен-музее в Нью-Йорке, на выставке «Слава Византии», где экспонировался рельеф, вернулась к датировке, сделанной в свое время проф. Н. Покровским [13].

Изучал рельеф и известный чешский ученый И. Мысливец, создавший обобщающий фундаментальный труд, посвященный иконографии Св. Георгия. Чешский ученый также, как и его предшественник профессор Н. Покровский изучал репродукцию Св. Георгия, не дававшей правильного представления о художественном достоинстве рельефа. Его интерес был сфокусирован на иконографии житийных сцен. Вывод, сделанный на основании анализа репродукции И. Мысливцем, совпадал с датировкой памятника, сделанной в статье Бертье-Далагарда – ХІІ – нач. ХІІІ веков [5].

Рельеф вписывается в эпоху, когда эллинистические традиции обогащали средства византийской пластики, проявившиеся наиболее значительно в скульптуре. Принадлежность памятника к классицизирующему направлению, охватывающему период Х – ХІІ вв. не вызывает сомнений. Это дает основание искать более точные аналогии в искусстве того времени, а также отправные моменты для атрибуции и более точной датировки памятника.

Образ Св. Георгия приобрел к ХІ веку типологические черты, концентрируя в себе свойства юного воина, получив воплощение в искусстве не только Византии, но и Грузии, Сербии, Древней Руси.

Усвоить принципы византийского искусства стремились буквально во всех странах, но не всем это удавалось. Киевская Русь сумела блестяще решить эту задачу. Она не только сделала византийское наследие своим достоянием, но и дала ему глубокое творческое претворение, целиком подчинив тем новым задачам, которые стояли перед ее художниками. Иконопись считалась на Руси самым высоким искусством, и иконописцы, которым предписывалось поведение, соответствующее их призванию, пользовались глубоким уважением [14, с. 102].

Читайте также:  Дом Святого Духа

Наследие Древнерусской живописи хотелось бы проиллюстрировать на примере иконописного памятника новгородской школы конца XIV – начала XV веков. Потому что достижения новгородской школы в церковной живописи этого периода – одна из блестящих страниц в истории мировой живописи. В XIV – XV вв. новгородское творчество развивалось уже без участия иностранных мастеров, но их влияние заметно в сложившемся иконографическом каноне. Это становится заметным на примере иконы Св. Георгия Победоносца, датируемой концом XV столетия. Св. Георгий изображен в облике юного воина с копьем поражающим дракона, традиционные греческие «горки», прочно вошедшие в древнерусскую иконопись напоминают о внешних иконописных заимствованиях из Византии.

Иконографический образ Св. Георгия был очень популярным в Древнерусском государстве, об этом свидетельствует тот факт, что в качестве гербе г. Москвы и в целом Московской Руси выступал именно образ Св. Победоносца Георгия [15, с. 96].

Византийский рельеф Св. Георгия отличает эллинистическая красота типа, стройные классические пропорции, плавные текучие линии его силуэта, которые создают ощущение свободы, не скованной традицией. В этом образе еще не изжиты принципы античной пластики. Это хорошо просматривается в рельефе, не смотря на утраты и иные повреждения.

В силу многих трагических обстоятельств «Св. Георгий» на долгое время выпал из поля зрения исследователей. После закрытия Харлампиевского Собора в 1920-х годах вместе с другими греческими реликвиями он поступил в Мариупольский Краеведческий музей.

Удаленному от крупных центров изучения византийской культуры, памятнику грозило полное «забвение». Однако, этого не произошло: в 1965 году икона была передана в Национальный художественный музей Украины. Реставрационные работы были проведены в течении 1965-1970 годов в мастерской Русского музея Санкт-Петербурга под руководством известного специалиста по древней иконописи – Н.В. Перцева [16].

В процессе реставрации открылась сохранившаяся фрагментарно полихромия (многоцветность произведения). Амплитуда колебаний в датировке рельефа все же была достаточно значительной и для установления истины требовались дополнительные исследования. Был проведен радиоуглеродный анализ древесины, в специальных лабораториях Голландии и Киевского научного центра радио-геохимических исследований. Результат исследования показал: дата создания – середина XI века. Правильность датировки подтвердил и анализ иконографии, образной стилистики и технических средств [13; 17].

Таким образом, изучив источники и имеющуюся литературу по истории этой уникальной иконы, мы можем сказать о том, что «Святой Георгий с житием» происходит из средневекового Крыма. Свое название «Мариупольский рельеф» он получил позднее, в связи с последним местом его пребывания. Версия о месте его первоначального местонахождения в Георгиевском монастыре г. Балаклавы – пока наиболее достоверна и никем не опровергалась [9; 17].

Попытка идентифицировать его с чудотворной иконой, спасшей терпящих бедствие греческих моряков на мысе Фиолент, на месте которой в конце Х века был построен монастырь, крайне сомнительна. Связанная с этим легенда способствовала популярности рельефа, как одной из главных и особо почитаемых святынь Крыма.

Рельеф относится к тому периоду, когда скульптурные изображения играли заметную роль в художественном оформлении храма еще до зарождения иконостаса [17]. Его значение раскрывается в величии художественных идей, которые характеризуют византийское иконописное искусство в эпоху средневековья.

