Главная / Библиотека / Статьи / Православная культура в светском учебном заведении

Православная культура в светском учебном заведении

Не сообщая в настоящей статье о программе и ходе занятий факультатива по основам христианской этики, действовавшем на протяжении двух учебных лет (с 2008  по 2010 гг.), представим отзывы лицеистов после второго года деятельности факультатива, дающие представления о некоторых типичных ситуациях, характерных для овладения духовно-нравственными знаниями обычными старшеклассниками в светском учебном заведении (секулярном, а то «местами» и атеистическом по сути).Всех лицеистов, посещавших факультатив только в первый или в первый и во второй год его деятельности, судя по их отзывам и, конечно, педагогическим наблюдениям можно разделить на четыре группы: 1) тех, кто был готов к восприятию знаний о православной культуре и даже в какой-то степени ожидал их как психологической поддержки в светской школе; 2) тех, кто не был готов, не ждал знаний о православной культуре и не стремился их узнать, так что пережил своеобразный «культурный шок», оказавшись участником факультатива по основам христианской этики, но через некоторое время сумел преодолеть его с положительным результатом, оценив значимость этих знаний, а то и православной культуры в целом для себя; 3) подобных второй группе лицеистов, но не увидевших ценности христианской культуры для себя, однако не переставших посещать занятия и во второй год деятельности факультатива; 4) наконец те, кто после первого года деятельности факультатива перестал его посещать.

Сразу ответим на возможный недоуменный вопрос: как могли быть среди учащихся факультатива такие, которые не ждали знаний о православной культуре, когда речь идет о факультативе по выбору, участниками которого становятся на добровольной основе? Причиной «шока» является чрезвычайно слабое представление о том, что есть религия вообще и православная в частности, так что в добровольном выборе присутствует незнание того, что человек выбирает, к тому же зачастую выбирает не столько ученик, сколько его родители, которые, сделав выбор в пользу факультатива, обязаны писать соответствующее заявление. Многие из подростков не сделали бы утвердительного выбора и именно из-за незнания предмета и не понимания того, зачем он им нужен. Если бы светская (государственная именно) система образования была бы более гибкой, более приспособленной к индивидуальным запросам учащихся и их семей, то здесь можно было бы поступить так, как рекомендовал это делать московский педагог В.О. Зверев: в начале учебного года, в сентябре, провести несколько занятий для полного состава класса, а потом уже предоставить учащимся возможность выбирать, предложив им посоветоваться предварительно с родителями. Не лишней была бы и встреча преподавателя предмета духовно-нравственной направленности с родителями на собрании в начале учебного года, на котором бы последний представил программу и план того или иного курса. Такой подход действительно гарантировал бы следование гуманистическим принципам в педагогике.

Итак, приведем некоторые из отзывов учащихся первой группы, то есть тех, кто был готов к восприятию знаний о православной культуре и даже ожидал их (здесь и далее сохраняем все стилистические и грамматические особенности текстов):

«Так как я верю в Бога, этот предмет для меня был достаточно важен. Много интересных историй, поучительных притч, даже просто разговоров о жизни, о ее смысле было на уроках христианской этики. Этот предмет помогает мне в некоторых решениях, на многое я открыла глаза. Поменялись некоторые ценности, интересы (хотя интересы у меня всегда были определенные, но сейчас просто еще более усилились). Хочу поблагодарить учителя за терпение и понимание некоторых личностей, за уважение к выбору учеников. У учителя очень мудрые мысли. Он действительно может научить детей. Даже не научить, а показать добро и настоящие человеческие ценности» (Анастасия З.);

«Последние два года в нашей группе проводились уроки христианской этики. Так как я верующий человек, то многое знала о Боге, об Иисусе, о православной вере. Но на этих уроках я узнала намного больше, мой духовный мир стал шире. Сейчас многие дети неверующие, так как их так воспитали, поэтому я считаю, что такие уроки нужны. За них не надо ставить оценки, а просто донести до детей, что такое христианская этика» (Валентина О.);

«В 10-ом классе, на втором курсе МГЛ нам ввели новый для нас предмет . Каждый реагировал по-своему. Кто-то отчужденно и настороженно, кто-то с интересом и уважением. Я воспитывалась в семье неверующей. Мои родители никогда не утверждали, что Бога нет, просто это не обсуждалось. В 12 лет мне дали возможность выбирать, и я решила, что хочу быть крещеной. Я не могу сказать, что я истинная христианка, так как не часто навещаю церковь и еще реже молюсь, обращаюсь к Богу, но я верю, что сила очищения присуща церкви, святой воде, тому, что проповедуют такие люди, как наш учитель. предмет такой же, как другие. Нельзя относиться к нему предвзято, даже если ты не веришь в высшую силу. Это вопрос интеллигентности, образованности человека. Это как таблица умножения, которая помогает нам каждый день. Даже если ты не веришь, ты должен знать. Какой-то великий человек сказал: «Ты не имеешь право судить то, чего не знаешь». Спасибо Вам за то, что я теперь знаю! (Алина Н.);

«Вера – это то, что помогает жить. Мне жалко смотреть на людей, которые не признают ничего. Они просто бояться признаться сами себе в своей внутренней пустоте… Вопрос: «В кого верить?» — это вопрос совести, и каждый вправе выбирать, что его душе ближе. Мой испокон веков православный, и другой религии для меня, как части народа, нет. Так уж сложилось исторически. Другой вопрос, что “закулисье”  церковной жизни иногда отпугивает тех, кто в советское время стал атеистом. Им не понятен и язык богослужения. Массовая культура тоже не приближает молодежь к вере. Но приближать к вере необходимо. Делать надо это умеренно, постепенно, без форсирования событий, чтобы у людей оставалась возможность выбирать. Благодарю Вас за уроки» (Виталий Б.).

Вторую группу составили те лицеисты, кто перед началом занятий не был готов к восприятию и не ждал знаний о православной культуре, да и не стремился их знать, но через некоторое время сумел преодолеть предубеждение, оценив значимость этих знаний, а то и православной культуры в целом для себя. Учащихся, вошедших во вторую группу, было значительно больше, чем вошедших в первую (см. ниже таблицу), поэтому представим их отзывы в большем числе:

Читайте также:  Византия и Русь: развитие церковных связей в Х – XV веках

«Уважаемый Сергей Анатольевич! Напишу честно, сразу, как у нас начались лекции, мне не нравилось, мне было не понятно, для чего нам это. Я долго привыкала. Через полгода я рассмотрела в Вас очень мудрого человека и не смогла прогуливать Ваши уроки, начала вслушиваться в каждое сказанное Вами слово и заинтересовалась. Теперь уверенно могу сказать, что уроки для меня не прошли даром. Прошу Вас не обижаться на нашу группу за непосещаемость, просто они этого так и не поняли» (Людмила С.);

«Первый год – открытие нового мира. Лично для меня эти первые и следующие впечатления перетекли в своего рода опыт, так как эти уроки закладывали в нас фундамент личности, а фундамент личности – это и есть религиозная основа. Занятия второго года для меня разделились на две части. Первая часть – мое осознание веры. Раньше моя вера подкреплялась лишь выездами в церковь на большие праздники, а теперь я получил содержание, которого раньше не было, как бы внутреннюю подпитку. Словно кувшин наполнился водой. Мои близкие друзья отрицают Бога, и, как я теперь думаю, без уроков по христианской этики, я, скорее всего, склонился бы к их мнению. Общаясь с друзьями, я убедился, что моя вера стойкая… А другая часть занятий этого года связана с постановлением и совершенствованием личности. Так как, чувствуя основу, остается лишь совершенствовать себя. Я получил фундамент для развития, за это я и благодарен урокам христианской этики» (Никита К.);

«Скажу честно, когда у нас был первый урок – я испугалась, так как учитель касался таких тем, как религия, вера, отношение ко всему этому. Но со временем Ваши рассказы и примеры стали поражать меня и повлияли на меня очень хорошо: заставляли многое передумывать, узнавать новое. Думаю, что нужно проводить такие беседы со всеми подростками, да и детьми тоже, чтобы каждый научился видеть главное в жизни» (Кристина К.);