В настоящее время создана единственная копия рельефа «Святой Георгий. Воин с житием». Этому событию предшествовала долгая и кропотливая работа. Над созданием копии работали художники-реставраторы Национального художественного музея Украины (г. ) под руководством главного художника Б.И. Клочко [16; 17].

Весь процесс проходил под руководством духовенства и Ученого совета, который предъявлял строгие требования к работе, особенно к точности соответствия работы оригиналу. Именно поэтому, икону пришлось трижды переписывать. После завершения работы в копию поместили частицу оригинала и землю из пещер Киево-Печерской Лавры.

Читайте также:  Введение во храм Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии (о тропаре)

Вечером 15 сентября 2004 года авиарейсом из Киева в Мариуполь была доставлена копия рельефа XI века «Святой Георгий. Воин с житием». На следующий день в пресс-клубе газеты «Приазовский рабочий» состоялась пресс-конференция, которую возглавлял исполнительный директор общественной организации «Исторические и духовные реликвии Приазовья» — Николай Мальцев. Он сообщил следующее: «15 сентября в Национальном художественном музее Украины  на итоговом заседании рабочей группы и Ученого совета была сертифицирована с оригиналом единственная копия рельефа «Святой Георгий. Воин с житием».

С обеих сторон от центральной фигуры Святого Георгия размещены один под другим рельефы-клейма (пять слева и пять справа), изображающие мучения и чудеса святого [16; 17].

Прибывшая в Мариуполь икона находилась в Краеведческом музее, а затем ее передали в один из старинных храмов Приазовья и Донецкой области – храм Архистратига Михаила в греческом селе Урзуф Першотравневого района [17].

Общественной организацией «Исторические и духовные реликвии Приазовья» создана поэтапная программа, цель которой собрать имеющиеся реликвии с тех исторических мест, которые связаны с жизнедеятельностью Святого Георгия.

Существуют определенные договоренности с Турцией, Грецией, Крымом (Балаклава) о предоставлении всесторонней помощи в этой программе.

Выполнение намеченной программы и осуществление культурных мероприятий, связанных с поиском реликвий, относящихся к жизнедеятельности Св. Георгия в будущем могут послужить объектом научно-исследовательских разработок по данной проблематике.

Д.Лебедев, кандидат богословия, ст. преподаватель МГУ

Литература

1.          Клименко А. Чудотворная икона Великомученика Георгия // Донбасс православный. – 2002. – № 3 (51). – март-апрель.

2.          Членова Л. Византийский рельеф «Св. Георгия с житием» // Восточноевроп. археолог. журн. – 2000. – № 6-7. – С. 37-41.

3.          Гавриил (Розанов В.Ф.), архиепископ Херсонский и Таврический. Переселение греков из Крыма в Азовскую губернию и основание Готфийской и Кафайской епархии: Из истории Херсонской и Славянской епархии // ЗООИД. – 1844. – Т.1.

4.          Серафимов С.А., протоиерей. Крымские христиане (греки) на северных берегах Азовского моря // Херсон. епарх. ведомости. – 1862. – Ч.5.

5.          Бертье-Делагард А. К истории христианства в Крыму. Вымысел и действительность // ЗООИД. – 1910. – Т. 28.

6.          Міляєва Л. Унікальна пам’ятка / Л. Міляєва, Г. Логвін // Образотвор. мистецтво. – 1970. — № 1.

7.           Логвин Г.Н. Новое о древнем украинском искусстве  / Г.Н. Логвин, Л.С. Миляева //  Наука и человечество: Доступно и точно о главном в мировой науке: Международ. жегодник. 1970. – М.: Наука, 1970.

8.          Яруцкий Л.Д. Мариупольская старина: Рассказы краеведа. – М.: Сов. писатель, 1991.

9.          Янатьев Д.М. Икона Святого Георгия // Голос строителя. – 1996. — № 2 (13 янв.)

10.      Щербина П. Краткое сказание о чудотворном образе Божьей Матери Одигитрии, находящейся в Успенской Церкви города Мариуполя. – Мариуполь: Типогр. Э.И. Голдрина, 1901.

11.      Луцкий В. Гробница греческого митрополита Игнатия в г. Мариуполе // Екатеринослав. епарх. ведомости. – 1875. – № 11.

12.      Мариуполь и его окрестности. Александровская гимназия // Изд. Почет. Попечителя Д.А. Хараджаева. – Мариуполь, 1892.

13.      Членова Л. Византийский рельеф «Святого Георгия с житием» // Форум наций. – 2003. — № 8/15.

14.      Любимов Л. Искусство Древней Руси. – М., 1981.

15.      Винклер П.П. фон. Гербы городов, губерний, областей и посадов, внесенные в «Полное собрание законов Российской империи за 1649-1900 гг.». – СПб., 1900.

16.      Машинская Т. Культура – это то, что остается, когда все остальное забыто // Азов. Машиностроитель. – 2004. – № 105.

17.      Южаков Д. Копия иконы Святого Георгия Победоносца // Живой Родник: Православный собеседник. – 2004. –  № 10.

Похожие статьи:

Рекомендованная статья

К 1 сентября: церковные писатели об образовании и воспитании

К 1 сентября: церковные писатели об образовании и воспитании

1 сентября – начало учебного года. Как приучить ребенка учиться? Что делать, если твой воспитанник недостаточно усерден? Ради чего учиться? Как преодолеть конфликты между детьми и родителями? Об этом – наша подборка цитат из творений церковных писателей.