«Те, кто решил не посещать занятия по основам христианской этики после первого года занятий, по-моему, совершили ошибку. Прослушать курс очень даже полезно, так как Сергей Анатольевич рассказывает много интересных и поучительных историй, которые заставляют нас о многом задуматься. Ну лично меня заставляют. Когда урок заканчивается, я еще долго нахожусь под впечатлением от услышанного» (Марина Г.);

«Помню хорошо первый урок: я вошел в 3-ий кабинет и увидел незнакомого человека, который был погружен в себя. Первое мое впечатление абсолютно не соответствовало тому, что я ожидал увидеть и услышать на основах христианской этики – не было религиозной пропаганды. Сергей Анатольевич умело нас заинтересовал с первых минут своей лекции. Мы говорили о развитии народа и о развитии личности. Все это настолько захватывающе, что такие лекции просто нельзя пропускать. К сожалению, не все такого мнения, как я. Для меня первые 45 минут пролетели как 5. Я был в восторге и думал о том, что это только начало и впереди целых два года учебы… Жаль, что для некоторых моих одноклассников важность предмета прямо зависит от оценок – выставляют их или нет…» (Максим К.);

«В общем, если бы не Ваши уроки, Сергей Анатольевич, я бы не часто задумывалась о таких вещах, как религия и жизненная философия. Глубоко я, конечно, все равно не задумываюсь, но Вы дали мне толчки своеобразные. Жаль, что один мой хороший товарищ Ваши уроки перестал посещать – потерял большое количество пищи для размышлений. Я, кстати, в просторах интернета нашла Вашу книгу. Не могу сказать, что многое поняла, но опять же – я хотя бы попытку сделала. А сейчас вот сижу, химию учу и думаю: зря я Вас не слушаю. Спасибо Вам, Вы, пожалуй, не иначе как двигатель нашего духовного прогресса. Всегда с искренним интересом Вас слушала и Ваших уроков мне будет не хватать. Буду с нетерпением ждать выхода Вашего романа, надеюсь почитать, очень уж интересно» (Карина К.);

«Честно говоря, не могу сказать, что я особенно близка к религии, ее истории, церкви. И моей реакцией на то, что у нас будет факультатив, стало: «А зачем мне все это нужно?» И сначала предмет действительно казался ненужным. Однако позже возник интерес… Религию можно преподносить с разных сторон, например, ее можно навязывать. Но на этих уроках она преподносилась совершенно с другой стороны. Известно, что нас привлекает все загадочное, все, что мы не изучили, не можем полностью понять. И вера – одно из таких явлений. Наблюдая на уроках за различными реальными событиями, событиями из жизни (что особенно интересно, так как человек проходил через то, что рассказывает), начинаешь интересоваться тем, что раньше не вызывало интерес… Если быть честной, я не могу сказать, что я максимально приблизилась к религии, но то, что я вынесла некоторые истины для себя, это факт» (Юлия С.);

«Могу сказать точно, что всего сказанного на уроках, я не поняла. Чего-то не приняла, с чем-то не согласна. Ну, я думаю, это еще придет. Было интересно. Очень много общих знаний и интересных фактов из области религии. Наверное, на конкретных примерах лучше понимается, и у учителя было много примеров. Благодаря этому в голове остались кое-какие мысли. Пока я не знаю, зачем и как понадобятся мне эти знания. В любом случае – спасибо» (Анна Д.);

«Хочу сказать Вам огромное спасибо за то, что Вы делаете. Уверена, что в этом есть смысл. Уважаю ваше дело. Это необходимо было нам, хотя мы об этом и не подозревали. Мне очень нравится, что это не обязывает. Может, некоторые из моих товарищей оценят ваши уроки со временем» (Ксения Ц.);

«За все время я не пропустила ни одного занятия, хотя некоторые прогуливали. Мне нравится посещать уроки христианской этики. Много нового. И еще: уроки были для меня как психологическая разгрузка после всего того напряжения, которое я испытываю на других уроках. Тут так спокойно, все сидят тихо, беседуют» (Александра Я.);

Читайте также:  Уроки о Божественной Литургии, проводимые в Свято-Троицком храме. Часть 23

«Я негативно относился к религии, особенно к христианству, но и после первого года — во второй год — продолжал ходить на занятия по христианской этике. В этом заслуга исключительно Сергея Анатольевича, который умеет интересно преподносить такой своеобразный предмет. На уроках этики нам НЕ насаждали (так у ученика. – С.П.) православие, и за это я очень благодарен Сергею Анатольевичу. Я смотрел по телевизору, как уроки христианской этики ведут другие педагоги… Это просто ужасно, особенно кошмарная ситуация с этим в России. Нам очень повезло с учителем, это точно. Могу сказать, что православные священники РПЦ абсолютно не способны создать нормальные условия для популяризации православия. Вместо того, чтобы укрепить нашу веру, они порождают в нас неверие. Вывод: уроки христианской этики нужно вести очень аккуратно, чтобы не настраивать людей против христианской веры. У Сергея Анатольевича это прекрасно получается» (Дмитрий З.);

«На уроках христианской этики очень здорово: можно поучить следующий урок, например, химию или физику! Но это так… На самом деле это важный предмет, из которого мы узнали поразительные факты. Особенно мне полюбилось, когда приближается Пасха, и Вы начинаете рассказывать про последние земные дни Христа, про Его учеников, как они не понимали, что происходит, а потом им открылась истина. Такое чувство, что это все о нас» (Ольга Л.);

«Спасибо Вам не только за то, что рассказали нам много интересного, но и за то, что помогли разобраться в себе!» (Марина С.);

«За эти два года мы узнали много важного и интересного. Самое важное было для меня узнать, чтО Бог значит для человека. И было мне важно встретить человека, такого, как Вы, искренне и глубоко верующего. Вы и как человек, и как учитель очень хороший. Спасибо Вам за Вашу доброту и отзывчивость» (Ирина Ш.);

«Уроки Сергея Анатольевича помогли мне как-то по-новому оценить значение дружбы, любви и – главное – веры. Такие занятия должны быть не реже, чем по английскому языку» (Юлия С.);

«Спасибо Вам за Ваши уроки. Некоторые из них объяснили мне, что на свет можно смотреть и по-другому. Кроме того, я узнала кое-что интересное для меня из религии и традиций. Это был важный опыт. Я думаю, нужны уроки, на которых мы не получаем оценок и можем отвлечься от борьбы за них» (Екатерина Б.);

«Если писать честно, то не все Ваши уроки мне казались интересными. Возможно, я еще слишком молода и не все воспринимаю и понимаю всерьез. Я считаю, что для каждого человека наступает свое время, когда начинаешь задумываться о религии и вере в Бога. Если говорить обо мне, то о Боге я вспоминаю в трудные минуты своей жизни… Что касается ваших уроков, то больше всего мне запомнился урок (интересно проведенные 45 минут), и Вы – как не школьный учитель, а в роли наставника. Вы рассказывали тогда нам о браке, о венчании, о своей семье и о том, как бросали курить. Лично я из ваших слов сделала такой вывод: венчание – это не для красивых кадров в свадебном альбоме, это для себя, для души, это – клятва в верности и большая ответственность перед Богом. И что женщина должна быть образованнее мужчины, ведь мужчина добытчик и защитник, а задача женщины как матери состоит в том, чтобы все силы вложить в воспитание и своих детей. Думаю, то, что мы узнали от Вас в тот день, запомним на всю жизнь. Еще интересно было слушать об удивительных историях, которые приключились с людьми или с Вами. Я уверена, что хотя бы однажды в жизни каждого из нас вспомнятся и пригодятся беседы по христианской этике» (Евгения К.).

Третью группу лицеистов, посещавших, надо признаться, нерегулярно факультатив, и без особого желания, составили те, кто не увидел личной ценности для себя занятий по христианской этике, и все-таки они не отказались от посещения занятий во второй год деятельности факультатива:

«Я не отрицаю Бога, верю в Него, но, честно говоря, я лучше бы позанималась час математикой. Мне кажется, что родители имеют большее влияние на детей, и прежде всего они должны прививать детям любовь к Богу (кто бы спорил… — С.П.)» (без подписи);

«На самом деле я понимаю, как сложно Вам было работать в нашем классе. Вы, к сожалению, выбрали не то время. Сейчас практически невозможно переубедить каждого из нас, по крайней мере меня, что поступление в вуз и тестирование менее важно, чем общечеловеческие ценности. Может, в будущем мы задумаемся над вашими словами» (Сандра Ф.);

«Нам, наверное, надо будет самим дойти до всего того, о чем Вы говорили, чтобы сформировать свое отношение к жизни и религии» (Инна Б.);

«Что мне понравилось, так это то, что уроки христианской этики единственные, на которых можно открыто поговорить с учителем по теме и не по теме. Ты не боишься, что за что-то не то сказанное тебе поставят двойку. Ты открыто с учителем обсуждаешь тему. Это прикольно. Мне очень приятно, что Вы подарили мне такую книгу («Сказание о святителе Игнатии Мариупольском и православных детях. – С.П.). Я обязательно ее прочту в свободное время. Спасибо!» (Анна С.).

Четвертая группа – учащиеся, не возобновившие занятия во второй год деятельности кружка. Мы их тоже попросили оставить свои отзывы, и вот типичные:

«Я считаю, что основы христианской этики не нужны старшеклассникам, у которых уже почти сформировались определенные взгляды, принципы, устои. Например, для меня основы христианской этики – это обычное навязывание религии. Когда мне начинают рассказывать о Боге, меня это просто раздражает. Если вводить основы христианской этики, то тогда, когда человек маленький (лет в 7-8), потому что в это время только начинаются формироваться взгляды» (Никита Б.);

«Я считаю, что проблема выбора религии, сугубо личное дело каждого, и введение курса основ именно христианской этики, это излишество. Было бы разумнее отдать этот час на изучение важных предметов» (Илона Б.);

«Я считаю, что уроки христианской этики не нужны в старших классах, так как у всех детей уже есть свое мнение и свое мировоззрение. Этот предмет не принес нам никакой пользы. Я с удовольствием заменила бы эти уроки химией, так как этот предмет мне придется сдавать на тестировании» (Людмила З.);

Читайте также:  В СИЗО №17 отслужен молебен (Фото)

«Ученики девятых-одиннадцатых классов – люди со сформировавшимся мировоззрением, их взгляд на жизнь уже невозможно изменить. Мы другие. Это бесполезно.

Нет на Земле ни Бога, ни пророка,

И пищи нет пытливому уму.

И гаснем мы до времени, до срока,

Не осветив дорогу никому.

Возможно, мы пожалеем о том, что были слепыми, глухими и не верили» (Таисия Я.).

Учащиеся Мариупольского городского лицея (группы №№ 31, 32, 33) в их отношении к занятиям факультатива «Основы христианской этики»

Цель вызвать симпатию к Православию, если не влюбленность в него, мы определяем как важнейшую для преподавателя дисциплин духовно-нравственного цикла. Мы считаем, что полученные данные позволяют говорить о достижении цели. Разочаровавшихся не было среди тех, кто хотел занятий именно по такому факультативу, зато число симпатиков, как говорят в Украине, выросло более чем в четыре раза. Можно, безусловно, и лучше, и значительно лучше, резервов сколь угодно много, но, согласитесь, первый блин не вышел комом. «Интересно», «важно», «очень здроово», ощущение любви и добра как реально присутствующих, чуть ли не персонифицированных героев уроков, рождение истины в душах учеников – это и другое возникло не само по себе, а в связи именно с христианством, именно с Православием, именно с абсолютными ценностями нашей родной цивилизации, которые в ней продолжают жить родником. И вот мы как бы собрались вокруг этого родника, найдя его неожиданно для себя после некоторого бурелома начальных уроков. Это та встреча, о которой не думали, на которую не рассчитывали, но, как покажет опыт жизни, именно та, которую ждали, не осознавая того, во все предыдущие годы.

Отзывы достаточно ясно определяют трудности, с которыми мы столкнулись на занятиях факультатива по основам христианской этики, мы – и учитель, и ученики. Трудность < трудиться < труд. Ученикам довелось потрудиться (и без необходимости иметь оценку!), чтобы преодолеть некий барьер на пути к христианской культуре, почти совершенно незнаемой для большинства из них. Лучше так сказать: было некое беспутье, а путь надо было обрести. И тут была трудность и труд, но не для всех: одни были готовы или уже стояли на пути, другие отказались трудиться по тем или иным причинам, но большинство все-таки шло, преодолевало трудности, трудилось. А у учителя какая трудность? Во-первых, нести на своих плечах эту трудность учеников, их беспутность, их инфантильность, их строптивость, их гонор, их равнодушие, их донбасскую вне-культурность, их страхи, внушенные кем-то когда-то по отношению к вере в Иисуса Христа. Во-вторых, из последних сил, совершенно небольших, стремиться соответствовать внутренне тому, что открываешь ученикам как свет, как мир истинной культуры, как красоту, добро, правду Божию. Это бесконечно трудно, ибо ты раб неключимый у Господа. И приходишь ты в себя дня через два-три после этих занятий, и слава Богу, что у тебя самого есть церковь, и исповедь, и причастие… Как прав Л.С. Выготский,  утверждавший, что «строго говоря, с научной точки зрения нельзя воспитывать другого», а «можно только воспитываться самому»!

Данный опрос дает представление и о том, с какими подростками в их отношении к религии, в частности, к христианской культуре, приходится иметь дело сегодня в светском учебном заведении. Получается, что, если бы подростки выбирали по уже имеющимся (и не имеющимся) у них представлениям о христианской культуре и симпатии (и антипатии) к ней, то только десятая их часть избрала бы занятия по предметам духовно-нравственного цикла, впрочем, и это, конечно, не факт, что все бы избрали из этой десятой части, не сказав самоуверенно сами в себе: а зачем, ведь я это уже знаю… Много это или мало – десятая часть? Мы думам, что чрезвычайно мало, учитывая то, что таким количеством и качеством духовное воспроизводство православной цивилизации попросту не обеспечить. Вывод однозначен: нужен не факультативный, а обязательный культурологический предмет, со строгим следованием в нем гуманистическим принципам, не позволяющим манипулировать сознанием учеников, но – желательно – с обязательными же формами контроля. (Говорим это не смотря на все «аплодисменты» лицеистов в сторону не оценивания педагогом их труда на занятиях факультатива по основам христианской этики.) Все наше исследование приводит как к неизбежно логическому шагу – созданию такого предмета. Он должен иметь культурологический характер и обращать старшеклассников прямо к православной культуре. Такой предмет, став некогда обязательным, может быть поддержан целым рядом внеурочных (внеклассных) форм, то есть должна быть и в данной области человеческих знаний и жизнедеятельности общества создана в системе образования нормальная учебно-воспитательная модель.

По каким причинам четверть лицеистов, принимавших участие в деятельности факультатива в первый его год, не стала посещать занятия факультатива во второй год? Типичные ответы были приведены выше: взгляды, мол, уже сформированы. Любопытно, что эти лицеисты распространяют свое мнение на всех старшеклассников, даже не подозревая, насколько сильно они ошибаются. Другое их ложное представление: им представляется, что им навязывают, они не поняли (или не захотели понять) изначальный культурологический посыл, приданный всему факультативу: знать то, что составляет ядро нашей культуры и нашей цивилизации и что по-настоящему образованный человек нашего общества не может не знать. Выработка мировоззрения, которое якобы уже сформировано, подменяется жестким эгоистичным прагматизмом – не иметь никаких взглядов, которые потребовали бы ответственности перед Богом и людьми. Это удивительное требование свободы выбора, которое на самом деле необходимо «требователям» для того, чтобы ничего не выбирать.

Главный результат 2-годичного факультативного курса: более 50% учащихся утвердились в симпатии или смогли проникнуться симпатией к христианской культуре. Выбор остается за ними (теперь, пожалуй, они это даже лучше осознают), но теперь им понятнее, что именно они выбирают, и, думается, положительные эмоции и воспоминания им будут помогать. Как, надеемся, будут помогать и тем, кто не признал для себя особенной ценности христианской культуры, но все-таки и занятия не оставил.

Сергей Плотников, кандидат педагогических наук, доцент МГУ

Похожие статьи:

Рекомендованная статья

К 1 сентября: церковные писатели об образовании и воспитании

К 1 сентября: церковные писатели об образовании и воспитании

1 сентября – начало учебного года. Как приучить ребенка учиться? Что делать, если твой воспитанник недостаточно усерден? Ради чего учиться? Как преодолеть конфликты между детьми и родителями? Об этом – наша подборка цитат из творений церковных писателей.